Мнения

Екатерина МАЙ: «Электронный наркотик»

Печать

28 августа 2018 года

 

Недавно гуляла вечером с собакой, по другой стороне улицы проходила семья. Девочка лет двенадцати-тринадцати вдруг капризно завопила на всю улицу: «Мама, мне нужен Айфон седьмой. Он стоит всего тридцать тысяч. Все покупают, почему мне нельзя?». Семья уже ушла, а я мысленно переваривала это заявление подростка и не знала, чему больше удивляться: тому, что, оказывается, «все покупают айфоны», или, что они стоят «всего тридцать тысяч». Зачем вообще школьнику такой дорогой и статусный гаджет?

Мое детство пришлось на начало непростых 90-х годов, но я считаю, что оно было счастливым и беззаботным. Главным образом потому, что у меня не было мобильного телефона, планшета и прочих продвинутых гаджетов. А теперь оглянешься вокруг — на улице, в транспорте, в кафе или магазине — все от мала до велика уставились в свои телефоны, смартфоны, айфоны. Люди просто не выпускают их из рук. Да я и по себе знаю, что без телефона, который, давно стал не только средством связи, но и мини-офисом, позволяющим дистанционно решать многие вопросы, уже как-то не по себе.

Хорошо, когда личность владельца гаджета уже сформировалась и психика окрепла. Взрослому проще не стать зависимым от искусственного интеллекта. А со школьниками — проблема. Они уже в младших классах тайком от учителя сидят в «чатах» на уроках, а на переменах вместо того, чтобы отдыхать, тоже утыкаются в телефон. В прошлом году в Карелии на нерегулируемом переходе автомобиль сбил ребенка, когда он переходил дорогу. Известно, что мальчик шел, уткнувшись в телефон, и даже не посмотрел по сторонам при выходе на проезжую часть, а водитель не затормозил перед «зеброй». Итог — ДТП, которое только чудом обошлось без серьезных последствий, мальчик остался жив.

Одними из первых проблему интернет- и смартфонзависимости детей и подростков признали серьезной угрозой здоровью нации во Франции. Среди пунктов предвыборной программы президента Макрона был запрет использования мобильников в школах. С сентября 2017 года в стране действует запрет на использование телефонов во всех классах на уроках. С сентября этого года должен вступить в силу полный запрет на пользование телефонами в школах, в том числе, на переменах, во время завтраков и обедов. По мнению французов, телефоны мешают ученикам сосредоточиться на учебном процессе и отвлекают их внимание на развлечения.

У нас — та же беда. Причем беда в том, что в России это массово не осознано и широко не обсуждается. А, между тем, ученые бьют тревогу. От пользования смартфонами у детей растет рассеянность, снижается сосредоточенность и способность понимать и выполнять сложные задачи. Молодые люди меньше способны учиться, овладевать знаниями. Подростки, увлекающиеся гаджетами, хуже спят, склонны к депрессии и одиночеству. Соцсети и медиа для них становятся настоящим «электронным наркотиком».

Члены британской королевской семьи — принц Уильям и его супруга Кейт — сознательно не приучают своих старших детей к электронным устройствам, «чтобы у них было неиспорченное детство». Это не просто слова. Согласно статистике, половина младших школьников королевства Великобретании ни разу в жизни не залезали на дерево, не плели венки из полевых цветов, не ловили кузнечиков, почти две трети не строили шалаши, более трети не умеют кататься на велосипеде. Их детство «съели» смартфоны и прочие умные гаджеты. Думаю, что в России картина с «электронным наркотиком» примерно та же.