Люди

Чтобы знали и помнили

Печать

9 декабря 2014

Всю сознательную жизнь он посвятил сохранению и приумножению лесных богатств Костромской области. Продолжает этим заниматься и сейчас. А еще он – автор нескольких книг по истории родных мест. Его трудами восстанавливается церковь в деревне Коровново Солигаличского района. Уже этих дел с лихвой хватило бы на десяток человек, но Владимир ДУДИН берется за новые. Его энергии и целеустремленности можно позавидовать.

dydin

О Совеге с любовью

У одного знакомого я увидел в руках увесистый фолиант, на обложке которого было написано: «Из истории Совеги». Что за Совега? Такого населенного пункта в Костромской области нет. На севере Солигаличского района протекает река Совега. По ее названию именуется и вся прилегающая местность. Там в деревне Харитонов Починок родился автор книги Владимир Дудин.

Все-таки мы плохо знаем свою землю и людей, которые на ней живут. Иногда из-за собственной душевной лени, а в данном случае скорее из-за скромности автора. Краевед Дудин? Нет, не слышали. Так ведь и он хорош: написал пять или шесть книг, но не сделал для них ни одной презентации. Не люблю, говорит, шумихи. Ну, для пользы дела можно бы и пошуметь. А уж «Из истории Совеги» заслуживала представления на самом высоком уровне. Красивый том в твердом переплете, 560 страниц текста и иллюстраций на хорошей бумаге – давно я не видел краеведческой литературы в таком качественном исполнении.

Сам Дудин всегда, еще со школы, любил литературу и историю. Но окончил не истфак, а Ленинградскую лесотехническую академию, после чего трудился в Солигаличском лесничестве. После переезда в Кострому в 1986 году и по сей день включительно работает в областном департаменте лесного хозяйства, имеет звание заслуженный лесовод России.

- Для меня малой родиной являются два места: Совега, где я родился, и село Коровново, также Солигаличского района, где прошли детские и юношеские годы, - говорит Владимир Алексеевич.

Деревенская энциклопедия

Сразу видно, что в книгу вложен огромный труд. Представляю, сколько дней автор провел в архивах, сколько перелопатил литературы (в библиографическом указателе десятки наименований), сколько опросил односельчан.

Он пишет о разных сторонах жизни родного края. Здесь сельское хозяйство и лесные промыслы, демография и топонимика, медицина и образование, быт и деревенский фольклор. Перед читателем проходит прошлое и настоящее Совеги. Это поистине энциклопедия деревенской жизни в пределах одного сельского поселения, в прошлом – волости. Есть глава «Об особенностях питания крестьян, их доходах  и расходах». Есть «О докладных НКВД». Или вот еще глава – «Совежские фамилии». Подробно написано о земстве, дореволюционном кооперативном движении и последующей коллективизации.

В каждой главе находится место личным свидетельствам совежан. Так, в 1978 году Александр Филаретович Дудин вспоминал: «Из Солигалича на Совегу весть о свержении царя в 1917 году привез крестьянин Федор Антонович. В ту пору в школах, в волостном земстве висели портреты царя. Их нужно было снимать. «Кто сделает это, Богом будет наказан», - говорили верующие. Будучи десятилетними школьниками, эту «операцию» произвели Николай Космачев и Николай Дудин».

Дудины и другие

В книге собран обширный справочный материал. Это не только примечания после каждой главы, но и списки, таблицы. Но это все же не научный труд. Рука об руку идут факты и лирические отступления, стихи, творчество местных авторов.

Вот полный список довоенных колхозов (1936 год) с фамилиями их председателей. Из 19 сельхозартелей пять возглавляли Дудины, из чего можно судить о чрезвычайной распространенности фамилии в тех краях. Далее следует перечень жертв политических репрессий, среди совежских крестьян их тоже было немало.

Перечислены все директора Васильевской школы с 1929 по 2014 год, всего 24 имени. Дольше всех, с 1997 года и по сей день, работает Анастасия Николаевна Смирнова.
В годы Великой Отечественной войны погибло 359 совежан, автор приводит в конце книги полный список, причем Дудины заняли почти семь страниц, 96 односельчан с такой фамилией не вернулось с фронта.

