Люди

Хранитель древа

Печать

12 декабря 2017 года

 

Многие из нас хотят больше знать о своей семейной истории, и в последние годы этот интерес стал особенно заметен. Офицер-ракетчик Михаил ЩЕМЕЛЕВ занялся своей родословной, когда уволился в запас. За несколько лет ему удалось отыскать сведения о сотнях своих родственников и составить семейное древо.

 

Докопаться до корней

Интерес к предкам у нас начал пробуждаться только в 90-е, когда открылись архивы. Но особенно он расцвел в 2000-е благодаря огромным возможностям Интернета. Появились генеалогические сайты, книги, оцифрованные архивные описи и документы, самые разные базы данных. Они делают поиск реальным для каждого. Но сама потребность искать предков, конечно, возникает изнутри.

С этого и начался наш разговор с Михаилом Сергеевичем Щемелевым. Он профессиональный военный, полковник в отставке, занимал высокие должности в костромской ракетной дивизии, то есть, от истории, краеведения, генеалогии был далек. Что же побудило его заняться поиском родственников? Ведь большинство людей живет себе и ничего знать не хочет, никакого им дела нет до своих дедов-бабок. Почему он взялся за эти изыскания?

- Эта мысль - что надо собрать воедино все сведения о предках - у меня возникла давно, но только лет пять назад появилась реальная возможность заняться семейной историей, - рассказал Михаил Сергеевич. - Захотелось найти своих родных. Сердце так подсказывало.

Известно было немного, своих дедов Щемелев не помнил, они умерли рано. Перипетии XX века разбросали большую семью по всей стране. В 1928 году его дед, Бидоленко Михаил Леонтиевич, забрал жену с детьми и переехал с Украины на Дальний Восток. Искали лучшей жизни, спасались от голода. Обосновались в селе Анастасьевка, это 45 километров от Хабаровска.

Другой дед, по отцовской линии, - Конон Щемелев – родился в 1880 году, жил в Белоруссии. Он служил в царской армии в звании унтер-офицера, есть сведения, что участвовал в Гражданской войне.

А как вообще возникла фамилия Щемелев? Начав свои разыскания, Михаил Сергеевич получил ответ и на этот вопрос. В русских говорах «щемилой» называли тиски, клещи. И скорее всего, основатель рода занимался кузнечным делом. В старину так бывало часто: люди получали сначала прозвище, а потом фамилию в соответствии со своим родом деятельности.

 

С чистого листа

У Конона и Авдотьи Щемелевых было шестеро детей. Двое из них, Михаил и Иван, погибли на фронтах Великой Отечественной войны. Сергей тоже был призван в армию, участвовал в войне с милитаристской Японией, был ранен. Позже проходил службу под Хабаровском, где и познакомился с Марией Бидоленко. Они поженились и у них один за другим появились четверо сыновей, в том числе, в 1952 году, - Михаил, то есть, мой нынешний собеседник.

На столе развернут большой лист бумаги, на нем прямоугольники с именами, они соединяются линиями. Есть корни и ствол, от них отходят боковые ветви с листьями – все как у дерева. Это и есть дерево, фамильное древо Щемелевых-Бидоленко. На нем теперь сотни имен, в некоторых прямоугольниках есть фотографии, указаны годы жизни. Огромный труд исполнил Михаил Сергеевич, можно только представить, сколько времени и сил это потребовало. А ведь когда-то этот бумажный лист представлял из себя большое белое пятно.

Надо было с чего-то начинать. Он знал лишь, что почти вся родня по отцовской линии живет в Белоруссии. Но это и все, а требовалась конкретная информация.

- Как это было на практике, Михаил Сергеевич? Ведь надо знать, куда обращаться. Где вы черпали сведения, в архивах?

- У нас в дивизии служил Юрий Николаевич Волков. Он генеалогией занимается давно, пишет книги. Его советы были очень полезны. И он мне сразу сказал, что в архивы писать практически бесполезно. Украина и Белоруссия были в войну в оккупации, и почти все архивы там пропали. Только маленькая часть была вывезена и сохранилась. Но есть Интернет, соцсети; в частности, мне очень помогли «Одноклассники».

 

От человека к человеку

- Вы с компьютером, Интернетом на «ты»?

- Пришлось освоить. По отцовской линии у меня тетя была, двоюродная сестра отца, Ольга Иванович Сакович. Она в Москве живет. Отец с ней еще при жизни переписывался, и адрес у меня был. И я, когда оканчивал военную академию в 1978 году, ее нашел. Мы познакомились и до сих пор поддерживаем связь. И вот вместе мы начали восстанавливать родословную. Она о многих родственниках не знала, а я тем более. Теперь мы по скайпу разговариваем, общаемся. И с другими найденными родственниками то же самое. Буквально на днях разговаривал с троюродной сестрой. Она живет в Могилеве, в Белоруссии.

