Люди

Тропинка к родному дому

Печать

10 марта 2020 года

 

Живет в Галиче талантливая женщина: занимается резьбой по дереву, плетет из бересты, рисует портреты. А еще пишет стихи и рассказы.  О том, где она черпает вдохновение для своего многогранного творчества, корреспонденту «КВ» рассказала Мария ГУСЕВА.

 

Светлый мир

Познакомились мы на ее персональной выставке «Родные напевы», которая проходит сейчас в музейно-выставочном центре на улице Советской, 41. Входишь – и сразу светло делается. На стенах развешаны деревянные резные панно: лес, дорога вьется, озеро, монастырь, лики святых. На столах расставлены туески и солонки, сплетенные из бересты вазы, шкатулки и хлебницы. Здесь же скульптуры, выполненные из корней рябины, ивы, ольхи, можжевельника. Много животных, птиц, мужички в бане, деревенские молодки у колодца – все такое знакомое, родное, только руку протяни; вот мы выйдем сейчас на крылечко и окунемся в эту деревенскую жизнь. С городского тротуара такое не увидишь. Понятно, что Мария Николаевна и сама человек сельский, с ранних лет впитала эти пейзажи, образы и звуки.

- Родилась я в деревне Чурилово Галичского района, но это по паспорту. А с полутора лет и посейчас живу в Логиново. Там родительский дом. Отец Николай Александрович был знатным плотником и столяром, что-то и мне от него, видимо, передалось. Когда он строил этот дом, я рядом была, крыла крышу дранкой. Доски строгать помогала. Сейчас тоже иногда беру в руки топор, плотничаю, старые стены требуют заботы.

- Как к художеству, к ремеслам пришли, Мария Николаевна?

- Училась в сельской школе, Россоловской, это на железной дороге. С детства тянуло к творчеству, рисовать хотелось. Но никак не получалось, не у кого было взять уроки, поучиться хотя бы азам. Окончила 8 классов, хотела поступать в Ивановское художественное училище. Но без специальной подготовки не взяли. Рисунок я еще как-то сдала, а на акварели срезалась, никто меня этому не учил.

- Вам и в город не сразу удалось уехать?

- Меня председатель колхоза не отпускал, распорядился не давать паспорт. Что делать? А он мне говорит: «Какая еще учеба, иди работай завклубом». Представляете? Я же еще ребенок, 16 лет. Но стала работать, концерты с детьми организовывала, разные мероприятия проводила. Все-таки паспорт получила, уехала в Галич и устроилась на швейную фабрику швеей-мотористкой. Два года проработала. Педучилище было через дорогу. Не хотела я туда, они готовили учителей начальных классов, это совсем не мое.

- Но все же поступили и окончили?

- Была я тогда уже взрослая, в группе со мной подростки учились, но что делать. Классным руководителем у нас был Александр Николаевич Григоров, он очень увлекался декоративно-прикладным искусством, кстати, это родственник известного краеведа Григорова. Он сыграл немаловажную роль в моей судьбе, помогал и направлял.

 

Учиться и учить

- Как сложилась ваша учительская судьба?

- Окончила я Галичское педучилище (потом еще Череповецкий пединститут). Немного, полгода, поработала в школе, потом меня позвали обратно в училище.

- Уже преподавателем? И какой предмет вы вели?

- Столярное дело, деревообработку, методику преподавания труда в школе.

- То есть, Галичское училище выпускало, в числе прочих, и учителей труда?

- Труда и черчения.

- И вот вы как раз таких учителей и готовили. То есть, вы, по сути, тоже были учителем труда. А вот скажите, вы же заслуженный учитель РФ. В каком году им стали?

- В 1999-м, Ельцин указ подписал.

- Я так понимаю, Мария Николаевна: это звание вообще мало кому дают, и удостаиваются его, как правило, учителя математики, физики, литературы, истории. Чрезвычайно редко – физкультуры. И вообще никогда, я во всяком случае не слышал, чтобы это почетное звание дали учителю труда. Я помню прежнюю школу. «Трудовик», «физкультурник» - они, без обид, были всегда на вторых ролях. И чтобы учителя труда выдвинули на награду, а тем более, на почетное звание, это надо было какие-то невероятные достижения иметь.

- Дело в том, что я с первого же года работы начала вести кружки. И дети у меня настолько увлеклись, что занимались до 11 вечера. В мастерских на станках работали, и резьбе я их учила, и сама одновременно развивалась. Я уже много знала и умела, литературу читала. И меня, молодого учителя, пригласили в областной институт усовершенствования учителей, я стала там проводить занятия с педагогами всей области.

- То есть, вы делились опытом, стали наставником?

