Мнения

Екатерина МАЙ: Граждане с нездоровым зудом в руках

Печать

5 июня 2018 года

 

На днях снова пришлось краснеть за земляков. И вновь речь о вандализме. Не успели костромичи и гости города полюбоваться на скульптуру ювелира, которую установили в центре неподалеку от Музея ювелирного искусства, как буквально на следующий день какой-то злоумышленник отломал ее самую уязвимую часть — кольцо. Перефразируя известную рекламу, это не позор, а позорище!

Я всегда мечтала, чтобы в Костроме было много скульптур малых форм. Они очень украшают пространство, часто становятся настоящей изюминой улицы. Если спросить туриста, что он запомнил на площади в центре Костромы, то он, скорее всего, ответит: «Памятник собаке». Не зря же эта симпатичная скульптура уже блестит, отполированная тысячами рук. А ведь и бронзовую собаку вандалы калечили, дважды спиливая ее шарик-копилку. И стоящему неподалеку на «сковородке» голубю досталось — миниатюрную скульптурку птицы вообще украли, да так и не нашли. Новый голубь — уже антивандальный, спилить его будет крайне сложно. Теперь грязные ручонки злоумышленников добрались до бронзового ювелира. И ощущения от очередного акта вандализма можно описать одним словом: мерзко.

Всегда думаю, что движет такими субъектами, которые решаются осквернить нечто, радующее других людей. Если это такой способ выпендриться, то одобрения у народа это точно не вызовет, скорее уж наоборот, раздражение, как минимум. Если это осознанное хулиганство с целью наживы, то рано или поздно подобное закончится большими проблемами с правоохранительными органами. Потому что статью 214 «Вандализм» УК РФ вроде еще никто не отменял.

Порой мне кажется, что вандалы — просто психически больные люди. У костромских злоумышленников, к примеру, пунктик на скульптуре малых форм. Ну, не дает она им спокойно жить, особенно, когда только-только установлена. На мысли о скорбных умом гражданах наводит еще и тот факт, что по России прокатилась целая волна вандализма. Просто какая-то цепная реакция. Началось все 22 мая в Петербурге, где вандалы залили синей краской бронзовую фигуру котенка Фунтика. Потом была нашумевшая история с картиной Ильи Репина в Третьяковской галерее. Буквально через несколько дней — очередной акт вандализма. Снова Петербург, и снова скульптура кота. На этот раз вандалы пытались спилить у основания метровый памятник коту Василию. Кстати, любопытно, что все три поврежденных арт-объекта уже не раз становились жертвами вандалов. Теперь вот нашему новому бронзовому ювелиру досталось. И вряд ли мотивы негодяев были хоть сколько-нибудь вменяемыми. Тот же вандал из Третьяковки заявил, что повредил картину «Иван Грозный и его сын Иван» из-за того, что считал отраженные на ней события неправдоподобными. Не слишком здравое утверждение, на мой взгляд.

Отличившихся злоумышленников, может быть, найдут, а может, и нет. Но снова из-за чужого незаконного развлечения кто-то потратит деньги, мастера будут трудиться над тем, чтобы восстановить испоганенное чьими-то ручонками. На то, чтобы привести в порядок скульптуры, уйдут месяцы, на реставрацию картины — годы. Нечестно как-то получается: один натворил, другие расхлебывают.

Тогда как с этим бороться? Я вижу только одну простую, но эффективную схему. К скульптурам, наиболее лакомым кусочкам для вандалов, ставить на здания, рядом с которыми они расположены, камеры видеонаблюдения. Зная, что объект под наблюдением, портить его отважатся только самые отмороженные вандалы. А если все же решатся, злоумышленника будет гораздо легче ловить и наказывать по всей строгости закона. Идеально для таких граждан с нездоровым зудом в руках — принудительные работы, чтобы причиненный ущерб вандал своими руками отработал до копейки. Направил, так сказать, свою неуемную разрушительную энергию на созидание. Может, в следующий раз, когда захочет осквернить скульптуру на костромских улицах, вспомнит, как вкалывал до седьмого пота, расплачиваясь за прошлое деяние, и пройдет мимо.