Мнения

Екатерина МАЙ: Как это по-русски?

Печать

27 сентября 2017 года

 

В последнее время предпочитаю покупать одежду через Интернет. Во-первых, это экономит время. Во-вторых, избавляет от общения с продавцами, которые в обычных магазинах буквально атакуют, стоит только туда зайти. В-третьих, Интернет-магазины теперь предлагают быструю и бесплатную доставку, а также дают возможность отказаться от выбранной вещи, потому что ожидания и реальность от заказанной по картинке одежде, порой, — две разные вещи. Но все равно такой Интернет-шопинг весьма удобен. А для меня, как оказалось, еще и полон открытий.

Например, раньше из теплой одежды я различала только кофту и свитер. Оказалось, что все намного сложнее. Есть еще пуловеры, твинсеты, лонгсливы, толстовки, худи, свитшоты, пайты. И все они друг от друга отличаются. Например, «свитер — это вязаная одежда без застежек с высоким воротником. Если он ниже трех сантиметров — это джемпер», — нашла я пояснение на одном сайте о моде. Пуловер и джемпер, кстати, тоже не одно и то же! У джемпера ворот круглый, а у пуловера — V-образный. А лонгслив похож на свитер, но с немного зауженной талией.

Большинство этих терминов является англицизмами. Исключение разве что «толстовка». Она получила свое название от фамилии Льва Николаевича Толстого. Именно он носил плотную косоворотку без капюшона, которую впоследствии и начали называть толстовкой. В конце 19 века народники стали одеваться именно в такие рубахи, и называть себя толстовцами. В 70-х след толстовки всплыл на Западе, где молодежь сделала ее атрибутом своего урбанистического стиля.

В общем, я от этих модных слов растерялась, а потом и вовсе закипела. Решила в качестве антистресса купить себе что-то из обуви. «Добро пожаловать! У нас есть туфли и лоферы, мюли, шлепанцы и аквасоки, топсайдеры, слипоны, эспадрильи, ботильоны», — прочитала я на сайте Интернет-магазина. В ужасе я метнулась к разделу верхней одежды, а там… Вместо курток и плащей меня ждали анораки, бомберы, дафлкоты, кейпы, парки и тренчкоты. Закусив удила, я начала изучать, чем бомбер отличается от парки, а анорак от спенсера. В конце концов, запомнила только, что тренчкот — это легкий плащик. Дословный перевод с английского  «траншейное пальто». Это не случайно, ведь именно в таких плащах солдаты Британии воевали во время Первой мировой войны.

 С одной стороны, конечно, забавно с умным видом бывалого модника заявить знакомому: «Этот дакфлот никак не сочетается с моими джоггерами и лоферами». Не факт, правда, что потом не придется переводить эту абракадабру. Да и звучит все это довольно дико для русского уха, модные слова как-то неприятно царапают слух. Англицизмы проникают в нашу жизнь незаметно, когда, например, обычный свитер становится вдруг пуловером или туфли — лоферами. Мне в таких случаях становится тревожно за русский язык. Он сейчас испытывает серьезный натиск иностранных слов, подвергается коррозии.

Эта проблема не только у нас. В 90-х годах в Германии было создано Общество защиты немецкого языка, его члены выступали против некритичного, бездумного заимствования англицизмов, употребляемых в погоне за эффектами. «Если вы рекламируете ваш товар по-английски, то и продавайте его в Англии или Новой Зеландии», — писали они в торговые компании, которые в своей рекламе злоупотребляют англицизмами. Они также обращались и к простым немцам, призывая их остановиться, оглядеться, задуматься, увидеть проблему, понять ее серьезность. Ведь главный итог — это деградация языка, а, вместе с ним, и его носителей. Мы просто перестанем друг друга понимать. А это верный путь в никуда.

Поэтому, Интернет-магазины и прочие блага цивилизации, это, конечно, хорошо и удобно, но я все же за то, чтобы называть вещи своими именами. Русскими.