Люди

Инструктор-фигурант Юрий Одинцов: Когда собака идет на задержание, ощущения непередаваемые

Печать

10 марта 2020  года

 

Костромич Юрий ОДИНЦОВ - кинолог, судья по защитному разделу, обучает служебных собак УФСИН России по Костромской области послушанию, следовой работе, защитному курсу и конвоированию. Таких специалистов очень мало, их еще называют «фигурантами», именно они принимают на себя нападающую собаку при выполнении ею элементов задержания. Корреспонденту «КВ» Юрий рассказал…

            …когда впервые стал «фигурантом»

- Юрий, когда собака нападает на «фигуранта» и вцепляется мертвой хваткой в рукав, на это даже со стороны смотреть жутко. А вы что чувствуете, когда на вас несется большой и грозный пес?

- Ощущения не описать словами. Много адреналина. Собака, атакуя, передает огромную кинетическую энергию, производит сильное сдавливание руки. Если бы не было хорошего оборудования, крепких рукавов, то кости перекусывались бы на раз.

- Вам не страшно в этот момент?

- Страх есть всегда. И это нормально. Если страха нет, начинает забываться техника безопасности, могут быть травмы. Причем, как у кинолога, так и у собаки.

- А как вы вообще решились стать фигурантом?

- Еще в детстве я мечтал стать кинологом. Мечта сбылась, когда я пришел на службу в следственный изолятор №1 УФСИН России по Костромской области. Там узнал, что можно устроиться не просто часовым, а кинологом. Посмотрел, как они работают, очень понравилось, заинтриговало. Впоследствии я выучился в Москве на помощника судьи по защитным качествам собак.

- Свой дебют в роли фигуранта помните?

- Это было как раз во время службы в следственном изоляторе. Кинологи позвали меня с собой на дрессировку. Мы пошли в парк «Динамо» заниматься следовой работой. Она подразумевала в конце атаку собаки на фигуранта. Мне сказали: «Иди, прокладывай след». Я, ничего не подозревая, спокойно пошел. Спрашивают: «А чего ты без рукава?». Дают мне рукав, такая непонятная штука для меня на тот момент была. Я говорю: «Как хоть собаку-то принимают?». Мне объяснили: «Руку перед собой ставишь и ждешь. Главное лицо и ноги вперед рукава не ставь». Я сделал все, как сказали, и собака пошла в атаку. Одна из самых злых на то время была. По-моему, ее Луна звали.

- Как себя чувствовали после атаки?

- Получил мощный заряд адреналина. Мне стало все это очень интересно. И я сразу предложил повторить: «Давайте еще!».

           …почему пошел служить в УФСИН

- Служба в УФСИН вас сильно изменила?

- Конечно, хотя я начал меняться еще во время службы в армии. Попал в 154-й отдельный комендантский Преображенский полк, служба там непростая. Очень серьезные физические нагрузки. Мы в комендантском батальоне по восемь часов в бронежилетах и в противогазах бегали. При этом была железная дисциплина, выправка соответствующая и очень высокая степень патриотического воспитания. Мы работали с первыми лицами государства, охраняли объекты государственной важности. Из армии я вернулся в должности командира отделения. Пошел сначала работать в гражданской должности слесарем-наладчиком. Но чувствовал, что мне не хватает погон и военной выправки.

- И адреналина?

- Наверное. Я вообще по жизни адреналинозависимый человек.

- Вам интересно служить?

- Да, интересно. Психологи говорят, что надо менять место службы каждые три года. У меня так и выходит. Служил три года в следственном изоляторе №1, три года – в колонии № 8, потом меня пригласили в конвой. Это спецподраздление всегда отличалось высоким уровнем натренированности собак, но на тот момент они не занимали никаких призовых мест на соревнованиях. Личный состав там был неплохой, им требовалось просто наладить работу с собакой, немного добавить методик, которые у меня уже были. Я как раз отучился в Российской кинологической федерации. И все эти знания принес в конвой. Последние два-три года мы с нашими собаками ниже первого-второго места на соревнованиях не опускаемся. Я уже два года на должности инспектора отдела по конвоированию, но продолжаю курировать кинологическое подразделение. Помогаю кинологам прочувствовать свою собаку.

- Свою первую служебную собаку помните?

