Мнения

катерина МАЙ: «Взрывной» вопрос

Печать

4 декабря 2018 года

 

О приближении главного зимнего праздника я узнаю обычно не по праздничной мишуре, которая заполонила уже все магазины, и даже не по известным хитам вроде «Новый год к нам мчится...», звучащим на радиостанциях, какую ни включи. О том, что до новогодних праздников осталось чуть меньше месяца я понимаю по взрывам петард, массовые продажи которых стартуют в ноябре. Что они уже начались, я узнала буквально на днях, когда какой-то неизвестный мне гражданин скинул горящую петарду с балкона, в нескольких метрах от меня. Она, конечно, оглушительно разорвалась. Двор вздрогнул. И хорошо, что петарда эта не упала на прохожего или на едущую машину, последствия могли быть серьезными. Правда, мне кажется, что тот, кто это сделал, о последствиях не думал. Ему просто нечем, мозгов явно нет.

Вообще, этих доморощенных пироманов я недолюбливаю, мягко говоря. Одним из самых жутких дней уходящего года для меня стало первое января. На улицу выйти было невозможно, петарды рвались буквально под ногами. Помню, больше всего меня поразили мужчина с маленьким сыном, с радостным гыканьем взорвавшие петарду на территории школы, недалеко от дороги, по которой шли люди. Использовать пиротехнические изделия там запрещено. Но кого это волнует? Во дворах тоже нельзя петарды взрывать, однако это мало кого останавливает.

И если бы последствиями взрыва пиротехники был только оглушительный шум! В первый день года в Южно-Сахалинске сгорела главная новогодняя елка. По одной из основных версий возгорание произошло из-за попадания петарды. Ель простояла около двух недель и полностью сгорела на глазах собравшихся горожан за несколько минут примерно через час после наступления Нового года. Во Владивостоке в новогоднюю ночь, из-за попадания хлопушки в линию электропередачи, без света остался крупный микрорайон. По свидетельству очевидцев, группа молодых людей запускала гигантские хлопушки прямо под ЛЭП, в результате произошло короткое замыкание. Световую вспышку запечатлели на видео жители города. Аварийная служба восстановила электроснабжение спустя четыре часа.

Но это все цветочки. Нередко от взрыва петард страдают люди. И ладно, если бы только сами «горе-пироманы». Это, как говорится, их проблемы (хотя там все страшно: и ожоги, и слепота, и оторванные пальцы). Но травмы получают и случайные прохожие. Например, в Чебоксарах в новогоднюю ночь наступающего тогда еще 2018-го года пострадали мужчина и его 8-летняя дочь. В них попал фейерверк, запущенный неосторожным подростком прямо во дворе. А житель Санкт-Петербурга едва не остался без автомобиля. В результате взрыва петарды было пробито лобовое стекло, для тушения возгорания пришлось вызвать спасателей.

Как известно, в каждом населенном пункте определены официально разрешенные места для запуска петард в Новый год. А за взрывы пиротехники в неположенном месте предполагаются штрафы. Но ведь к каждому нарушителю по полицейскому не приставишь. «Пироманы» это понимают, и отрываются, как могут. Ежегодные внушения надзорных органов о правилах безопасности на них не действуют. И, каждый раз, слыша канонаду взрывов прямо под окнами, я понимаю, что бороться с этим можно только кардинально — запретить продажу пиротехники, прикрыть лавочки по их продаже, которые в последний месяц года растут как грибы. Просто потому, что это слишком опасное развлечение и прямая угроза здоровью и жизни людей.

Пиротехника хороша и красива только в руках профессионалов, запущенная по всем правилам, а не прикопанная в снег во дворе под елкой нетрезвой компанией граждан, жаждущих хлеба и зрелищ. Хочется в Новый год отдыхать и веселиться, а не вздрагивать от разрывающихся петард, гадая, не прилетит ли очередная такая «бомбочка», запущенная рукой местного хулиганья, в окно. Но, увы, так и будет, пока этот «взрывной» вопрос не решат раз и навсегда.