Люди

Художник Мария Ратникова: Я говорю с людьми на языке живописи

Печать

21 августа 2018 года

 

Мария РАТНИКОВА - костромской художник, дизайнер, автор живописных украшений и аксессуаров, работающий в редкой технике миниатюрной живописи. Увидев хотя бы раз лаковую миниатюру Марии, забыть ее уже невозможно. Под кистью художника на натуральных камнях размером меньше ладони оживают любимые герои книг и фильмов, исторические личности, представители флоры и фауны. Лаковая миниатюра сложна и трудоемка в исполнении, но для Марии это способ делиться с людьми радостью и своим позитивным взглядом на мир.

 

Редкий вид искусства

- Мария, откуда у вас страсть к живописи?

- Все идет из детства. Главное - это атмосфера любви и принятия в семье. Сейчас я понимаю, что ум должен быть спокоен для того, чтобы производить нечто достойное. Мой папа умел видеть красоту независимо от того, чем занимался – созданием устойчивого быта для семьи, пчеловодством или резьбой по дереву. Он учил меня, что отдых - это смена деятельности. Мама заряжает энергией и держит в тонусе, словом, «придает ускорение». А в школе у меня была замечательная учительница по труду Ольга Николаевна Козырева. Очень творческий человек, и я видела, как она любит то, чем занимается, а это очень увлекает. Потом была художественная школа имени Шлеина, там я занималась у двух талантливых преподавателей - Татьяны Ивановны Гусевой и Елены Владимировны Мариевой. У меня самые теплые воспоминания об этом времени. Были периоды, когда я не рисовала, тогда начала писать стихи. Сейчас в них нет необходимости, потому что я могу поговорить на языке живописи.

- А когда вы почувствовали, во что могут вылиться занятия изобразительным искусством?

- Если говорить о создании украшений, наверное, женская природа во мне пробудила желание делать их. Я люблю украшения. Сначала делала их из полимерных глин и одновременно с этим занималась графикой и живописью. В какой-то момент захотелось разделить созерцание красоты с бóльшим количеством зрителей. Ведь украшение может «путешествовать» вместе с хозяином, а живопись «живет» в помещении. И тогда пришла идея объединить свои умения. В итоге творческий поиск и постоянное самообразование привели меня к такому редкому виду искусства, как лаковая миниатюра.

 

Тайна Туарега

- Первое, о чем я подумала, когда увидела ваши украшения: «Как можно рисовать целые картины на миниатюрных кулонах. Это же практически ювелирная работа!».

- Это и называется ювелирная живопись. Лаковая миниатюра считается одним из самых трудоемких искусств, причем, как для художника, так и для зрителя. А у меня еще и большая любовь к деталям. Наверное, поэтому я нашла себя в миниатюрной живописи.

- Мне, чтобы рассмотреть все детали миниатюры, хочется взять лупу. А вам для работы увеличительное стекло не требуется?

- Я работаю с лупой. Сначала долго к ней не могла привыкнуть, настраивала свои глаза, потом думаю: «Нельзя так к себе относиться», и стала пользоваться увеличительным стеклом. Но это не облегчает задачу, потому что лупу нужно убирать, затем снова наставлять, большую часть работы все равно приходится делать без подручных предметов.

- И кисти, наверное, нужны тончайшие?

- Да, тонкие кисти нужны обязательно. Иногда смотрю и думаю, что вот этот штрих, над которым я столько билась, люди не увидят невооруженным глазом. А мне, как художнику, хочется, чтобы все было замечено. В классической масляной живописи не всегда нужно выписывать детали. В импрессионизме, например, тут махнул кистью, там махнул, и все засияло, а в миниатюре так нельзя, здесь нужно чувствовать, понимать графику, что и как устроено. Если не умеешь рисовать карандашом, то миниатюры не получится.

- Вы делаете эскизы к своим миниатюрам?

- Приблизительные эскизы делаю. Мне трудно заставить себя. Обычно мною движет полет фантазии и вдохновение.

- Яркие краски, которыми написаны практически все ваши миниатюры, это тоже от полета фантазии?

- Обладатели моих украшений любят их за жизнерадостность. А я не могу отойти к пастельным тонам, яркость получается сама собой, она идет изнутри, это своеобразное отражение индивидуальности.

- Что для вас сложнее, создать миниатюру или полноформатное живописное полотно?

