Люди

Атлет Иван Дмитриев: Пауэрлифтинг покоряется сильным духом

Печать

1 мая 2018 года

 

Костромич Иван ДМИТРИЕВ - «железный» человек, сильный телом и духом. Настоящий фанат пауэрлифтинга. Мастер спорта международного класса по пауэрлифтингу, дважды становился чемпионом мира и девять раз - чемпионом России в личном и командном первенстве. Сейчас Иван Дмитриев уже ветеран в силовом спорте, но продолжает побеждать в соревнованиях различного уровня. И останавливаться на достигнутом не собирается.

 

«Ванюшка-то у меня опять победил»

- Иван, как вы в силовой спорт пришли?

- Я занимался борьбой, и мне в какой-то момент захотелось железо поднимать. Попробовал – понравилось. Первый раз принял участие в соревнованиях в 21 год. Тогда еще и знать не знали ничего про «лифтинг», назывался он силовое троеборье. Соревнования проходили в спорткомплексе «Урожай», судил Александр Николаевич Муравьев. Я в весовой категории 75 килограммов в приседаниях со штангой показал 170 килограммов, в жиме лежа - 135, в становой тяге подтянул 180 килограммов. Соревнования выиграл, выполнил норматив кандидата в мастера спорта.

- Первая победа вас вдохновила?

- Конечно, я был горд неимоверно, никогда ни в чем не блистал, а тут стал самым сильным. Потом я женился, родились дети. На дворе были девяностые годы – трудные времена, я не выступал, качался чисто для массы и устрашения. В 1997-м году хорошо подготовился и собрался ехать на открытый чемпионат в Санкт-Петербург. Я тогда еще не знал, что есть экипировка, какие-то поддерживающие бинты. Попросил у тренера по тяжелой атлетике Ивана Дмитриевича Селиванова шерстяной тяжелоатлетический комбез, чемпионат в Санкт-Петербурге выиграл, выполнил норматив мастера спорта.

- Когда вы поняли, что силовой спорт для вас становится образом жизни?

- В начале двухтысячных, когда я стал чемпионом мира в отдельных упражнениях и норматив международника выполнил.

- У вас после таких серьезных побед звездная болезнь не началась?

- Было дело. Сейчас мне уже важнее, например, чтобы дети гордились своим отцом. Они тоже немного спортом занимаются. Но не такие фанатики, как я, конечно. Мама моя всегда ждет меня с соревнований, и если я поздно приезжаю домой, кладу на стол грамоту, медаль и ухожу спать. А утром слышу, как мама соседям рассказывает: «Ванюшка-то у меня опять победил». Мне поддержка близких и их радость очень важна и приятна.

 

Вот это дед!

- Пауэрлифтингом в спортзалах занимаются многие. Как думаете, почему у большинства дальше хобби дело не идет?

- Во-первых, в силовом спорте очень много травм. Во-вторых, современного человека жизнь так закручивает, что после работы доползти бы до кровати, а тут надо еще идти на тренировку. Для многих это тяжело. Наверное, чтобы добиться чего-то в спорте, надо быть фанатом этого дела. Тогда и вопрос: «Идти мне сегодня на тренировку или нет?» стоять не будет. Я лично никогда не пропускал тренировки, даже когда приходилось подстраиваться под зал.

- У вас были травмы?

- Были и переломы, и трещины. Победы стимулируют, окрыляют, и уже не хочешь планку занижать. Может травмы из-за этого и возникают, что от тебя ждут определенного результата. Как-то раз на тренировке сильно спину потянул. Хотя я был в крутой форме, делал последнее упражнение, легкий вес. Потом прошло все, но я потерял время пока восстанавливался. Два года не выходил на помост из-за давления, думал что все, перебрал совсем. На соревнования ходил только в качестве зрителя, очень переживал, хотелось участвовать. Сейчас восстановился, видимо, кто-то сверху мне помогает.

- Говорят, что в пауэрлифтинге многое зависит от тренера. У вас есть «свой» тренер?

