Официальный сайт газеты "Костромские ведомости"
Расскажите о нас:
ГлавнаяЛюдиГригорий Чекмарев: Я счастливый человек

Григорий Чекмарев: Я счастливый человек

Костромич Григорий Чекмарев – солист прославленного оркестра неординарного дирижера и музыканта Теодора Курентзиса. Со своим коллективом он много гастролирует по стране и за ее пределами, но при первой же возможности с большой радостью возвращается в Кострому, на малую родину. Здесь он проводит время с близкими людьми, а бывает, выступает на одной сцене с костромскими музыкальными коллективами. В новогодние каникулы мы встретились и побеседовали с талантливым музыкантом.

 

Высшее воспитание

 — Григорий, у многих людей с детством связаны самые теплые и трепетные воспоминания. В какой атмосфере прошло ваше детство?

 — Я благодарен своим родителям за яркое, активное, насыщенное самыми интересными событиями детство. Вырос я в чудесной семье, где мы, дети, были окружены заботой и любовью. Старший брат всегда был для меня примером, надежной защитой и опорой в любых ситуациях. Вместе мы оберегали нашу младшую сестренку – она выросла талантливым и творческим человеком. Папа профессор, доктор экономических наук, член-корреспондент Российской академии образования, всю свою трудовую жизнь посвятил работе в Костромском государственном университете. У него я перенял множество необходимых человеку навыков и жизненных правил. Мама, освоившая несколько профессий, вдохновляла нас своей многогранностью. Родители вели активную жизнь, ходили в походы, в театр, на концерты. И мы были к этому причастны. С юных лет я занимался спортом, посещал всевозможные кружки и секции.

— Какими были ваши первые шаги в мир музыки?

 — В доме нашем всегда звучала хорошая музыка. Первого в музыкальную школу записали брата, он осваивал баян и пел в хоре мальчиков. Однажды, когда мне было лет пять, я решил сходить с ним за компанию на занятие. Меня сразу взяли в оборот, как говорится. Спросили, на чем я хочу играть. Уверенно ответил: на скрипке. И тут же меня привели к Ирине Геннадьевне Бересневой, которая в мире музыки стала моей путеводной звездой.

 — В какой момент вы поняли, что любовь к скрипке – это всерьез и надолго?

 — Музыкой я занимался с удовольствием, но без фанатизма. Если бы мне в середине пути моего обучения в музыкальной школе сказали, что я стану профессиональным музыкантом, я, возможно, не поверил бы. Кропотливыми занятиями в то время я себя не изводил, всегда находил время погонять мяч во дворе с мальчишками. Выдающимися способностями тоже не отличался. Однако, когда мне минуло четырнадцать лет, и в руках был документ об окончании музыкальной школы, я принял решение еще год походить к Ирине Геннадьевне. Играл на скрипке в рамках факультативных занятий.

 — Когда же пришло осознание, что ваша профессиональная карьера будет связана с музыкой?

 — В тот момент, наверное, когда я сделал уверенный выбор в пользу обучения в Тверском музыкальном колледже. Сделать это было непросто, поскольку помимо музыки я был нацелен заниматься юриспруденцией. Судьбоносным стало знакомство с педагогом Степаном Ованесовичем Мильтоняном, который приезжал в Кострому с семинарами и рассказывал о своей уникальной методике преподавания. Он привозил своих учеников, которые вдохновенно рассказывали, что значит для них музыка, и я понял, что мне хочется с этими людьми продолжить общаться. В пятнадцать лет я приехал в Тверь к Степану Ованесовичу, и заявил ему, что, если не попаду в его класс, не буду учиться музыке в принципе. Настолько значима для меня была его личность и его школа. И он меня взял, став для меня впоследствии наставником и авторитетом. Это поистине великий педагог и человек!

Золотые годы

 — Чем были наполнены годы обучения в Твери?

 — Первое, что меня поразило, уровень игры моих сверстников. У меня появилась планка, и это мотивировало на грандиозную работу над собой. Я с энтузиазмом перенимал опыт у педагогов, много занимался, ставил перед собой конкретные задачи и достигал их. При этом активно участвовал в студенческой жизни, занимался спортом. Благодаря усердию, к окончанию музыкального училища был в числе лучших студентов.

 — Из беседы я поняла, что играть вы начинали на скрипке, а сейчас известны, как профессиональный альтист. Что побудило перейти на альт?

 —  Со скрипки на альт я перешел на четвертом курсе обучения в колледже. Меня вдохновили уникальные возможности этого инструмента, его удивительная звуковая палитра. Если скрипачи, скажем, составляют плоть оркестрового звучания, красоту и звучность мелодической линии, то альтисты – это кровь оркестра. Ее не видно и не слышно, но она есть, без нее нет жизни и биения музыки.

