Люди

«Вертушки» идут на взлет

Печать

18 февраля 2020 года

 

Полковнику в отставке Виктору ВЕСЕЛКОВУ война известна не из книг и фильмов. Он участвовал в афганской и чеченской кампаниях, на его счету сотни боевых вылетов в качестве пилота вертолета. В канун Дня защитника Отечества ветеран поделился своими воспоминаниями с читателями «КВ».

 

 

Мечта о полете

Виктор Леонидович из тех людей, что сразу располагают к себе. Открытый внимательный взгляд, основательность, взвешенность суждений. Чувствуется, что этот человек многое повидал и испытал. А еще он наш земляк. Родился в Галиче в рабочей семье, там же окончил школу.
Мечта стать летчиком появилась в жизни Виктора Веселкова в пятом классе. Хотел в истребители, не расставался с книгами об авиации. В то время многие мальчишки мечтали о полетах, но для большинства это так и осталось романтическими мечтами. А Виктор «заболел» небом всерьез. Настольной для него была «Дорога в небо» легендарной летчицы Марины Попович, а «Повесть о настоящем человеке» Бориса Полевого стала примером того, с каким упорством и мужеством надо прокладывать себе эту дорогу.
 К выпускному классу сомнений, куда идти, не было: только в летное училище! Сразу после школы поступить не удалось, но это только укрепило его в правильности выбранного решения. Год поработал в сельхозтехнике и снова решил подать документы, в Киевское училище. И вновь не повезло - не поступил.

Вернулся домой, пришел в военкомат, а там сотрудник был, фронтовик, хороший человек, Веселков до сих пор ему благодарен. Посоветовал  он парню поехать в Саратовское вертолетное училище, где готовили пилотов и бортовых техников. До этого винтокрылые машины Виктор только раз вблизи видел, когда вертолет геологоразведчиков Ми-1 сел в Галиче.

И он прислушался к совету, поехал в Саратов, был зачислен, стал учиться. Летали курсанты на МИ-8. Им повезло, потому что эта машина считается одной из лучших. После выпуска лейтенанта Веселкова направили в город Каган Бухарской области. Но там он прослужил недолго, 11 декабря 1979 года вертолетчиков подняли по тревоге и отправили под Ташкент. Оттуда с десантно-штурмовой бригадой на борту направились на аэродром подскока в районе поселка Сандыкачи.

В новогоднюю ночь с 31 декабря на 1 января поступил приказ пересечь границу Афганистана. Начинался ввод советских войск в эту страну. Рано утром взлетели всем полком и пошли в сторону Шинданда. Штурман Веселков находился в головной машине. Так, сам того пока не зная, он оказался на войне.

 

В небе Афганистана

- Расскажите, Виктор Леонидович, как все начиналось?

- Утром поступил приказ следовать в Кандагар. Обстановка сложная, решения принимали с ходу. Если на аэродроме правительственные войска, нужно было дать сигнал следовавшей за нами основной группе. А если аэродром захвачен душманами, значит, нам не повезло. 
- Но раз мы сейчас сидим с вами и разговариваем, значит, везение было на вашей стороне?
- Если бы все так просто. Подошли к Кандагару, увидели аэропорт. Вдруг замечаем, с полосы взлетает истребитель, а на земле начинают вращаться зенитки. Ну, думаю, все, нам конец. Доложили по радио командиру группы. Но деваться некуда, десантников надо высаживать, их у нас 17 человек на борту.
- Что произошло дальше? 
- Снизились на минимальную высоту и говорим десантникам: «Если аэродром захвачен, мы вас высаживаем, а сами уходим, если получится». Нервы напряжены. И тут, видим, к взлетно-посадочной полосе едет «уазик». С него кричат: «Ребята, мы свои, не стреляйте!». Оказалось, это наши военные советники, все в порядке. И спустя полчаса вслед за нами стали приземляться вертолеты, самолеты с войсками.

- Какие задачи выполнял ваш полк?

- Всем занимались: разведкой, переброской войск, продовольствия, снаряжения, эвакуировали раненых. Обеспечивали огневую поддержку, «работали» по скоплениям живой силы и укрепрайонам. Первое время наше превосходство в воздухе было подавляющим. Но противник опомнился быстро: к середине 1980-го года душманам начали поступать 12,7-миллиметровые пулеметы ДШК, а вскоре у них появились и «стингеры». Мы начали терять экипажи и машины. Пришло осознание, что игры закончились, что это настоящая война.

- А за этим и наши действия последовали?

- Да, вертолеты срочно адаптировали к боевым условиям, на Ми-8 установили танковые пулеметы, навесили броню для защиты экипажа. Чтобы не попасть под прицельный огонь, вертолетчики в горах стали летать на малых высотах: для пулеметчика ДШК это был самый неудобный маневр, потому что он слышал гул вертолета лишь за три секунды до его появления, и у него не было времени для прицеливания.

