Люди

Дизайнер Ольга Кузнечик: Я верю в чудеса, они каждый день с нами

Печать

16 января 2018 года

 

Творчество костромского дизайнера Ольги КУЗНЕЧИК многогранно, она создает необычную, яркую и красивую одежду, всевозможные аксессуары, пишет картины, рисует мультфильмы. Еще в ее творческом багаже – музыка и проза. Ольга говорит, что для нее возможность творить – больше чем просто самореализация, это общение с Богом. Корреспонденту «КВ» дизайнер рассказала…

 

почему живет между Костромой и Крымом

- Оля, когда творчество стало вашим образом жизни?

- Свою первую сказку я написала на уроке русского языка еще в начальной школе. У нас была очень харизматичная учительница. Она настолько заводила класс своей энергетикой, что половина моих одноклассников писала не сочинения, а сказки. Оттуда пошла любовь к словотворчеству. С детства много читала. Рисовать начала с книг детского писателя Владислава Крапивина. Хотя с «художкой» у меня в школе дружбы не было. Потом настал период, когда я вообще ушла от творчества в юриспруденцию. Работая юристом, приходила домой, и уже ничего не хотела. Постепенно начала вязать. Потому что нужна была какая-то разгрузка и отдых. Сначала вязала для себя. Когда начались проблемы в личной жизни, из юриспруденции ушла целиком и полностью в творчество, а потом пришла в церковь. И после этого пошел колоссальный творческий взрыв одновременно по всем направлениям: и стихи, и музыка, и проза, и рисование, и вязание, и валяние. Меня буквально разрывало на части, такой скачок произошел, родственники пальцем у виска крутили: «Оля, ты чего?».

- Вас до сих пор так разрывает?

- Сейчас я уже стараюсь балансировать между этими состояниями. Очень помогает церковная служба, придешь туда, успокоишься, «Оля ты все сделаешь, все успеешь». Домой возвращаешься, начинаешь все спокойно, размеренно делать.

- Ваши близкие смирились с такой вашей увлеченностью?

- Родственники, конечно, страдают, потому что я, бывает, запираюсь месяцами и занимаюсь творчеством целиком и полностью. Они уже знают, что меня беспокоить бесполезно, меня нет, я ушла.

- Вы не поэтому решили перевезти свою мастерскую в Крым?

- Для меня Крым, действительно, был как башня слоновой кости. Но он еще и вдохновляет, там очень красиво. Я всю жизнь прожила в квартире, в Крыму у меня печка, которая топится углем. Это было как прыжок в прорубь с ледяной водой, очень отрезвляет. Я год прожила там между домом и церковью, занималась натуральным хозяйством, даже курочек завела. Это очень стимулирует внутренние творческие процессы. Сейчас я рисую партию акварелей, одновременно изучаю войлок в одежде, делаю коллекцию шапочек, варежек, меня опять несет в разные стороны. Просто перерабатываю этот год, то, что внутри накопилось.

- Собираетесь вернуться туда?

- Да, обязательно хочу вернуться.

 

зачем во время работы читает псалтырь

- Получается, для вас творчество – это диалог с Богом?

- Для меня творчество и богообщение мало разделяются между собой. Когда я делаю что-то, и чувствую, что зашла в тупик, просто от всего отключаюсь, открываю псалтырь и громко вслух читаю. Прочитала кафизму, все отпустило, и дальше уже идут какие-то конкретные идеи, как будто ангел-хранитель говорит: «Оля, сделай так, так и так». И я делаю. Две ноги - творчество и церковное богослужение. Внешнее и внутреннее. Стараюсь их сочетать гармонично, чтобы не было конфликтов.

- Что за конфликты вы имеете в виду?

- Прежде всего, внутри себя. Например, как-то раз меня попросили нарисовать открытку для человека, который увлекается написанием историй с черным юмором. И открытка должна быть такой же. Я сначала сомневалась, а потом перекрестилась и сделала. Знаю, что человеку понравилось. Но хочется все же от таких заказов держаться подальше, рисовать красивые картины, делать красивые вещи, чтобы они были гармоничными.

- Слышала от мастериц, что работа на заказ убивает творчество. А у вас как?