 — Вы – выпускник Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского – престижного учебного учреждения с богатой историей, добрыми традициями и совершенно удивительной атмосферой. Поделитесь воспоминаниями об этом этапе жизни.

 —  Поступлению в консерваторию предшествовала целенаправленная подготовка. Я понимал, какой это уровень, и что достичь его будет непросто. Год ездил на консультации, каждый раз привозил оттуда новые сложные программы, планомерно обыгрывал их, шлифовал, чтобы вернуться в Москву с видимым результатом, показать педагогам динамику развития. В итоге на вступительных экзаменах получил высший балл.

Годы обучения в консерватории без сомнения можно назвать золотыми. Это время знакомства и сотворчества с великолепными музыкантами, глубокого познания музыкальной науки, ярких концертов и усердных занятий. Я искренне счастлив, что это чудо было в моей жизни, и благодарен своим наставникам – мастодонтам советской музыкальной культуры.

— Перед успешными музыкантами-выпускниками открываются большие возможности. Одни становятся частью известных оркестровых коллективов, другие уезжают работать за границу, третьи отправляются в свободное плавание. Расскажите о своем карьерном пути.

 — Безусловно, директора и менеджеры оркестров ведут охоту, в самом хорошем смысле этого слова, на талантливых студентов старших курсов. Лучшие кадры всегда востребованы. Уже на четвертом курсе нам с товарищем Федей Белугиным было предложено без конкурса прийти в Российский национальный оркестр, руководил которым Михаил Васильевич Плетнев. Я отказался, поскольку на тот момент было много проектов и планов, которые нельзя было оставить. Спустя год созрел, и успешно пройдя конкурс, приступил к работе в данном коллективе, который в то время был одним из лучших, динамично развивающихся оркестров в России.

 — Много гастролировали?

 — Без сомнения могу сказать, что в течение года не меньше шести месяцев мы проводили на гастролях за границей. С оркестром объездили множество стран, выступали в прекрасных залах с потрясающей акустикой и благодарной публикой. За шесть лет работы в РНО прошел шикарную профессиональную школу оркестровой игры.

 

«Здесь мой дом»

 — Что вас побудило к переменам в жизни?

 — Нацеленность на рост и развитие. В 2011 году я узнал, что оркестр амбициозного дирижера Теодора Курентзиса набирает музыкантов в Перми и начинает новую веху своего развития. Понял, что мне близка их философия, и что я хочу работать в этом коллективе. С тех пор прошло почти тринадцать лет, и я счастлив, что в то время принял правильное решение.

 — Слышала, что билеты на концерты вашего оркестра раскупаются мгновенно, буквально в течение часа после того, как они появляются на сайте. В чем секрет такой преданной любви и признания публики?

 — Теодор Курентзис – человек, который увлекает за собой и музыкантов, и слушателей. Он искусно, можно даже сказать ювелирно, раскрывает партитуру, наполняет ее удивительными красками и энергией, которая проникает в сердца и заряжает всех без исключения, кто в данный момент находится в концертном зале. Это уникальный дар. После каждого концерта мы получаем множество восхищенных отзывов. У оркестра много добрых друзей, которые нас поддерживают.

— Оркестр Теодора Курентзиса много гастролирует по стране и за ее пределами. Не теряется ли у вас при этом ощущение дома?

Это уже привычная и неотъемлемая часть моей жизни. Но как только у меня случается «окно», хотя бы в пять свободных дней, я стараюсь приезжать домой, в родную Кострому, чтобы обнять своих близких, дорогих сердцу людей. В Санкт-Петербурге у меня некий перевалочный пункт, берлога, где я могу выспаться, прийти в себя, привести в порядок гардероб и снова собрать чемодан в дорогу.

 — Звучит ли ваш альт вне концертных залов?

 — Приезжая в Кострому в своем уютном домике люблю поиграть для мамы. Она смотрит в окно и слушает. И это очень трогательные и теплые моменты.

 — Какова география ваших ближайших концертов?

 —  Позавчера вернулся из Екатеринбурга, и уже через два дня лететь в Минск. До этого был проект, в рамках которого с концертами мы проехались по Кавказу. В скором времени отправимся в ежегодный большой тур, который организует компания Газпром. Посетим Ставрополь, Краснодар, Сочи, Оренбург, Красноярск, Норильск и другие города. Потом, после концерта в Москве, летим Испанию и Италию, затем – ОАЭ, Узбекистан… И все это в течение ближайших двух месяцев.

 — Была ли у вас в жизни перспектива остаться работать за границей?

 — Были и перспективы, и реальные заманчивые предложения. Но я сразу для себя решил, что жить и работать буду в любимой стране, какие бы сложные испытания не выпадали на ее долю. Здесь мой дом, и я в нем счастлив.

