Мнения

Сергей ЛАВРЕНТЬЕВ: Школа, которую мы...

Печать

21 ноября 2017 года

 

По журналистским делам иногда доводится бывать в школах. Не всем гражданам выпадает такое счастье, некоторые как отгуляли выпускную ночь, так в свою альма матер больше ни ногой. О том, что из себя представляет современная школа, представление имеют женщины, именно они ходят на родительские собрания к детям и внукам.

Так вот: те, кто давно не переступал порог школы, будут удивлены. Во-первых, турникеты, как на заводе. Дети прикладывают пластиковую карточку и проходят. Сторонних посетителей после расспросов записывает в журнал строгий мужчина в форме частного охранного предприятия. После окончания визита необходимо у него же отметиться.

Во время моего последнего по времени посещения школы мне сразу на входе предложили надеть бахилы. Да, те самые, синенькие, знакомые по больницам и поликлиникам. Я не стал спорить, пара бахил у меня всегда с собой.

Во времена моего детства, а оно проходило в стенах школы №34 города Мурманска, самым главным школьным охранником считалась нянечка. Она следила, чтобы в раздевалке не валялись шапки, а старшеклассники не курили под лестницей. Она же спрашивала вошедших взрослых, кого они ищут.

Лично я не помню, чтобы мы платили за учебу и собирали деньги на ремонт классов. Красили парты – да, заклеивали окна вместе с родителями – тоже да, букеты учителям к первому сентября – святое дело. Все кружки – от авиамодельного до танцевального – совершенно бесплатно.

Родительский комитет работал совместно с дирекцией школы и помогал ученикам из бедных семей. Причем помогал анонимно, без афиши: собирал деньги на школьную форму, какие-нибудь кеды или чешки. Кому помогали – мы не знали, могли только догадываться.

До пятого класса форма была суконная, дымчато-синяя: брюки, гимнастерка и ремень с желтой пряжкой. В шестом классе гимнастерки заменили на курточки-пиджачки. Мальчики первых классов стриглись «под Котовского». В третьем классе разрешался полубокс. В пятом мы уже претендовали на «канадку» за тридцать копеек.

Шоколадные конфеты в первом классе приносить в школу запрещалось. Помню, как сидевшая со мной за одной партой Таня Малыгина съела на переменке два бутерброда с докторской колбасой, потом достала горсть «мишек на севере». Все остолбенели.

Тут и вошла наша учительница Тамара Васильевна. Родителям Таньки за эти форсистые конфеты была устроена маленькая выволочка, после которой девочка (дочка главного архитектора города) приносила, как все, бутерброды, ириски и яблоки.

У ее отца была машина, редкая вещь по тем временам, но ему и в голову не приходило подвезти свое чадо до школьных ворот. Учились у нас и другие дети начальников, но они никогда не появлялись на уроках в золотых сережках или дорогих часах.

Вот дети моряков дальнего плавания (а таких было треть класса) – это да, все-таки Мурманск – портовый город. Но и там дело ограничивалось всего лишь заморской жвачкой. Украшения, фирменные джинсы – в этом Тамара Васильевна и на урок не пустила бы.

То есть, социальное неравенство детей, если оно и было, в школе никак не проявлялось. Отдельная история – длинные волосы под «битлов» у мальчишек и короткие юбки у девочек. Да, борьба с этим велась, но тут уже чистая нравственность, которую директор Анна Яковлевна обязывала блюсти учителей, и никакого разбора на «богатых» и «бедных» учеников не делалось.

Сейчас подумаешь – интересно мы все-таки жили. И времени-то вроде немного прошло, а куда все делось?