Люди

ВАЛЕНТИНА ПЛЕТНЕВА: Женщина - легенда

Печать

Ну Герой, и что из того?

Что рассказала Валентина Плетнева о встречах с Горбачевым, сплетнях вокруг ее имени и своих любимых станках в одном из последних своих больших интервью.

 pletneva216 ноября было девять дней со дня смерти Валентины Плетневой. Для половины костромичей это имя уже почти ни о чем не говорит, для них Плетнева – легенда и символ уже малопонятной эпохи, но для людей постарше она – живая яркая страница из прожитой и, если разобраться, очень спокойной и счастливой советской жизни.

В годы “брежневского застоя” в Москве нашу Плетневу принимали за Валентину Терешкову и просили автограф. Тем более что на съездах Верховного совета обе дамы сидели обычно рядом. Одна - первая женщина-космонавт. Другая – первая женщина, ставшая прославленной на весь Союз ткачихой.
Своей землячкой костромичи не только гордились, но и тихо завидовали ей, шушукаясь за спиной. Слухи и сплетни стали неотъемлемой частью ее жизни. Может, поэтому и от интервью она чаще всего отказывалась. С Валентиной Николаевной мы встретились семь лет назад. Несмотря на почтенный возраст — ей тогда было 75 - и жизненные неурядицы, держалась она молодцом. Хотя сильно побаливали ноги, и она даже решила отказаться от любимого сада.
Валентина Николаевна угощала меня чаем с шоколадными конфетами и показывала семейный альбом. Очень скромная квартира, под стать хозяйке. Ничто не напоминала о званиях и славе…


- Валентина Николаевна, представляя Костромскую область на съездах  в Москве или за границей, вы всегда выглядели прекрасно. Костюмы сами себе шили или прибегали к услугам модельеров?

- Костюмы шила в Доме моды. Очень не любила, когда видела на другой женщине точно такую же вещь, что и у меня. Не раздумывая такую вещь выбрасывала или дарила.
Раньше два раза в год приходилось ездить на заседания Верховного Совета, к тому же я была членом комиссии по делам молодежи. Гардероб подбирала очень тщательно. Ребята-телевизионщики обычно говорили: «Ну, Валентина Николаевна, каждый раз у тебя новый костюм». Между тем, другие партийные работники пять лет в одном и том же ходили.


- Вы выглядели удивительно стройной. Никогда не приходилось сидеть на диетах?
- Я была худенькой всегда, никогда не полнела. Может быть, все дело в работе, точнее в ее интенсивности. При норме четыре станка, я работала на двенадцати. В столовую вообще не ходила. Как представлю, что на 5 минут все станки остановить придется, рука это сделать не поднимается. Думала: за пять минут на 12 станках столько всего наработаю! Все у меня было рассчитано. Как Китай поклонялся Мао Дзэдуну, так я поклонялась своим станкам. В выходные и то на работу рвалась.


- Совсем значит на работе не ели?
- Ну почему же? Брала с собой еду из дома, чай кипятила кипятильником.


- Слава повлияла каким-то образом на вашу личную жизнь?
- Моя слава стала тяжким бременем для всей семьи. Четыре созыва я была депутатом Верховного Совета. Однажды спросила сына Витю (он тогда совсем маленьким был): «Хочешь, чтобы маму опять депутатом избрали или не надо?» Отвечает: «Вроде это и хорошо, но как подумаю, что о нас говорят, так вроде и не надо».


- Сыновья пользовались вашей известностью или, напротив, хотели временами сменить фамилию?
- Фамилия громкая им только вредила. Сын у меня сейчас на комбинате Ленина работает. Подходит к нему как-то уборщица: «Говорят, тут Плетневой сын устроился. Совсем не работает. Лодырь!» - «Так это я!» Не поверила ему уборщица: «Да что ты, что ты…» Тяжело все эти вещи переносятся. Раньше, сдается в городе новый дом, обязательно слух пройдет: Плетневой новую квартиру дают. Ни одна вечеринка не обходилась без разговоров «о Плетневой», все косточки перемывали. Муж однажды пошел на день рождения к приятелю. Сидят люди за столом и обсуждают при нем «мужа Плетневой». Ханыга, алкоголик… Чего только не напридумывали!


- Лучшие годы вашей жизни – 60-е?
- Лучшие годы были, когда Героя дали. Мне тогда и 30 лет еще не исполнилось. Вручал Звезду Героя Буденный, а я после этого в Кострому боялась ехать: «Ну что я такого значительного сделала? Не в космос ведь слетала».
Помню, в Георгиевском зале, после вручения награды, плясала барыню вкруговую. С одной стороны, была Элина Быстрицкая, с другой – Екатерина Фурцева. Хрущев сидел где-то рядом.


- Вы встречались и с такими яркими политическими фигурами, как Леонид Брежнев, Михаил Горбачев, Борис Ельцин. Расскажите, какое впечатление они на вас произвели?
- С Михаилом Горбачевым, например, мы несколько раз встречались. Он меня Валей звал, без отчества. На 27 съезде он, проходя мимо, похвалил мое выступление. А на утро поинтересовался, все ли у меня хорошо. Выступление ведь было очень критическое. Фамилий я не называла, но хвастуны себя узнали.
Во время поездки нашей делегации в Финляндию Михаил Сергеевич поил меня кофе со сливками. Извинялся, что молоко не костромское, не столь вкусное.
Мне Горбачев сначала очень нравился, я влюблена в него была. Но потом возненавидела за все это его предательство. 


- Валентина Николаевна, на протяжении десятилетий вы продолжаете оставаться символом Костромы. Поделитесь секретом  успеха?
- Я никогда не стеснялась петь и танцевать, а вот просить, именем своим бравировать, стеснялась. Министры и те удивлялись, какая я скромная…
Меня спасло то, что я ни на грамм не зазналась. Ну, Герой и что из того? Как была простая, доступная, так  и осталась. Все дело в характере. Раз выдвинули меня, подвести нельзя. На всесоюзной арене я защищала честь области, потому что знала: наши люди не хуже ивановцев или ярославцев. Через свой труд я хотела показать труд земляков.

 

Валентина Николаевна очень много сделала для своего города и сама того не ведая помогла и мне. Имя «Плетнева» действовало магически, приносило удачу. В 2007 году я стала победителем конкурса «Кумир твоего города», который проводил всероссийский еженедельник «Собеседник». О ком я писала? Конечно, о Валентине Плетневой. Так, благодаря лучшей ткачихе, я стала лучшим журналистом (по крайней мере, по мнению «Собеседника») и получила денежный приз. Купила на призовые зеркальный фотоаппарат и забежала к своей героине. Уходя, обратила внимание на заколоченные фанерой окна в подъезде Валентины Плетневой. Она столько сделала для своего города, а городу сложно было просто вставить стекла…

Елена Тузова

Досье

Валентина Николаевна Плетнева (девичья фамилия Гурьянова) родилась в 1930 году на Дону. Воспитывалась бабушкой Екатериной Митрофановной в городе Мантурово Костромской области. Образование - 7 классов. “Встречи с выдающимися  людьми дороже всякого института”,- считает Валентина Николаевна.
С 1947 года живет в Костроме.
С 1948 по 1995 работала ткачихой на Костромском льнокомбинате имени В.И. Ленина.
Почетный гражданин города Костромы (еще с 1972 года) и Костромской области. Герой Социалистического Труда. Кавалер четырех орденов Ленина и ордена Октябрьской революции. Лауреат Государственной премии СССР. В течение 18 лет была депутатом Верховного Совета СССР.