Мнения

Сергей ЛАВРЕНТЬЕВ: Усатый, полосатый

Печать

10 июля 2018 года

 

Хорошо с семьей на даче в выходные отдыхать, но внезапно диарея может планам помешать. Обычно когда по телевизору начинают крутить рекламу, я переключаю канал. Но иногда замешкаешься, и какая-то дрянь все равно застрянет в голове. Так и с этим рекламным слоганом, вот только название пилюль, рекомендуемых при расстройстве желудка, память не удержала.

А если серьезно, то на даче сейчас действительно хорошо. Кипрей зацвел, малина поспевает, лягушки скачут, птицы заливаются. И – главная сенсация дачного сезона – исчез колорадский жук!

Пропал, испарился вездесущий полосатый гад, который появлялся на картошке вместе с ростками. Его нельзя было выжить никак, ничем и ни за что. И вот он ушел из наших картофельных делянок. Странно, если не сказать больше.

В мае, когда вылезают из земли первые нежные побеги картофеля, я обычно прохожу по рядкам, заглядываю под каждый юный кустик. В руках у меня банка, и к концу обхода она наполняется. Жуки сидят под листьями, где один, там поблизости и второй. «Пятьдесят первый, восемьдесят третий, сто шестой», - как какой-нибудь снайпер-ас веду я счет оккупантам. Их происхождение мне известно – американский штат Колорадо.

Всех вредителей собрать не удастся, и вскоре по кустам поползут оранжевые личинки. Потом их вновь сменят взрослые особи. Жизненные циклы чередуются, и мне с моей банкой за этим круговоротом не угнаться. Тем более, что борьба неравная. Я могу сражаться с прожорливой напастью только в выходные дни, за неделю личинки успевают объесть листья, так что мне остается только сокрушаться, видя, как сильное растение превратилось в обглоданный стебелек.

Когда все это началось? Знающие люди утверждают, что после жаркого лета 1972 года. Посевы сгорели, картошка не выросла, и мы (не «мы», конечно, а кто-то в минторге СССР) закупили картошку в Польше. Так жук проник на российские поля. В наших условиях естественных врагов у него не оказалось, и он заполонил колхозные земли и дачные сотки горожан.

Химию я принципиально не применяю – только ручной сбор. Некоторые огородники брезгуют прикасаться к этим насекомым, у меня же отношение к «полосатикам» нормальное, враг он и есть враг. Наполнив жуками и личинками свою банку, я иду к разведенному в металлической бочке костру.

В этом месте меня, наверное, осудят активисты общества защиты животных. Да, если подходить строго, то насекомых тоже можно причислить к животным, что мы и наблюдаем в поэзии Николая Заболоцкого. Но «колорады» такие вредные, их даже наши птицы не клюют, так что пусть себе горят синим пламенем.

И вот нынешней весной, а затем летом я напрасно ждал появления жуков. Расспросил коллег, знакомых – то же самое. Кузьмич, сосед по даче, пришел потрясенный:

- Жука нет! Ты заметил? Словно атомная война прошла! Куда он пропал?

Одни ученые говорят, что вымерз, другие – не перенес прошлого дождливого лета. Селяне и дачники строят предположения: отравился химикатами, попал под санкции как американский продукт или просто спрятался до поры до времени.

А как приятно смотреть на нетронутые вредителем посадки картофеля! Зацвел «жуковский», мощно ветвится «манифест», чисто и ясно глядят с рядков «бриз» и «ладожский». Но в ожидании славного урожая, я все-таки думаю, что массовый исход жуков связан с космическими явлениями. Пятна на Солнце, галактические завихрения – разве не это вызвало внезапное исчезновение домашних тараканов? Или, несколько лет назад, резкое увеличение популяции ос? Мы слишком мало знаем про насекомых. К тому же природа не терпит пустоты, и если жук сейчас полег спать до лучших времен, то кто знает, кто появится ему на смену.