Мнения

Сергей ЛАВРЕНТЬЕВ: О чем пел соловей

Печать

4 августа 2020 года

 

В давние 90-е годы, когда мы брали дачный участок за Борщиным, что там было? Трава по пояс, деревья и кусты. Конечно, приятно иметь дачу в таком местечке, где можно вспугнуть сову с елки, куда нет-нет, да и забегают лесные зверюшки – заяц, еж, лиса. Там отдыхаешь и сливаешься с природой, а тишину нарушают только соловьиные трели да гудки буксиров с близкой Волги.

Шезлонги были куплены, вот только отдыха не получилось. Все это время мы строили, сажали, копали колодец, убирали урожай, снова строили, косили траву и так до бесконечности. Отдыхать было некогда, шезлонги пылились, но зато тишины было сколько угодно.

Потому что как мы косили? Обычной ручной косой, вжик-вжик. И все наши дачные соседи косили так же. Я не помню, откуда мне досталась моя последняя коса (две предыдущие сломались), но она была прочной, сталь острой, рукоятка удобной, в нужном месте и под правильным углом крепилась к косовищу.

А как мы доставали воду для полива и умывания? Бросали ведро с привязанной веревкой в колодец, а потом тащили вверх «на пузе». Некоторые придумывали улучшения. Сосед Иван Семенович установил на своем колодце сруб, прикрепил ворот и поднимал воду, вращая рукоятку. Да, я забыл сказать, что электричества в нашем садовом товариществе не было. Поэтому чай я кипятил на щепках (позже в самоваре), а пилил ножовкой и шурупы ввинчивал отверткой.

Потом мы сбросились, купили трансформатор, столбы, провод и провели свет. В окнах домиков зажглись лампочки. Но еще года три нас окружала тишина, где-то стучал молоток, свистела синица, барабанил по крыше дождь, эх, сами мы не понимали своего счастья.

Кончилась тишина резко, и связано это было даже не с электрификацией, а скорее с появлением в магазинах всякого инструмента. Одни из них работали на бензине, другие питались от аккумуляторов. Народ сначала приглядывался, потом накупил мотоблоков, триммеров, бензопил и прочих механизмов.

Теперь на даче жить стало лучше, жить стало веселей. С ранней весны над нашими сотками ревут моторы – справа, слева, сбоку, вблизи и вдали. Сначала идет вспашка земли, но это пусть, это быстро. А вот покос продолжается все лето.

Еще утро, но уже загудел чей-то триммер. Электрический гудит не так сильно, от бензинового звук мощней. К одному косцу скоро присоединяется другой. У первого гудение мерное, уверенное; второй дает звук прерывистый, рваный. Сначала на механический шум не обращаешь внимания, потом он проникает в уши, заполняет мозг, вызывает раздражение.

Сосед Иван Семенович не остановился на триммере, а приобрел целую газонокосилку. Это  ревущий зверь на колесах. Он не умолкает по два-три дня подряд. Вот скажите, что можно косить три дня на участке в 12 соток? Однажды я заглянул к соседу и увидел голую коричневую землю без единой травинки. Ивана Семеновича это не смущало. Ему нравился сам процесс, он готов утюжить свой участок с утра до вечера. Человек наслаждался и фанател от самого процесса.

Чу, где-то близко  заработала  «болгарка». Это другой сосед, Валера, ставит забор. Сегодня он пилит для него металлические уголки. Скрежещущий противный звук ввинчивается в висок, как пуля. От него не спрячешься, не спасешься.

Гудят погружные насосы, за деревьями завыла циркулярная пила. Наверное, Евгений Михайлович пилит доски, он задумал строить беседку. Хороший он человек, хозяйственный, беседка должна получиться на славу.

И не поймешь теперь, что вокруг - заводской цех или строительная площадка. Только не дача, не место для отдыха. Соловьи больше не поют в кустах, им стало неуютно в нашем механизированном мирке. Птицам тоже нужно немного тишины.