Люди

Дружинник – это звучит гордо

Печать

2 апреля 2019 года

 

Общественная инициатива приходит во многие сферы нашей жизни. Добровольцы помогают пожилым людям, защищают природу, спасают животных. А есть те, кто помогает правоохранительным органам в поддержании порядка. Что побудило их избрать такой путь? Об этом корреспондент «КВ» побеседовал с лучшей дружинницей Костромы Антониной СКВОРЦОВОЙ.

 

Дорога к пункту

Не обязательно знакомиться с полицейской статистикой, чтобы просто на глаз определить: за последние годы в областном центре стало спокойнее. Уличное хулиганство встречается редко, пешеходы меньше нарушают правила, да и вообще, костромичи стали вести себя приличнее, хамства и агрессии поубавилось.

Это заслуга не только людей в форме, многое зависит от помощи общественности. И кому же это не знать лучше, как многолетней дружиннице и начальнику пункта охраны общественного порядка? Мы разговариваем с Антониной Анатольевной в помещении этого самого пункта на улице Новополянской. Две небольшие комнатки, шкаф с юридической литературой, наглядная агитация на стенах. Здесь базируется добровольная народная дружина (ДНД), здесь же ведет прием граждан участковый инспектор.

Разговор наш то и дело прерывается звонками, визитами жителей. Люди обращаются сюда со своими бедами и проблемами. А это значит, что доверяют и надеются на решение вопросов.

- Родилась я в селе Фоминское Костромского района. Восьмилетку окончила в Мискове. Родители работали в сельском хозяйстве: мама доярка, отец – механизатор. Простые люди, не начальники, - рассказывает о своем жизненном пути Скворцова. - Потом поступила в ГПТУ в Костроме. Больше 20 лет работала в коммунальном хозяйстве. Техник-смотритель, мастер по сантехническим работам, главный инженер, начальник ЖЭКа. Он располагался примерно на той же территории, что и наш пункт охраны общественного порядка.

- То есть, вы на этой земле давным-давно?

- Каждый дом мне здесь знаком, люди, и меня все очень хорошо знают. Многие выросли на моих глазах.

- Как же вы попали в эту сферу, правоохранительную?

- Борис Константинович Коробов пригласил меня работать в административный отдел. При нем действовала административная комиссия, она и сейчас есть. Это было в 1997 году. А вскоре образовались опорные пункты милиции, и я стала начальником  одного из них, под номером четыре.

- Сейчас они немного по-другому называются?

- Пункт охраны общественного порядка. Это служба гражданская, погон у нас нет. Но мы работаем в плотном контакте с правоохранительными органами. С участковыми инспекторами не только выходим в рейды, но и профилактикой правонарушений занимаемся, посещаем неблагополучные семьи. Дружина – это только часть работы.

- Но все-таки для начала поговорим о ДНД…

- Когда еще я в ЖЭКе работала, этот опорный пункт уже существовал, и я сюда приходила в качестве дружинницы. Нам выдавали повязки, и мы шли по улицам и дворам. Тогда дружинникам добавляли три дня к отпуску, я это помню. А потом был долгий перерыв. Дружины стали восстанавливать только в 2013 году.

 

На охране порядка

Дружинники проверяют гаражные кооперативы и места постоянного обитания неблагонадежных граждан, стоящих на учете в полиции. В вечернее время обходят школьные дворы. Следят за порядком на улицах и навещают неблагополучные семьи. С их помощью каждый год раскрываются сотни преступления, выявляется масса административных правонарушений. При этом большинство дружинников – люди далеко не молодые. Просто у них активная жизненная позиция.

- Чем отличаются народные дружины советского образца от нынешних? Атрибутика изменилась?

- Нарукавные повязки с надписью «Дружинник» как были, так и остались; добавились жилеты, выдаются фонарики. Потому что мы и чердаки, и подвалы проверяем. Выходя в рейд, каждый должен иметь при себе удостоверение дружинника. Группу обязательно возглавляет сотрудник полиции, как правило, участковый инспектор. Есть специальный журнал, в который заносятся результаты, что было сделано, отчет о работе.

- Какая у вас территория?

- Это часть Фабричного района. Четная сторона улицы Козуева, нечетная сторона Рабочего проспекта, улицы Юных пионеров, Задорина, Ткачей, Коммунаров и так далее. Участок большой, с населением примерно 15-20 тысяч человек.

- Что за народ у вас в дружине? Раньше, я помню, хотя дружина и называлась добровольной, но это была обязаловка. На предприятиях, в учебных заведениях составляли разнарядку, говорили «надо» и заставляли людей надевать повязку и выходить в рейды. А сейчас?