 

«Праздничный» бой

У полковника Веселкова несколько государственных наград, первую из них – орден Красной Звезды – он получил в Афганистане. Тот бой врезался в его память навсегда. Да и трудно такое не запомнить, вылетели они на задание 23 февраля 1980 года, в День Советской Армии. Вроде бы праздничный для каждого солдата день. Только на войне выходных не бывает, а главный праздник - из боя живым вернуться.

В половине пятого утра скомандовали подъем: неподалеку от Кандагара в пустыне Регистан обнаружены душманы. Пара Ми-8Т капитанов Лямцева и Вакуленко из 280-го отдельного вертолетного полка вылетела на поиски замеченного каравана. Лейтенант Веселков был в экипаже ведущей машины.

Ориентируясь по песчаной колее, Ми-8 быстро вышли к укрытым в барханах машинам и решили «пощупать» их автоматным огнем. Стоило одному из летчиков высунуть в блистер (по-нашему форточка) свой автомат, как с кузова ближайшей «Тойоты» слетел чехол и под ним обнаружился бородач с ДШК. Стрелял он почти в упор, и лишь чудом удалось отделаться парой дырок. Цель накрыли ракетным залпом, но тут же ведомому пришлось садиться неподалеку - через пробоину в баке вытекало масло. На помощь товарищам пришел экипаж Виктора Веселкова: под огнем противника сели между барханами, восстановили двигатель, взлетели.

В том бою было уничтожено несколько машин противника, до 30 бандитов. В качестве трофеев вертолетчикам достались не только оружие, но и важные документы, благодаря которым удалось вычислить вражеских агентов в Кандагаре. Отличившихся представили к наградам, а на базе их ждал праздничный ужин.
Может, потому что бой  этот был первым, он и запомнился в мельчайших деталях. Но и других опасных схваток в воздухе случилось потом немало. Четыреста пятьдесят боевых вылетов совершил экипаж Веселкова за два года в Афгане: вывозили  раненых, поддерживали с неба пехоту, производили разведку, теряли боевых товарищей, бывали и сами подбиты, но всякий раз дотягивали до своих.

В горах Афганистана «вертушки» оказались незаменимы, без них не обходилась ни одна операция. Ничто не вызывало такой радости у десантников и мотострелков, чем звук приближающегося вертолета: он означал спасение, он означал победу. На той войне вертолетчиков прозвали ангелами-хранителями.

Вертолеты сыграли огромную роль в афганской войне. Но трудностей и опасностей было хоть отбавляй. Помимо ДШК и «стингеров» главными врагами оказались жара, разреженный воздух, песчаная пыль, быстро выводившие моторы из строя. Температура в кабине доходила до 80 градусов, приходилось бинтовать ручки управления, чтобы не оставить на них кожу. Взлетали и садились практически вслепую, поскольку винт поднимал облака пыли.

 

На службе военной

- Виктор Леонидович, как дальше сложилась ваша военная биография?

- В 1981 году наш полк был выведен из Афганистана. Вернулись в Союз, готовили летчиков для  горно-пустынной местности. Годы до следующей войны - чеченской - вместили и учебу в Военно-воздушной академии имени Ю.А. Гагарина, и службу в Западной группе войск, и командировку в «горячий» Таджикистан. А в 1996 году меня назначили командиром 439-го отдельного вертолетного полка. Он базировался в Костроме, так состоялось возвращение в родные места. В запас уволился в 2003 году с должности начальника авиации 22-й гвардейской армии.

- Товарищ полковник, вы активный участник организации ветеранов «Боевое братство», ведете патриотическую работу среди молодежи, стараетесь своим примером привить ей любовь к небу. Я слышал, сын тоже пошел по вашим стопам?

-Да, Евгений окончил Сызранское высшее авиационное училище в 2011 году, служит в звании капитана командиром вертолета. Летает на тех же МИ-8, что и я, только модификация другая.

- Через несколько дней мы будем праздновать День защитника Отечества. Что бы хотели пожелать боевым друзьям?

- После расформирования полка многие сослуживцы остались в Костроме. Мы регулярно встречаемся, созваниваемся. Всем моим товарищам-ветеранам я желаю здоровья, счастья и семейного благополучия. Добрые слова и поздравления передаю Рамилю Самигулловичу Сибатову, Владимиру Дмитриевичу Давыдову, Дмитрию Львовичу Бодрину, Анатолию Александровичу Верижникову, Сергею Алексеевичу Ларионову, Василию Павловичу Быкову. Перечислил бы все имена дорогих однополчан, но не позволяют рамки газеты.

…Вот такие они, наши ветераны-вертолетчики, смелые и мужественные люди, рыцари без страха и упрека. Они отважно бросали в бой свои винтокрылые машины, в трудные дни защищали Родину, и значит, жизнь прожита достойно. Разве что хочется иногда вернуться в молодость, где горы да горячие ветра, где парят над землей их грозные «вертушки», а вверху только небо, прочерченное трассами пуль и снарядов.

Андрей ДОБРЕЦОВ

Фото из архива Виктора Веселкова