Люди

Дед Мороз Михаил Логинов: Моя профессия - дарить людям праздник

Печать

24 декабря 2019 года

 

В канун Нового года главный режиссер Костромского областного театра кукол Михаил ЛОГИНОВ уже почти сорок лет превращается в Деда Мороза. О праздничных буднях сказочного волшебника он рассказал корреспонденту «КВ».

          

Морочить детям голову чудесами

- Михаил Юрьевич, вы в детстве верили в Деда Мороза?

- Трудно сказать. Когда меня в детстве поздравлял в роли Деда Мороза папа, я, наверное, подозревал, что это он. Когда уже своих детей поздравлял, а это обычно бывало довольно трудно - в страшный мороз после четвертой-пятой елки по-тихому берешь костюм в театре, едешь домой, чтобы поздравить своих детей, и вернуть его в тот же вечер. А ребенок открывает дверь, посмотрел на тебя в костюме Деда Мороза и убежал в квартиру. «Лешенька, кто там пришел?». «Папа». Но чаще мои дети, а сейчас и внуки все же подыгрывают Деду Морозу. Хотя мне кажется, что вопрос веры здесь не первостепенен.

- А что, на ваш взгляд, важнее?

- Дарить праздник. Когда приезжаю к своим внукам, я уже несколько лет не вручаю им подарки с порога. Потому что раньше меня встречал детский вопросительный взгляд: «Что ты нам привез?». Сейчас внуки радуются мне самому. Возможно, я обольщаюсь, но мне кажется, что это так. Подарки потом могут быть уже в процессе общения. Еще когда я в Архангельске работал, мы отменили вручение подарков на новогодних елках. И дети привыкли. Целые поколения детей знали, что в Архангельском театре кукол подарков не раздают. Жди там чего-то другого. Мне хотелось бы верить, что Дед Мороз несет праздник и радость какую-то нематериальную. А настоящий он или нет - это уже второй вопрос.

- Есть у вас свои «фирменные» чудеса? Раскройте секрет.

- Иногда договариваюсь с родителями, чтобы они в морозилку заранее поставили хрустальный бокал с водой. В определенный момент Дед Мороз просит попить, ему приносят такой же бокал. Он отхлебывает воду, ставит его на стол. Пока ребятишки провожают волшебника, родители быстро производят замену бокалов. Дети возвращаются, а бокал, из которого пил Дед Мороз, весь в инее, а внутри лед. И до следующего года у них остается воспоминание об этом чуде. Мелочи такие вполне по силам родителям. Морочить детям голову чудесами – часть моей профессии.

            

Дед Мороз на постоянной основе

- Когда вы начали дедморозить на постоянной основе?

- Когда учился в институте. Я тогда уже был много лет артистом самодеятельного очень серьезного коллектива в Архангельске. Он стал Государственным областным молодежным театром, остепененным многими наградами. И, по-моему, года с 80-го я стал серьезно этим заниматься на школьных практиках, в ДК работников просвещения. Там были очень тяжелые елки - в танцевальном зале человек на 150 по несколько раз в день, причем мы работали без микрофона. С 1984-го года я служил в поселке Васьково Архангельской области. Это такой военный городок. Там знали, что я артист, и всю новогоднюю ночь я поздравлял семьи офицеров. Так что скоро сорок лет будет, как я бороды не снимаю. В Костроме у нас с Машей (Мария Логинова – супруга Михаила Юрьевича, актриса Костромского театра кукол – авт.) есть свой круг поздравляемых. И кое-кто из наших детей, которых мы начинали поздравлять еще в 2006-2007-м годах, уже замуж вышел.

- Дети по-прежнему стремятся рассказать Деду Морозу стишок?

- Да. Такие хорошие стихи рассказывают в Костроме. В последнее время много появилось новой поэзии для детей. Я, когда езжу поздравлять ребят, слушаю эти стихи в их исполнении, и просто получаю наслаждение.

- А родители все так же стараются подарочек передать, чтобы Дед Мороз его ребенку вручил?

- Конечно. Но мне кажется, дети бывают разные в этом отношении. У некоторых в глазах написано: «Давай скорее все, что принес». А есть и такие дети, которые запоминают именно тебя в роли Деда Мороза, и на следующий год родители просят вернуться. Когда ты приходишь и говоришь: «Как подросли», это не пустые слова. У моего младшего коллеги (он однокурсник моего сына, в Москве актером работает) был такой случай. Поехал поздравлять детей в какой-то очень богатый и пафосный дом. Посредник долго ему внушал: «Ты, давай, готовься. Нужно будет на пупе вертеться всю ночь для детей». Он, конечно, подготовился. И вдруг к нему подходит ребенок: «Дед Мороз, почитай нам книжку». Его посадили на диван, дети сели вокруг, и он четыре часа им просто читал. То есть, либо детям просто не хватает этого в жизни, либо, наоборот, они по-хорошему продвинутые, приученные к чтению. И самое приятное, что они ждут от взрослого, чтобы он сел рядом и почитал им книжку.