Ольга ТАТАРИНОВА

   

 

 

 

Костромич Григорий Чекмарев – солист прославленного оркестра неординарного дирижера и музыканта Теодора Курентзиса. Со своим коллективом он много гастролирует по стране и за ее пределами, но при первой же возможности с большой радостью возвращается в Кострому, на малую родину. Здесь он проводит время с близкими людьми, а бывает, выступает на одной сцене с костромскими музыкальными коллективами. В новогодние каникулы мы встретились и побеседовали с талантливым музыкантом.

 

Высшее воспитание

 — Григорий, у многих людей с детством связаны самые теплые и трепетные воспоминания. В какой атмосфере прошло ваше детство?

 — Я благодарен своим родителям за яркое, активное, насыщенное самыми интересными событиями детство. Вырос я в чудесной семье, где мы, дети, были окружены заботой и любовью. Старший брат всегда был для меня примером, надежной защитой и опорой в любых ситуациях. Вместе мы оберегали нашу младшую сестренку – она выросла талантливым и творческим человеком. Папа профессор, доктор экономических наук, член-корреспондент Российской академии образования, всю свою трудовую жизнь посвятил работе в Костромском государственном университете. У него я перенял множество необходимых человеку навыков и жизненных правил. Мама, освоившая несколько профессий, вдохновляла нас своей многогранностью. Родители вели активную жизнь, ходили в походы, в театр, на концерты. И мы были к этому причастны. С юных лет я занимался спортом, посещал всевозможные кружки и секции.

— Какими были ваши первые шаги в мир музыки?

 — В доме нашем всегда звучала хорошая музыка. Первого в музыкальную школу записали брата, он осваивал баян и пел в хоре мальчиков. Однажды, когда мне было лет пять, я решил сходить с ним за компанию на занятие. Меня сразу взяли в оборот, как говорится. Спросили, на чем я хочу играть. Уверенно ответил: на скрипке. И тут же меня привели к Ирине Геннадьевне Бересневой, которая в мире музыки стала моей путеводной звездой.

 — В какой момент вы поняли, что любовь к скрипке – это всерьез и надолго?

 — Музыкой я занимался с удовольствием, но без фанатизма. Если бы мне в середине пути моего обучения в музыкальной школе сказали, что я стану профессиональным музыкантом, я, возможно, не поверил бы. Кропотливыми занятиями в то время я себя не изводил, всегда находил время погонять мяч во дворе с мальчишками. Выдающимися способностями тоже не отличался. Однако, когда мне минуло четырнадцать лет, и в руках был документ об окончании музыкальной школы, я принял решение еще год походить к Ирине Геннадьевне. Играл на скрипке в рамках факультативных занятий.

 — Когда же пришло осознание, что ваша профессиональная карьера будет связана с музыкой?

 — В тот момент, наверное, когда я сделал уверенный выбор в пользу обучения в Тверском музыкальном колледже. Сделать это было непросто, поскольку помимо музыки я был нацелен заниматься юриспруденцией. Судьбоносным стало знакомство с педагогом Степаном Ованесовичем Мильтоняном, который приезжал в Кострому с семинарами и рассказывал о своей уникальной методике преподавания. Он привозил своих учеников, которые вдохновенно рассказывали, что значит для них музыка, и я понял, что мне хочется с этими людьми продолжить общаться. В пятнадцать лет я приехал в Тверь к Степану Ованесовичу, и заявил ему, что, если не попаду в его класс, не буду учиться музыке в принципе. Настолько значима для меня была его личность и его школа. И он меня взял, став для меня впоследствии наставником и авторитетом. Это поистине великий педагог и человек!

Золотые годы

 — Чем были наполнены годы обучения в Твери?

 — Первое, что меня поразило, уровень игры моих сверстников. У меня появилась планка, и это мотивировало на грандиозную работу над собой. Я с энтузиазмом перенимал опыт у педагогов, много занимался, ставил перед собой конкретные задачи и достигал их. При этом активно участвовал в студенческой жизни, занимался спортом. Благодаря усердию, к окончанию музыкального училища был в числе лучших студентов.

 — Из беседы я поняла, что играть вы начинали на скрипке, а сейчас известны, как профессиональный альтист. Что побудило перейти на альт?

 —  Со скрипки на альт я перешел на четвертом курсе обучения в колледже. Меня вдохновили уникальные возможности этого инструмента, его удивительная звуковая палитра. Если скрипачи, скажем, составляют плоть оркестрового звучания, красоту и звучность мелодической линии, то альтисты – это кровь оркестра. Ее не видно и не слышно, но она есть, без нее нет жизни и биения музыки.

