Мнения

Сергей ЛАВРЕНТЬЕВ: Хранители памяти

Печать

8 мая 2018 года

 

Несколько лет назад по инициативе совета ТОС «Селище» и при поддержке жителей был установлен памятник воинам-землякам, не вернувшимся с полей сражений Великой Отечественной войны. Находится он на кладбище при храме Александра и Антонины. Всего на нем 130 фамилий. Деньги на мраморный памятник в форме раскрытой книги собирали всем миром, кто сколько даст.

Никто не подсказывал жителям, что это надо сделать, ни в каких официальных планах патриотической работы этого не было записано. Селищенцы сами решили, что им это нужно. Теперь есть памятник, к которому можно прийти и поклониться. Каждый год люди возлагают сюда цветы, каждый год отец Игорь Шашков служит здесь литию по погибшим воинам.

И «Бессмертный полк» - тоже народная инициатива. Никто не утверждал ее сверху, просто что-то подобное носилось уже в воздухе. Эта идея шествия, где все солдаты, погибшие и умершие, идут вместе с нами, в едином строю. Казенные мероприятия как-то быстро потухают, а «Бессмертный полк» с каждым годом только набирает размах.

В его рядах сначала шли города – Пермь, Санкт-Петербург, Кострома. А теперь к ним присоединились деревни и села.

В деревне Булдачиха Красносельского района в прошлом году установили монумент. На мемориальной плите – 28 имен героев. «Это наш бессмертный взвод», - говорят учащиеся и педагоги Сидоровской школы, которые вместе с местными жителями проходят деревенской улицей в День Победы и несут в руках фотографии тех, кто этой же дорогой в 1941-м уходил на фронт.

Костромичка Ирина Любимова создала поисковый отряд «Харон» девять лет назад. Сегодня в нем более сотни юношей и девушек, в основном, студенты колледжей. Отряд - постоянный участник всероссийских «Вахт памяти» и поисковых экспедиций на Смоленщине, в районе Ржева Тверской области, на Синявинских высотах под Санкт-Петербургом. Каждый год молодые патриоты поднимают на местах былых сражений останки воинов, восстанавливают их имена. И все это – на энтузиазме, во время отпусков и каникул, по велению сердца.

А еще выходят книги, которых нет ни в каких издательских планах, на них не выделяются министерские гранты. Знаю Владимира Дудина, лесовода по профессии, родом из села Совега Солигаличского района. Он написал и выпустил книгу «Из истории Совеги».

В годы войны погибло 359 его односельчан, автор приводит в конце книги полный список, причем Дудины заняли почти семь страниц. Воевал и его отец, Алексей Вячеславович Дудин, который в 1941 году ушел добровольцем на фронт. С войны вернулся израненный, на костылях, работал председателем колхоза, мастером в леспромхозе.

- Я хотел, чтобы память об этих людях осталась, - говорит Владимир Алексеевич. – Поколения меняются, проходит время, и следы стираются. А книга будет жить долго.

Почти в каждой костромской семье есть те, кто не вернулся с войны. Остались старые фотографии, выцветшие треугольники солдатских писем, награды, документы. Все это надо хранить, вместе с устными рассказами передавать правнукам героев.

Так мы и делаем: бережем семейные святыни, застываем перед обелисками в День Победы, книги о войне всегда на полке, фильмы смотрим, которые любимы не только старшим поколением, но и молодежью. Это в порядке вещей, так мы воспитаны и так будет всегда.

Замечательный поэт Ольга Берггольц выносила в душе своей и подарила Родине строчку, которую знает теперь любой русский: «Никто не забыт и ничто не забыто». Есть такие люди - с обостренным чувством памяти и долга. Без громких слов о любви к Родине, о патриотизме, они соединяют времена и поколения, возвращают людям их историю.

У нас, обычных, со временем боль сглаживается, затухает, а у них – нет. Видно, кто-то там, наверху, неведомый нам, выбирает таких людей, отмечает их своей незримой печатью, и они несут свою обязанность через всю жизнь. Хранители памяти, часовые у Вечного огня, узнаете их по цветку незабудки в петличке, кавалеры ордена Верности, на них вся наша надежда.