- Для меня заказы - это такой антитворческий «тычок». Я раньше работала только с одеждой, что-то делала на заказ, а потом уходила в такой кризис, из которого сложно выбраться. Именно поэтому я занимаюсь разными видами творчества. Стараюсь параллельно делать всегда несколько работ: что-то на заказ, что-то на перспективу для себя, либо по музыке, либо по словотворчеству, либо по рисованию, чтобы был совершенно отдельный аккумулятор, присоединение к творческому процессу. Без этого невозможно.

- В каком случае вы можете отказаться от заказа?

- Если чувствую, что по внутреннему состоянию мы с заказчиком не сходимся. Потому что для меня общение с ним - это не просто «объем талии и объем бедер». С каждым заказчиком я во время работы нахожусь в диалоге, иногда люди потом возвращаются. Однажды был заказ из Америки, я сшила девушке самую простую юбку. Через некоторое время она мне написала: «Оля, я ее прожгла! Сшей мне еще две таких юбки».

- Были у вас заказы, которые что-то в вас изменили?

- Конечно. Как-то раз я вязала свадебное платье в условиях цейтнота, нужно было успеть к свадьбе. Оно было огромное, очень тонкая кропотливая работа. Я утром просыпалась, садилась за вязание, вставала только вечером. Это для меня стало маленькой щелочкой, чтобы взглянуть на совершенно другой мир. Потому что я всю жизнь до этого работала в офисе, а тут было какое-то совершенно другое состояние и отношение к труду. Можно сказать, что это платье открыло мне дверь к Господу. Потому что кропотливый труд способствует внутреннему перерождению. Рисунки тоже каждый раз во мне что-то меняют.

- Не страшно было браться за такой срочный и сложный заказ?

- Я считаю, что для человека нет ничего невозможного. И всегда вспоминаю, как нам в школе рассказывали историю про старушку, которая во время пожара вытащила сундук из дома. А потом она его даже сдвинуть с места не могла. Возможности человеческие безграничны. И это ко всему относится.

 

как изобретает эксклюзивные пуговицы

- Ваше мастерство вас кормит?

- По-разному. Иногда кормит, иногда живу из кредита в кредит, хорошо помогают родственники. Но такие ситуации - стимул для развития. Порой карабкаешься из последних сил, приходит заказ, нужно пуговиц купить, а денег нет, аванс я стараюсь не брать. Сидишь и придумываешь, как сделать пуговицы из чего-то другого, например, из термопластика. В итоге получается эксклюзивная пуговица, дальше уже включается процесс, я делаю изделие со своими пуговицами. Иногда Господь пережимает немного, но не для того чтобы придушить, а чтобы дать нарастить что-то другое. Я к этому отношусь именно так, как к дополнительному ресурсу для развития.

- Как в своем творчестве не оторваться от реальности?

- Это очень тяжело, нужно одновременно ловить и модные тенденции, и то, что людям потребно, и чтобы это не вступало в противоречие с законом Божьим. Сейчас такое время интересное. Мы после революции пережили период, когда моды не было, работали два завода по производству ботинок и все. Потом началась перестройка, люди стали массово носить джинсы. А их закон Божий запрещает носить женщинам. И вот сидишь и думаешь: «Почему нельзя?». Женщинам хочется ходить в джинсах, потому что это удобно. А в длинной юбке быстро никуда не добежишь. В итоге, придумываешь, что бы такое сделать с джинсами, чтобы это было модно, стильно и красиво.

- То есть, обычные джинсы выходят из моды?

- Тенденции моды все равно возвращают нас к женственности. Но не надо говорить человеку: «Ты ходишь в джинсах, ты немодный». Любовью, миром, терпением, плавно искать компромиссы и находить серединку между потребностью, гармонией в себе и какой-то божественной гармонией. Без конфликтов, потому что Господь с кулаками ни на кого никогда не кидается. Это относится не только к одежде, но и к творчеству, и вообще к жизни.

- Совсем недавно отмечался один из главных христианских праздников – Рождество.Вы пишете сказки, рисуете мультфильмы, а в рождественские чудеса верите?

- Я в принципе верю в чудеса, они каждый день с нами, мы просто невнимательны. Господь никуда не ушел, он всегда рядом. Можно позвонить в колокол тихо, а можно громко. В Рождество колокольный звон громче, поэтому и чудес больше.

Екатерина МАЙ