- У меня было несколько тренеров, и с каждым мне повезло. Когда я готовился к выполнению норматива мастера спорта, ходил тренироваться на завод имени Красина. Там был рабочий-энтузиаст, ему дали угол, он сам сделал «железо», меня пригласил, и мы там занимались после работы. Сейчас у меня тренер - президент федерации пауэрлифтинга Костромской области Александр Юрьевич Уразов. Он - хороший специалист, друг и просто неравнодушный человек. Помню, мы были в Москве, я первый или второй раз выступал как ветеран, рекорд установил какой-то. А у меня как раз дочь родила внучку. Тренер сообщил об этом организаторам, и меня поздравили прямо на помосте, сказали: «Вот это дед!». Я был счастлив. Так что хороший тренер, действительно, много значит для спортсмена.

- Когда в пауэрлифтинге становятся ветеранами?

- В сорок лет. Этот вид спорта хорош тем, что рано тебя не списывают, если где-то ты чего-то не добился. Здесь не надо рваться до 25 лет, не жалея себя. Многие в пауэрлифтинг приходят из других видов спорта - и гребцы, и гимнасты, и борцы, и боксеры. Огромный плюс в том, что всегда можно себя реализовать, получить свою долю признания, и даже титул. Пусть ты ничего не получишь финансово, но будешь горд за себя, что смог. Для меня лично это очень большой стимул. Пауэрлифтинг покоряется сильным духом.

- Читала, как один спортсмен сильно понервничал, похудел на пару килограмм, и в итоге провалил соревнования. Неужели в силовом спорте такое бывает?

- Конечно. Счастливый ты на соревнования приехал или с массой проблем в голове - все это влияет на результат. Соревнования бывают не часто и это хорошо, потому что там все равно нервы зашкаливают и страсти кипят. И ноченьку иногда не поспишь, хотя соревнований у меня была уже не одна сотня, я все равно волнуюсь всегда. Может быть, уже не так сильно, как раньше. Стал более прагматичным. Тренировки – другое дело. Для меня это в первую очередь снятие стресса. Мне кажется, если бы я не ходил в зал, не поднимал бы вес, от всяких бытовых проблем с ума бы сошел. А после тренировки все это уходит, ни стресса, ни расстройства, ни проблем.

 

На помосте только ты и штанга

- Знаю, что у вас есть рекорд в становой тяге – 320 килограмм. На тот момент это был лучший результат в мире. Удалось ли самого себя «переплюнуть»?

- Этот рекорд я «снял» буквально через полгода, потянув 327 килограммов. До этого тянул вообще 332 кило, но весовые категории потом поменяли, и мой рекорд, к сожалению, не вписался в эти рамки, остался просто историческим. Сейчас у меня мечта потянуть 355 килограммов без экипировки. Пока к этому все идет. Вообще тяга интересная реально. Она идет в троеборье последней. На помосте больше никого нет, только ты и штанга. Я люблю смотреть тягу, особенно когда человек чего-то хочет добиться, принимает какие-то решения, все у него в глазах отражается. Одни молятся, другие шепчут что-то, третьи - кричат.

- Однажды вы сказали, что бываете по-спортивному злой. Как у себя перед соревнованиями злость вырабатываете?

- Завожу себя, бывает, порычу где-то в углу, нашатыря нюхну, покричу, по ногам похлопаю. Кровообращение в итоге улучшается, но и злей становишься. Очень полезно для куража на соревнованиях.

- Вы экипировкой чаще всего не пользуетесь принципиально?

- Я все стараюсь делать без спецэкипировки. Свой первый рекорд установил без нее. Во-первых, все равно понимаешь, что экипировка усиливает и здорово помогает. Во-вторых, приходится брать кого-то с собой на соревнования, чтобы ассистент помог одеться, замотать бинты. Все это очень долго и дорого. Сейчас, слава Богу, есть классический пауэрлифтинг, поэтому я работаю там. Останавливаться не хочется, пока чувствую, что могу, буду стараться идти вперед и побеждать.

Екатерина МАЙ