- Конечно. Когда служил в следственном изоляторе, мне дали кобеля пяти лет по кличке Царь. Очень тяжело с ним было поначалу. Собаки до трех лет хорошо поддаются дрессировке, а чем старше, тем сложнее. Я обычно после дежурства в своей «отсыпной» день шел и занимался с ним по несколько часов. Всего через год работы мы на соревнованиях заняли пятое место. Это был неплохой результат. Но потом у меня его забрали на блок пост.

- А были какие-то совсем сложные случаи в вашей практике?

- Нам однажды привезли очень злую собаку, которую передало гражданское население. Полуторагодовалый «восточник» с бешеной агрессией. По уму его надо было сразу списать. Но ввиду того, что кинологи - люди немного сентиментальные, мы его оставили. Хотя даже миску с едой в вольере поначалу пододвигали к нему лопатой. Когда встал вопрос ребром – что с ним таким агрессивным делать, я решил его взять на обучение. Это были очень тяжелые полтора года дрессировки. И укусы случались периодически, потому что он долгое время считал себя главным. В итоге мы с ним уже были практически готовы к областным соревнованиям, и у меня его забирают. Взамен дают щенка Ральфа. А до соревнований осталось десять месяцев. И за это время я новой собаке поставил общий и специальный курс, защиту, все нормативы, и мы с ним заняли на соревнованиях третье место.

- Не обидно, когда вы готовите собаку, а ее у вас забирают?

- До безобразия обидно, честно говоря. И тяжело. Когда Ральфа забирали, это было, наверное, самое тяжелое расставание, потому что он жил у меня дома. С другой стороны, это определенный вызов. Я тогда как раз переводился из следственного изолятора в колонию № 8, и там начал дрессировку с новым щенком – овчаркой Паулеттой. Мы с ней на соревнованиях везде занимали призовые места. Параллельно занимался с Пулькой дрессировками по поиску наркотических веществ.

- С ней вы тоже расстались по долгу службы?

- Нет, когда переводился из колонии в конвой, забрал Паулетту с собой. Сейчас она домашняя собака, живет у моего хорошего друга, я периодически провожу для нее розыскные защитные тренировки. Как показывает практика, собака все же должна оставаться с кинологом, это правильно, потому что при расставании очень переживают оба.

- Как думаете, смогут ли современные технологии заменить служебную собаку?

- Сложный вопрос. Давайте представим, сколько надо тактических средств, чтобы на расстоянии задержать человека с причинением наименьшего вреда его здоровью. Причем, движущегося по неопределенной траектории. Ведь мы учим собаку не просто кусать или травмировать преступника, а грамотно удерживать его до прихода сотрудников. Это гуманно в отношении человека, которого она задерживает, и эффективно. Кроме того, задержание – всего лишь одна функция собаки. Обыск транспорта, работа по следу, по поиску наркотических средств, – уникальный нюх собаки никакие специальные системы и технологии не заменят в ближайшие сто лет. Я в этом совершенно уверен.

       …как экстремально отдыхает после работы

- Юрий, как вы свободное от работы время проводите?

- Я человек активный, сидеть дома у телевизора – не мое. В свободное время занимаюсь экстремальными военно-тактическими видами спорта. Восемь лет увлекался хардболом, развивал этот вид спорта в Костроме. Наша костромская команда стала одной из самых больших в России и самых успешных на тот момент. Сейчас развиваем Mag Fed (тактический) пейнтбол, тренируемся, ездим на игры. Все это очень интересно, вроде и развлечение, и в то же время отработка мер безопасности при обращении с оружием, работа в стрессовых ситуациях.

- И дополнительный заряд адреналина?

- Да, от занятий военно-тактическими видами спорта, нервная система не застаивается, и в случае экстренной ситуации она не даст сбой, человек не впадет в ступор.

- А собака у вас своя сейчас есть?

- У меня дома живет кот - британец Макс. Он знает команды «сидеть», «лежать», «стоять», «ко мне», «зайка» (встает на задние лапы – авт.).

- То есть, вы даже коту своему поставили общий курс дрессировки?

- Видимо, это некий элемент профдеформации (смеется). У кошек абсолютно другая система мышления и доминация. Чтобы кота научить этим командам, нужны определенные усилия.

- Может, и наркотики его искать научите?

- Это сложно. Но теоретически возможно все.

                                      Екатерина МАЙ