Воевал и его отец, Алексей Вячеславович Дудин, который в 1941 году ушел добровольцем и был зачислен в Ярославскую коммунистическую дивизию. С войны вернулся израненный, на костылях, работал председателем колхоза, мастером в леспромхозе. И еще была в нем творческая жилка, он писал стихи, которые печатала районная газета. Когда Алексея Вячеславовича не стало, Владимир Алексеевич исполнил сыновний долг: собрал опубликованные строки, добавил из того, что хранилось в семейном архиве, и издал стихотворный сборник отца.

- Я хотел, чтобы о нем память осталась, - говорит Дудин-младший. – При жизни его очень уважали люди. Но поколения меняются, проходит время, и следы стираются. А книга будет жить долго.

«Не слышно в деревне гармошки,
Порублены все дерева,
Рябина моя под окошком
Прожить без меня не смогла.
Деревня гармошку забыла,
Как будто порвалась струна,
И стала из шумной – унылой,
Почти безголосой она».

Это творчество отца, а сын в своей книге пишет о том, что в 1929 году в 23 населенных пунктах Совеги было зарегистрировано почти четыре тысячи человек.

Теперь деревень осталось 12, и числится в них всего 250 жителей. И Дудин, вслед за отцом-фронтовиком, с горечью пишет:

«Сегодня стоят заколоченные или совсем брошенные дома-корабли, срубленные нашими предками. Не жалели они леса, поэтому и дома были такие просторные, высокие, крепкие. Приложить бы к ним руки, пригласить бы на жительство молодых людей, сделать проезжими внутрихозяйственные дороги. Всего в двадцати километрах от Совеги проходит из Уренгоя магистральный газопровод в Восточную и Западную Европу, а такие поселения, как Совега, просто вымирают, а вместе с ними гибнет и самобытная культура русского крестьянина».

Хранитель памяти

- Однажды я наткнулся в архиве на сведения, что начиная с XIV века на реке Воче была Александрова пустынь, впоследствии Преображенский монастырь, там находились мощи преподобного Александра Вочского, - рассказывает Дудин. - И я задумался. Ведь мое детство прошло в Коровнове, как раз на реке Воче. Где же там монастырь, неужели это та полуразрушенная церковь неподалеку от нашего дома? И никто из земляков уже ничего не помнил. Меня это поразило, и я стал собирать материал. Тут не только монастырь был. Уже в советское время гремел Коровновский лесопункт, работали трудовые династии. Школа была, люди интересные жили. И в 2009 году у меня вышла книга «Костромское село Коровново в истории России».

А чуть раньше он начал восстанавливать в Коровнове храм Покрова Пресвятой Богородицы.

- Я не один, мне помогли жители села, - возражает Дудин. - Левченко Сергей, например. Мы с ним сразу нашли общий язык. Сначала покрыли крышу на трапезной, так и пошло. Как только появились первые результаты, нашлись и другие пожертвователи. И в Москве, и в Питере, и в Смоленске. Кто не мог дать денег, отдавал свое время, труд. Наш благочинный, отец Александр, сам на стройке работал, он хороший плотник. На благоустройстве территории безвозмездно трудились  все жители села, приходили целыми семьями, детей с собой брали. Рядом с храмом разбили парк.

Часть здания отремонтировали, один придел, освятили его в 2012 году, начали вести службу. А сейчас осталось завершить шпиль на колокольне – и работы в основном будут закончены. Но не для Дудина, нет. Он хочет написать об этом очередную книгу. Рукопись почти готова. А вообще Владимир Алексеевич планирует вскоре издать целых пять книг по истории Солигаличского района, тем много, отдыхать некогда.

…На месте бывших сел и деревень сейчас поле или лес, храмы разрушены, кто здесь жил – неизвестно, все забыто, утеряно, стерто. И только кое-где, в немногих местах находятся люди, я их называю хранителями памяти. И Владимир Дудин – как раз такой хранитель. Без громких слов о любви к Родине, о патриотизме, он соединяет времена и поколения, возвращает людям их историю.

Сергей ЛАВРЕНТЬЕВ