- Было такое, что дети ставили вас, как Деда Мороза, в тупик?

- Не меня, Снегурочку часто ставят. Потому что она менее защищена, лицо открыто, ее чаще узнают. Снегурочки и взрослой корпоративной аудиторией «атакуются», и детьми. А Дед Мороз очень защищен имиджем. За этой волшебной бородой, ты как в танке. В хорошем смысле. Кстати, в новогодних интермедиях, которые я ставлю в Костроме уже лет десять с перерывом, артисты удивляются, что я не особо разноображу роль Деда Мороза. На мой взгляд, эта роль традиционная, такой и должна быть. То есть Дед Мороз, как священник на литургии, очень определенные действия должен совершать, которых от него ждут. «В лесу родилась елочка», «Елочка зажгись», игра «Заморожу» - все это незыблемо должно быть.

- Вам приходилось Снегурочек спасать от «атакующих»?

- От взрослых – да, приходилось.

- На корпоративах?

- Конечно. Халтура пуще неволи, как говорил Юрский. У каждого артиста, наверное, был в жизни такой период.

- Наверное, поэтому артисты не особо любят говорить об этом.

- Потому что корпоративы - это тяжко. И всегда болезненно. Хотя у меня был случай потрясающий. На дворе голодные 90-е, я тогда жил и работал в Архангельске. Меня со Снегурочкой «заказали» в ДК моряков на всю новогоднюю ночь. Усталость, голод, холод, нужда - мы не могли отказаться от подработки. И где-то в половине двенадцатого ночи вместе со Снегурочкой пришли, готовые работать всю ночь. А нам говорят: «Ребята, ваши заказчики уже дома. Спасибо, что пришли. Давайте с нами праздновать. Снимайте бороду, садитесь за столы, покушайте». Такая была нечаянная радость.

      

Костромичи хотят снежных сказок на Новый год

- Новогодняя кампания – испытание для коллектива театра?

- Это, скорее, проверка коллектива на структурированность и прочность. Я все больше ощущаю по жизни ежедневную борьбу логоса с хаосом во всем. То есть, ты что-то строишь, а природа стремится все развалить. И только отвернись, только ослабь хватку, моментально все разваливается. И режиссер на сегодняшний день, прежде всего, организатор. Чтобы механизм, «винтики» которого - живые люди, работал всю новогоднюю кампанию четко и слаженно, безусловно, требуется высокое напряжение от всех.

- Актеры шутят, что после новогодней кампании иногда даже имя свое не помнят.

- А надо помнить. Константин Райкин рассказывал такой анекдотический случай. Первый детский утренник сразу после Нового года в одном из московских театров. На сцене «Белоснежка и семь гномов». Полный зал детей с родителями. Открывается занавес, и на сцену из-за кулис выходит ну очень опухшая Белоснежка. Занавес открылся чуть раньше положенного, поэтому Белоснежка не успела выдохнуть дым от последней сигаретной затяжки. И он струится у нее из ноздрей, как у Змея Горыныча. Из другой кулисы навстречу ей медленно и тяжело появляются семь гномов. Одного из них поддерживают, у другого - плохо заретушированный синяк под глазом. У всех трясутся руки и ноги, лица не бриты и сильно опухли. Гномы начинают недружно и фальшиво «петь»: «Здравствуйте, дети! Вы знаете, кто мы?!». Сидящий в первом ряду первоклассник, видя все это действо, громко на весь зал истерично кричит: «Мама, я боюсь!».

- Вам приходилось играть утром первого января?

- Конечно, приходилось.

- Сильно грустно было?

- Грусти не помню. Это было давно. В театрах сейчас стараются первого января утренних спектаклей не играть. Но, по большому счету, зритель пришел в театр, и ему все равно, что ты чувствуешь, выходя на сцену, и что там, в календаре написано. Это твоя вахта. Неси ее профессионально.

- Чем в этом году будете радовать костромских ребятишек?

- В новогоднюю кампанию, как всегда, покажем несколько спектаклей. Премьера – сказка «По щучьему велению». Почему-то Кострома хочет видеть к Новому году «зимние» сказки. Я в других городах с этим не сталкивался. Как правило, зритель не связывает новогодний спектакль со снегом. А в Костроме обязательно, чтобы на сцене был снег. Кроме того, покажем в новогоднюю кампанию сказки «Рождество и Муми-тролли», «Морозко» и «Медведь, который не верил в Деда Мороза».

- Что вы, профессиональный Дед Мороз, обычно желаете в Новый год своим коллегам, друзьям и близким?

- Я всем желаю здоровья, радости и смысла. Все остальное вторично.  

                                               Екатерина МАЙ

                      Фото из семейного архива Михаила Логинова