- Я каждый месяц приезжала в Кострому, в институт. Но трудно было совмещать, ведь у меня расписание, занятия со студентами. И было решено снять фильм. Целый год его снимали, чтобы потом показывать учителям. Он методического направления, и в то же время мастер-класс. Я там показывала и рассказывала: корнепластика, резьба по дереву, плетение из лозы, бересты.

- Вы стали автором наглядного пособия? Это уже авторитет…

- Не одного, было несколько таких фильмов. Один из них как-то попал в Москву, и меня пригласили на кинофестиваль имени Ролана Быкова. Единственную из Костромской области. И я даже стала там лауреатом. А педагогический стаж у меня 33 года. С работой я попрощалась 13 лет назад, как только наступил пенсионный возраст. Так и сказала: «Ни дня больше, ухожу в творческий полет».

 

В творческом полете

Гусева – лауреат различных фестивалей и конкурсов. Калининград, Козельск, Краснознаменск, Чебоксары, Москва – это адреса ее выставок. И каждый раз зрители восхищались ее мастерством и самобытностью работ. В Костроме она выставляется второй раз, и на открытие приехали друзья, коллеги, руководители администрации Галича. Много было теплых слов, поздравлений. Говорили о том, что с годами она стала настоящим мастером, расширила творческий диапазон. И это действительно так, и об этом мы продолжаем беседовать с художницей.

- Как вы пришли к ремеслам, в какой последовательности это шло?

- Началось все с корнепластики. Был примерно 1972 год, я купила набор открыток, на которых изображались скульптуры нашего великого Коненкова. У него не только из мрамора были работы, но и очень интересные из дерева. Он использовал и природный материал, разные сучки, коряги. Я как увидела: вот здорово, мне бы так научиться!

- Затем перешли к бересте?

- Нет, после корнепластики начала осваивать резьбу по дереву. Литературы не было никакой. Училась по вырезкам из журналов. Одновременно студентам своим показывала. Так вместе и учились.  Потом уже пошла береста. Шантарева мне помогла, Валентина Евстигнеевна. Это моя учительница, я ей многим обязана. Она жила в Костроме, и я не ленилась, ездила к ней раз в месяц обязательно. Так получилось, на ВДНХ наши работы попали одновременно, ее и мои. Меня тогда тоже медалью наградили.

- Вы чуть было в США не уехали, как это случилось?

- Шантареву и меня пригласили в Щелыково на встречу с американским театром. Это был 1990-й год. Я подарила им плетеный из бересты самовар. И вот через какое-то время в Галич приехали, по мою душу. Взяли фотографии моих работ, а потом пригласили жить и работать в Америке. А я сказала: не поеду из своей деревни никуда!

- А рисовать по-настоящему вы начали уже после всех ремесел?

- Да, и освоила это самоучкой. Уже на пенсии, когда время появилась. Все-таки не хватало мне основ.

- Мария Николаевна, а если бы вы попали в благоприятные условия? Жили в городе, рядом школа искусств, потом был бы художественный вуз. Что могло бы получиться при таких задатках, при такой тяге к творчеству?

- Конечно, я думаю об этом. И мне очень жаль, что не получила нужного образования. Но зато рядом природа, от нее черпаю идеи, образы. В деревенском доме у меня верстак, инструменты, работаю каждый день. А когда устаю от дерева, от резьбы, то сажусь за письменный стол. Раньше писала стихи, сейчас больше прозу, рассказы. В основном о земляках, о деревне.

- Расскажите о своей деревне.

- Когда-то она была населенная. Сейчас остался один мой дом, остальные брошены и ветшают. Я ухаживаю за родником, выкашиваю тропинки, корчую кусты, березняк – поддерживаю дорогу, иначе все бы заросло, стало непроходимым. Иногда хожу на наше деревенское кладбище и мысленно разговариваю с теми, кто когда-то жил в Логиново: с моими родными, соседями. Бывает такое чувство, словно они на меня смотрят.

За что бы ни взялась, все у нее получается. Педагогика – заслуженный учитель; народные ремесла – лауреат. Земляки ее ценят, наградили медалью «За заслуги перед городом Галичем». У Марии Николаевны вышло несколько сборников стихов. Я открыл наугад тот, что называется «Земная благодать».

Красоту березового края

Я в себя впитала с юных лет.

Для меня желанней и роднее

Ничего на свете больше нет.

В этих стихах, мне кажется, есть оптимизм. Что же плакать и страдать, надо работать, бороться, идти дальше, верить в Россию. И у самой Марии Николаевны планов хоть отбавляй, энергии и сил у этой удивительной женщины хватит на пятерых.

Андрей ДОБРЕЦОВ

Фото автора