- Работая над миниатюрой, я словно наблюдаю за развитием сюжета. Вникаю, но при этом контролирую процесс. Если же я работаю над холстом, то могу просто потерять счет времени. Я настолько туда «ухожу», что «выйти» из этой картины и «зайти» в нее назад бывает очень сложно. Работа художника заставляет постоянно анализировать и размышлять - это непрерывный процесс, и он необычайно привлекателен для меня.

- Что вас может вдохновить?

- Все, что угодно. У меня есть, например, миниатюра «Туарег». Случайно как-то эта тема о воинах пустыни мне попалась, и я начала «копать»: книгу художественную нашла, фильм посмотрела, почитала в Интернете, и так это понравилось, что я написала образ мужчины – туарега. Причем, с открытым лицом. Хотя туареги - единственный в мире народ, у которого не женщины, а мужчины закрывают лицо покрывалом. Его они не снимают даже дома, лишь во время принятия пищи и сна можно увидеть красоту «синих людей пустыни». Пока я занималась «Туарегом», информация об этом народе поступала со всех сторон. Так что погружение в тему в любом случае происходит, из нее я и черпаю вдохновение.

- Почему вы решили открыть лицо воину пустыни?

- Портреты занимают особое место в моем творчестве. Знание психологии, жизненный опыт, интуиция, любознательность художника – залог полного раскрытия характера персонажа. В процессе написания портрета я словно узнаю нового человека и даже где-то корректирую его характер в соответствии со своими представлениями об идеале в конкретном представлении образа. И когда получается достичь желаемого, то возникает чувство новизны, свежего взгляда на жизнь и даже эмпатии к герою портрета, как после встречи с новым и по-настоящему интересным человеком. В каком-то смысле, оказываешься «на одной волне» со своим персонажем.

- Видела у вас портрет Рагнара Лодброка, отважного воина и завоевателя, ставшего особенно популярным после сериала «Викинги». С ним та же история?

- Это одна из моих любимых работ, думаю, что с ней я никогда не расстанусь. Тогда я только начинала заниматься пастелью. Когда увидела фотографию Рагнара в образе из сериала, еще не знала, кто это. Я нарисовала его по мимолетным ощущениям. После этого на меня обрушился шквал писем, звонков от друзей, и незнакомых людей. Мне тогда и объяснили, что это викинг. Я пыталась посмотреть фильм, но он показался мне слишком мрачным. Рагнар, как киногерой, более брутальный, дикий. Я понимаю, почему некоторые мне потом говорили, что это не тот зверь, который показан в кино. У меня он не грубый человек, мягкий, но внутри сильный. Спокойный. Не агрессивный. Я не приемлю проявления агрессии.

 

Камни подсказывают сюжет

- Вы пишете миниатюры на натуральных камнях. Бывает, что они своим цветом и формой подсказывает сюжет?

- Чаще всего так и бывает, основа из натурального камня может стать частью сюжета. Я поначалу присматриваюсь к камню, стараюсь увидеть образ. У меня есть миниатюра «Русалочка», камни и водоросли там – это природный узор агата.

- К вам обращаются с просьбами сделать миниатюру на заказ?

- Мои украшения и аксессуары составляют коллекции самых взыскательных ценителей по всему миру и на просторах России. Если человек захочет что-то персонально для себя, конечно, я пойду навстречу. Но при условии, что сюжет не несет в себе какой-то двусмысленной негативной символики. У меня однажды намечался такой заказ, в итоге я сказала: «Вероятно, вам придется найти другого мастера». Мне не хотелось вкладываться в это никак. Но такое бывает редко. Для выполнения индивидуальных пожеланий всегда интересно изучать новую тему, которую порой я могла бы обойти своим вниманием. Особую радость составляет осознание того, что человек ждет, и что это принесет ему положительные эмоции. Мне очень важна обратная связь, это тоже источник вдохновения.

- Иногда слышу, как мастера обижаются, что люди не умеют ценить их труд, считают, что цена на изделия ручной работы слишком высока. А вы как думаете?

- Ручной труд и живопись находятся немного в разных категориях. Хотя все делается руками. Живопись всегда была на особом месте. Для создания достойной работы необходимы знания, мастерство, опыт, время и другие важные компоненты, которые известны только мастеру, а иногда и буквально лишь одному человеку. Это действительно ценно и уникально. Данные категории имеют вес во всем мире, и, конечно, оказывают влияние на качество, принося радость истинным ценителям прекрасного. Если человек хочет иметь красивую вещь, он не сможет ее упустить.

- Для вас живопись это хобби, работа или что-то другое?

- Это мир без границ, возвращение к истокам, встреча с собой.

Екатерина МАЙ