- Сейчас заставить никого нельзя, поэтому люди приходят к нам по своей воле, по убеждениям. Но мы не всех берем. Смотрим на человека, семья какая у него, где работает или работал. Чтобы не стояли на учете у нарколога, психиатра, чтобы не было правонарушений. У меня в составе ДНД Тащиев Георгий Георгиевич, он чернобылец, офицер запаса; Варзин Юрий Викторович, в прошлом работник уголовного розыска; есть и новенькие, они еще не успели себя проявить.

- А льготы есть для дружинников?

- Первое время мы работали на общественных началах, но сейчас появилась возможность поощрять и материально.

- Участок у вас какой в смысле правонарушений?

- Сложный участок. Есть нигде не работающие, пьющие. Много старого, неблагоустроенного жилого фонда, где проживают инвалиды, пенсионеры, неблагополучные семьи. Причем, семьи свой образ жизни воспроизводят уже в нескольких поколениях. На моих глазах ведь все происходит. Были трудные подростки, потом они нигде не работали и не учились, выросли, родили детей. И теперь уже эти дети, лишенные внимания, имеющие перед собой плохой пример родителей, пошли по  той же дорожке – пьют, скандалят, воруют. Бывает, что три поколения – и все стоят на учете.

- Как изменилась структура правонарушений?

- Сейчас нет того, что было в 80-90-е годы. На улицах шапки с людей не срывают, телефоны сотовые не отнимают. Снизилось количество угонов автомашин и квартирных краж. Зато расцвело мошенничество. Наркомания появилась, чего мы раньше не знали.

- Если соседи шумят поздно вечером, музыка громко играет – к вам обращаться?

- Полиция (и ДНД) больше не занимаются шумом, собаками. Это теперь в ведении санитарно-технической инспекции. Но что-то и прибавилось. Например, курение в неположенных местах – у школ, детских садиков, в подъездах домов. Раньше на это никто внимания не обращал. Жалобы на курящих в подъездах, на лестничных площадках, поступают от самих жильцов. Мы принимаем меры. То же самое относится к распитию в общественных местах. Сейчас наказывают и за пиво, чего раньше не было.

- Вы и дома, квартиры посещаете, выходите по месту жительства, проверяете сигналы?

- И это бывает. Случалось всякое, и собаки нападали, и граждане нетрезвые, агрессивные. Но, как правило, «в адрес», мы стараемся выходить вместе с участковым. Это надежнее.

 

Кто-то должен

Антонина Анатольевна за свою работу не раз награждалась Почетными грамотами, побеждала в городском и областном конкурсах на звание лучшего дружинника. В прошлом году ее имя было занесено на городскую Доску почета. Такого отличия, насколько я знаю, не удостаивался еще ни один член ДНД. И все это она заслужила своей энергий, принципиальностью и безотказностью. Ее непосредственный руководитель, начальник отдела по организации деятельности общественных пунктов охраны порядка Евгений Морохов отмечает большой опыт Скворцовой, ее бескомпромиссность по отношению к тем, кто мешает нам жить спокойно.

- В Костроме 20 пунктов охраны правопорядка, за ними закреплены около 80 добровольцев. Пункт, которым руководит Антонина Анатольевна, всегда среди лучших, - рассказал Евгений Сергеевич. - Она очень ответственный человек, пользуется большим уважением жителей, много времени уделяет профилактической работе среди населения. В прошлом году участвовала в раскрытии двух преступлений.

Ей действительно до всего есть дело. И неважно, записано это в инструкции или нет: если видит непорядок, то принимает меры. Я прошу подробностей, и она говорит:

- Вот у меня ежедневно с 11 до 14 часов обход территории. Иду и записываю в блокнот: там не убран мусор, здесь машина припаркована неправильно, заехала на детскую площадку. В другом месте подвал открыт, на стене надпись по «спайсам». Все это потом передам в различные службы, участковому и в управление инспекций города. Смотрю, дети у школы стоят, курят, нецензурно выражаются. Звоню социальному педагогу в эту школу. Я считаю, что человека надо предупредить, помочь ему. А не штрафовать сразу и, тем более, не сажать в тюрьму. Мне жалко людей. Возможность для исправления есть всегда.

- Вы имеете дело с темными сторонами жизни, с пьяницами, неблагополучными семьями – постоянно видите изнанку жизни. Это тяжело, негатив накапливается?

- Кто-то же должен этим заниматься, и эту работу надо делать. Но все равно я остаюсь оптимисткой. И при этом не терплю непорядка. Бывает, идем с мужем - подростки неправильно себя ведут. Участок не мой, но я все равно останавливаюсь. Муж говорит: ты не можешь мимо пройти, всегда вмешиваешься. Действительно, не могу. Потому что так я помогаю людям.

Записал Андрей ДОБРЕЦОВ