Мнения

Сергей ЛАВРЕНТЬЕВ Семерых спас

Печать

26 июля 2022 года

 

Почему именно семерых, а не пятерых, не знаю, но так говорилось в поговорке про русский квас. А спас, натурально, от летней жары. Лучшего средства от обезвоживания организма еще не придумано, и хорошо, что мы, напробовавшись фанты и колы, вновь начали ценить свой национальный напиток.

Он оттуда, из детства, когда мне вручали бидончик и посылали к бочке на углу. А что вообще мы тогда пили, кто-нибудь помнит? Что делал советский народ, если жажда заставала его на улице?

Простой воды в магазинах не было, хочешь пить – пожалуйста, натуральные соки, которые наливались из стеклянных конусов. Или квас из бочек летом. Но если хочется простой воды, готовь мелочь: в Костроме почти на каждом углу стояли массивные автоматы по продаже газировки. Одна копейка – простая вода с газом, три копейки – с фруктовым сиропом.

Автоматы были себе на уме и нередко отказывались поить тех, кто бросал в них денежку. Проблема решалась просто: ударом кулака в железный корпус капризного робота, но не абы куда, а в определенную точку, которую добрые шутники иногда помечали надписью: «Бить сюда!». После крепкого тычка автомат иногда наливал газировку бесплатно. Многие делали газировку с двойным и даже с тройным сиропом.

Пили все из одного граненого стакана, который тут же споласкивался чисто символически – легким взбрызгиванием. Такой автомат еще тройку лет назад можно было видеть у входа на костромскую ВДНХ, что на проспекте Мира. Думаю, что сейчас там его уже нет.

Тогда покупать обычную воду в магазинах было таким же нонсенсом, как покупать воздух в баллонах для повседневного дыхания. В Советском Союзе просто попить водопроводной водички не считалось чем-то опасным даже для детей – она была вкусной и безвредной.

В жаркую погоду у квасных бочек выстраивалась очередь. Пенистый напиток лился щедрой струей в трехлитровые банки и эмалированные бидоны. Дома он превращался в холодный супчик со смешным названием «окрошка».

Цена кваса радовала гуманностью: три копейки за стакан, шесть - за пол-литра и двенадцать - за литр. Продукт был натуральным. Делался в соответствии со строгими советскими ГОСТами. Это означало, что в любом городе страны хлебный бочковой квас должен был иметь одинаковый вкус, который сегодня мы вспоминаем с ностальгией. Кстати, на международном конкурсе в 1975 году в Югославии русский квас получил оценку 18 баллов, а кока-кола - 9,8 балла.

И все же покупной квас нравился не всем, многие готовили домашний, из ржаных сухариков. Кусочки хлеба сушили в духовке до темно-коричневого цвета, заливали кипяченой теплой водой, добавляли сахарку, маленький кусочек прессованных дрожжей (можно и без них), несколько изюминок… Через сутки домашний квасок был готов.

В разных странах освежаются по-разному. В Германии с Австрией любят смешивать пиво с лимонадом либо с минеральной водой. Это у них зовется радлером. Дело вкуса, но я бы такое не стал. Мне тут попалась книга Корнелия де Бруина «Путешествие в Московию» (1711 год). Автор пишет: «Ежегодно в Москву привозят бездну брусники, и русские делают из нее разные запасы. Они кладут ее в сосуды и наливают холодной водой, оставляя так на всю зиму, затем они выливают воду и наполняют новой сосуд, а из настоявшейся воды делают питье, чрезвычайно освежительное и приятное на вкус».

Чудесный напиток, я согласен с голландцем, который еще триста лет назад оценил достоинства нашей брусничной воды. Что нам теперь в их швепсе, спрайте и херши? В России и без этого есть чего попить и выпить.