Мнения

Екатерина МАЙ: Будем людьми

Печать

25 сентября 2018 года

 

Недавно прочитала грустную историю о том, как инвалид-афганец из поселка Новый в Костроме уже несколько лет пытается добиться установки пандуса в подъезде своего дома. И вот когда он, наконец, по суду отстоял свое законное право на это, восстали его соседи. Им пандус не нужен. Потом что им неудобно. Говорят, дети будут бегать по пандусу, шуметь, нарушать покой спящих жителей. Читала я это, и мне было невыносимо стыдно за поведение взрослых, казалось бы, людей. Им плевать на то, что для соседа-инвалида пандус — это возможность выходить из дома на улицу, а не сидеть всю жизнь заточенным в четырех стенах. Главное, это шум, который помешает жителям дома спать, причем, днем. Потому что ночью даже самые невоспитанные дети находятся в своих квартирах, а не скачут по пандусам в чужих подъездах. Такая вот грустная история.

Вторая история потрясла меня еще больше. И тоже, увы, неприятно. Правда, связана она не с Костромой, а с Москвой. Там две благотворительные организации собираются открыть бесплатную прачечную для бездомных людей. Благое дело — помочь тем, кто попал в сложную жизненную ситуацию, но не хочет опускаться на самое дно. Однако жители микрорайона, где должна открыться прачечная, идею приняли в штыки. Я смотрела видео со встречи представителей благотворительных организаций с москвичами, и мне казалось, что разъяренная толпа сейчас их просто разорвет. Некоторые особо агрессивные граждане даже угрожали сжечь прачечную для «бомжар», если ее откроют. «Мои дети подхватят от них педикулез и туберкулез! Я буду жаловаться!», — вопила одна гражданка с выпученными глазами, напрочь отказываясь слушать доводы благотворителей. В ее голове прочно засел стереотип: бомж — это что-то ужасное, грязное, рассеивающее вокруг заразу. Но на самом деле, бомж — это просто человек без определенного места жительства. А потерять жилье он мог в силу самых разных обстоятельств. Он все еще хочет остаться человеком. Толпа же готова закидать его камнями.

В современном обществе сложно быть не таким, как все и чем-то отличаться от большинства. Хорошо, что есть благотворительные фонды, помогающие людям вернуться в социум, есть госпрограмма «Доступная среда», которая призвана сделать комфортной жизнь инвалидов. Правда, пока не произойдет что-то в головах самих людей, пока они не перестанут воспринимать инвалидов, бездомных и представителей других незащищенных категорий как обитателей какого-то другого мира, фондам будет очень сложно делать свои добрые дела, а госпрограмма «Доступная среда» не выйдет на стопроцентную эффективность.

Граждане, думающие только о собственной зоне комфорта, агрессивно отрицающие все, что им не нравится или мешает, лично для меня недалеко ушли от средневековья. И никакие современные продвинутые гаджеты не сделают «душу большой, а сердце справедливым». Конечно, не все такие. Есть люди, которые все понимают, и по возможности стараются помогать тем, кому это необходимо. Или хотя бы просто не мешают делать добрые дела другим. Но они чаще всего совершают свои поступки тихо, не устраивая скандалов, факельных шествий, пикетов и «охоты на ведьм».

Рядом с моим домом установлен большой баннер в поддержку семей, имеющих детей с аутизмом. На нем крупно написано: «Будем людьми». Я вижу его каждый раз, когда стою на автобусной остановке. И, глядя на него, вспоминаю все эти грустные и очень некрасивые истории непонимания, агрессии и эгоизма по отношению к тем, кто слабее нас, или волею судьбы оказался за бортом жизни. Будем людьми. Именно это, оказывается, сложнее всего.