 — Вы – выпускник Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского – престижного учебного учреждения с богатой историей, добрыми традициями и совершенно удивительной атмосферой. Поделитесь воспоминаниями об этом этапе жизни.

 —  Поступлению в консерваторию предшествовала целенаправленная подготовка. Я понимал, какой это уровень, и что достичь его будет непросто. Год ездил на консультации, каждый раз привозил оттуда новые сложные программы, планомерно обыгрывал их, шлифовал, чтобы вернуться в Москву с видимым результатом, показать педагогам динамику развития. В итоге на вступительных экзаменах получил высший балл.

Годы обучения в консерватории без сомнения можно назвать золотыми. Это время знакомства и сотворчества с великолепными музыкантами, глубокого познания музыкальной науки, ярких концертов и усердных занятий. Я искренне счастлив, что это чудо было в моей жизни, и благодарен своим наставникам – мастодонтам советской музыкальной культуры.

— Перед успешными музыкантами-выпускниками открываются большие возможности. Одни становятся частью известных оркестровых коллективов, другие уезжают работать за границу, третьи отправляются в свободное плавание. Расскажите о своем карьерном пути.

 — Безусловно, директора и менеджеры оркестров ведут охоту, в самом хорошем смысле этого слова, на талантливых студентов старших курсов. Лучшие кадры всегда востребованы. Уже на четвертом курсе нам с товарищем Федей Белугиным было предложено без конкурса прийти в Российский национальный оркестр, руководил которым Михаил Васильевич Плетнев. Я отказался, поскольку на тот момент было много проектов и планов, которые нельзя было оставить. Спустя год созрел, и успешно пройдя конкурс, приступил к работе в данном коллективе, который в то время был одним из лучших, динамично развивающихся оркестров в России.

 — Много гастролировали?

 — Без сомнения могу сказать, что в течение года не меньше шести месяцев мы проводили на гастролях за границей. С оркестром объездили множество стран, выступали в прекрасных залах с потрясающей акустикой и благодарной публикой. За шесть лет работы в РНО прошел шикарную профессиональную школу оркестровой игры.

 

«Здесь мой дом»

 — Что вас побудило к переменам в жизни?

 — Нацеленность на рост и развитие. В 2011 году я узнал, что оркестр амбициозного дирижера Теодора Курентзиса набирает музыкантов в Перми и начинает новую веху своего развития. Понял, что мне близка их философия, и что я хочу работать в этом коллективе. С тех пор прошло почти тринадцать лет, и я счастлив, что в то время принял правильное решение.

 — Слышала, что билеты на концерты вашего оркестра раскупаются мгновенно, буквально в течение часа после того, как они появляются на сайте. В чем секрет такой преданной любви и признания публики?

 — Теодор Курентзис – человек, который увлекает за собой и музыкантов, и слушателей. Он искусно, можно даже сказать ювелирно, раскрывает партитуру, наполняет ее удивительными красками и энергией, которая проникает в сердца и заряжает всех без исключения, кто в данный момент находится в концертном зале. Это уникальный дар. После каждого концерта мы получаем множество восхищенных отзывов. У оркестра много добрых друзей, которые нас поддерживают.

— Оркестр Теодора Курентзиса много гастролирует по стране и за ее пределами. Не теряется ли у вас при этом ощущение дома?

Это уже привычная и неотъемлемая часть моей жизни. Но как только у меня случается «окно», хотя бы в пять свободных дней, я стараюсь приезжать домой, в родную Кострому, чтобы обнять своих близких, дорогих сердцу людей. В Санкт-Петербурге у меня некий перевалочный пункт, берлога, где я могу выспаться, прийти в себя, привести в порядок гардероб и снова собрать чемодан в дорогу.

 — Звучит ли ваш альт вне концертных залов?

 — Приезжая в Кострому в своем уютном домике люблю поиграть для мамы. Она смотрит в окно и слушает. И это очень трогательные и теплые моменты.

 — Какова география ваших ближайших концертов?

 —  Позавчера вернулся из Екатеринбурга, и уже через два дня лететь в Минск. До этого был проект, в рамках которого с концертами мы проехались по Кавказу. В скором времени отправимся в ежегодный большой тур, который организует компания Газпром. Посетим Ставрополь, Краснодар, Сочи, Оренбург, Красноярск, Норильск и другие города. Потом, после концерта в Москве, летим Испанию и Италию, затем – ОАЭ, Узбекистан… И все это в течение ближайших двух месяцев.

 — Была ли у вас в жизни перспектива остаться работать за границей?

 — Были и перспективы, и реальные заманчивые предложения. Но я сразу для себя решил, что жить и работать буду в любимой стране, какие бы сложные испытания не выпадали на ее долю. Здесь мой дом, и я в нем счастлив.

Ольга ТАТАРИНОВА