Мнения

Сергей ЛАВРЕНТЬЕВ Лысая башка...

Печать

20 сентября 2022 года

Тема, конечно, деликатная. И никого обижать не хочется. В конце концов, люди не виноваты. Но с другой стороны – у нас что ни тронь, все деликатно. И если люди не виноваты, то кто, спрашивается, виноват? Хомячки?

Когда-то мир был молод, там жили молодые волосатые пижоны (даже мюзикл был такой - «Волосы»), их звали в одних странах хиппи, в других еще как-то, они были против войны, политики, богатства, за мир, любовь и вольную жизнь на природе.

Лысым тогда сочувствовали. Англичане, известные своей гипертрофированной политкорректностью, придумали специальный эвфемизм для обозначения лысого человека: «hair disadvantaged» - что можно перевести как «испытывающий затруднения с волосами». Так они тактично скрывали жалость по отношению к этим несчастным, ведь облысение – это своего рода заболевание, которым страдают более 30 процентов мужчин.

Мир перестал быть молодым давно, в 70-е годы. Сначала исчезли веселые и волосатые. Люди перестали ходить в походы и петь песни у костра. Пропали книжки про путешествия на другие планеты.

Что-то надорвалось, отвалилось, выпало. Изо всех щелей поползли не волосатые, а чисто лысые – и культура так же, как весь мир, стала старообразной, угрюмой. Все сидят в президиумах, делают торжественные лица, говорят «я убежден» и «позвольте в этот день…».

Ощущение старого-престарого мира подкрепляется еще и загадочным ростом числа лысых актеров в кино и на ТВ. Раньше такого не было. Гоша Куценко, Бондарчук, Джейсон Стэтхэм, про Брюса Виллиса вообще молчу. А кто против них? Один Джигурда остался. Лысые наращивают свое присутствие на земле. И уже 40 процентов дам признаются социологам, что предпочитают бритых наголо мужиков.

Совсем в старину факт облысения тщательно скрывали, носили парички. В повести Достоевского «Дядюшкин сон» престарелый дядюшка больше всего на свете боится, что мир узнает его маленькую тайну – накладные волосы. Парики и накладки были в большом ходу, облысения стыдились, оно строго ассоциировалось с пожилым возрастом.

Лысый молодой человек был тогда явной редкостью, разве что в роли отпетого уголовника. Чтоб он проник в искусство, на сцену, на экран – такое даже не обсуждалось. В советские времена лысинка как знак божественной привилегии полагалась в кино только исполнителям роли В.И. Ленина, да еще разве Евгению Леонову. Но лысый молодой герой – это было абсолютно исключено.

Однако теперь у нас молодой и притом лысый – это сплошь и рядом. То ли Чернобыль даром не прошел, то ли мода такая. Цензуры по этой части нет, редакторов нет – вот и дошли до того, что в телесериалах по четыре-пять лысых скапливается за серию! Сам видел однажды: следователь лысый, подозреваемый лысый и свидетель тоже лысый. В восьмой серии они собираются за одним столом и пьют чай с яблочным пирогом.

Одно дело – талант вроде Виктора Сухорукова, ему все можно. И другое – обычный рядовой поток лиц, заполняющий наши будни. Обилие лысых все-таки придает этим будням какой-то престарелый нездоровый оттенок. Промышленность срочно приспосабливается: появился шампунь для лысых, хит сезона – расческа для лысых.

И вот так я ворчал себе по привычке. Хотя лично мне лысые ничего плохого не сделали. Чего я к ним привязался? А с недавних пор они вообще стали мне симпатичны. Я уже готов примириться с экспансией лысых и взять все свои слова обратно. Потому что очередная мода - бородатые женщины - еще хуже.