Мнения

Сергей ЛАВРЕНТЬЕВ: Любовь и вирусы

Печать

27 октября 2020 года

 

Ученые давно предупреждали, что на планету вот-вот обрушится смертоносная эпидемия. Все так и случилось. Ученые знают, что говорят. Теперь они засели в лабораториях, не отрываются от микроскопов, и уже скоро дадут человечеству спасительное лекарство. COVID будет разбит, победа будет за нами. Но так уж все устроено в природе - вскоре появится новая зараза, и на борьбу с ней вновь двинутся лучшие умы.

А есть ученые, которые и к микроскопу-то не знают как подойти. Их не поразишь суточной статистикой по коронавирусу. Они парят над сиюминутными проблемами, для них миллион лет – это миг, а человечество их интересует лишь как одна из популяций земных организмов.

Это ученые-эволюционисты, и, по их мнению, вирусы не только вредны, но и полезны. Более того, без руководящей и направляющей роли вирусов мы, homo sapiens, могли бы развиться в неправильную сторону, а в какую, сейчас расскажу.

Есть так называемая теория эгоистичного гена. Основная ее идея заключается в том, что главной движущей силой эволюции выступают гены. Все их действия направлены на поддержание собственного существования и распространения. И тогда возникает вопрос: почему человечество стало размножаться половым путем? С точки зрения эволюционных биологов такой выбор вовсе не очевидный. Как раз наоборот, удивительный и странный.

Когда-то все живое на планете размножалось неполовым путем. Организмы предпочитали клонирование и другие способы. Спорообразование, фрагментация, вегетация, почкование, полиэмбриония. Так размножались миллиарды лет назад грибы, папоротники, водоросли, черви, улитки, пауки. Некоторые виды сохранили эти способности до настоящего времени.

Спаривание появилось много позже. В конечном счете эта репродуктивная стратегия почему-то распространилась на все животное царство, включая и человека. Почему?

Сенсационную разгадку предложил биолог Уильям Хэмилтон: половая связь появилась благодаря … вирусам. Дело в том, что особи, размножающиеся клонированием, создают точную копию предыдущего организма. Патоген его уже знает, агрессору проще справиться и захватить жертву. А вот если генетические характеристики у потомства постоянно изменяются (а именно так и происходит у млекопитающих), то вирус часто пасует. Половое размножение увеличивает шансы популяции на выживание.

А что если нас, людей, не интересуют намерения наших генов? Что, если мы не хотим размножаться? Гены предусмотрели и это. Чтобы обмануть человека, они придумали любовь.

Что же получается? Гены поступили так в ответ на атаку вирусов, спасаясь от древних пандемий. Если бы не вирусы, человек сейчас мог выглядеть совершенно по-другому. Никаких первичных и вторичных признаков. Не было бы мужчин и женщин. Не было бы нежности и влечения. Не было бы детей. Амеба-мама делится на две амебы-дочки, им не надо ходить в детский сад, в школу, они сразу взрослые и готовы делиться дальше. Так могло быть и с нами, но, к счастью, эволюция пошла иным путем.

Человечество в лице Адама и Евы поступило с любовью разумно. Сначала это был только инстинкт. Потом возникла и взялась за дело культура. Поэты и художники воспели прекрасную даму, убедили нас в том, что любовь – прекраснейшее из чувств. Ромео и Джульетта, я помню чудное мгновенье, темные аллеи...

Теперь дело за наукой. Как-то это неправильно, что любовь досталась нам в нагрузку вместе с вирусами. И вот ученые уже что-то подкручивают в человеческом геноме, начинают разбираться в спиралях ДНК, пытаются найти причины болезней, в том числе и инфекционных. Говорят, что это не за горами, надо потерпеть каких-то 30-50 лет, мир на пороге великих открытий. И тогда прощай, злой вирус, выходим из карантина и самоограничения, снимаем маску, знакомимся, влюбляемся, рисуем сердце, пронзенное стрелой.