А с украинской родней было так. Михаил Сергеевич знал, откуда родом его мама, Мария Михайловна. Это Краснопольский район Сумской области, село Покровка. И он «вышел» в этот населенный пункт, просто набрал в поисковике фамилию Бидоленко. Затем написал откликнувшемуся человеку. Ему вскоре пришел ответ: «Вы созвонитесь вот с такой-то, она вам все расскажет».

И Щемелев поговорил с родственницей, которая действительно много рассказала, все координаты дала. Это была важная зацепка, появились имена – Елена, Зоя, Валя, Галина Васильевна. Он с одной троюродной сестрой связался, другой, третьей. Его передавали от человека к человеку. Ему рассказывали про жизненный путь еще одного родственника, и еще, и еще, присылали фотографии. Информации накапливалось все больше. Белые пятна на фамильном древе постепенно заполнялись.

 

Семейный альбом

Почему тысячи людей кропотливо восстанавливают свои родословные, истории своих семей, биографии предков? Потому что, зная свои родовые корни, человек совсем иначе относится к своей жизни, поступкам. Однако далеко не всегда те, кто занимается собственной генеалогией, могут дать рациональный ответ на вопрос: зачем им это нужно?

В основе генеалогических поисков лежат какие-то трудноуловимые, скрытые чувства. Назвать их можно как угодно: зов предков, голос крови – и в любом случае это определение будет неточным, неполным. Но при этом каждый, кто однажды вступил на этот путь, подтвердит: знать свои корни очень важно.

- Михаил Сергеевич, а на родину своих предков – в Белоруссию и на Украину – не выезжали?

- Один раз был в Белоруссии, в 1982 году я туда поехал, это Чаусский район Могилевской области. Самые светлые воспоминания остались от той встречи. Была еще жива тетя моего отца, Анастасия. Я познакомился со своими двоюродными сестрами Катей и Машей. Принимали хорошо, они тоже рады были. Я их нашел, но и они меня тоже. Многих из тех, с кем я тогда встречался, сейчас, к сожалению, уже нет в живых.

- Вас интересовали только имена и их место на родословном древе, или вы одновременно собирали сведения о жизни, фотографии, документы, письма?

- От деда Михаила ничего не осталось, ни документов, ни писем. Он посылал письма родным на Украину, но ничего не сохранилось. А что касается следующего поколения, здесь уже появились документы. Есть сайт Министерства обороны, он называется «Подвиг народа». И там я нашел наградные документы отца и трех двоюродных дядек. Они все участвовали в войне и все вернулись домой. Но много было в нашей семье и погибших; к сожалению, писем с фронта и похоронок не сохранилось.

Утраченные документы в какой-то степени восполнялись устными рассказами, Щемелев их записывал. С разных концов бывшего Советского Союза ему присылали фотографии, он их раскладывал по папкам. А потом понял, что все это надо как-то обобщить. И появилась самодельная книга-альбом «Наша родословная». Там текст и фотографии родных людей, моменты семейных праздников, лица веселые и печальные, свадьбы и похороны, старики и младенцы – история рода почти за сто лет.

Впечатление необычное, начинаешь читать, смотреть – и невозможно оторваться. Простые люди, труженики с обычными судьбами, но за всем этим – история страны, и в этом самодельном альбоме она отразилась даже ярче, выпуклее, чем в трудах профессиональных историков.

Щемелев как человек основательный, человек долга, сделал родословную не только для себя. Он ее размножил и разослал по 25 адресам, передал вновь обретенным родственникам.

 

Чтобы знали и помнили

- Получается, Михаил Сергеевич, что вы всю большую семью как-то сплотили, собрали воедино?

- Они прежде и не знали о существовании многих родных. Теперь вот познакомились, осколки собрались в целое, порванные нити связались. Родословная останется в их семейных архивах. Нынешнее молодое поколение, которому сейчас это вроде и ни к чему, может заинтересоваться историей свое семьи позже. Я ведь тоже не сразу к этому пришел.

- Что дальше? Будете продолжать свой труд?

- А по-другому и не получится. Однажды начав, уже не остановиться. Когда находишь очередного родственника, на его фотографию смотришь – возникает такое ощущение, что я с ним разговариваю. И вот эти их слова я должен передать дальше. Жизнь не кончается, подрастают чьи-то внуки, правнуки. Это все для них, мое послание в будущее.

Так оно и есть. Одна из главных потребностей каждого из нас – знать, откуда я возник, почувствовать, что было много поколений до меня и еще много будет после. Когда мы окружены родными (живыми или давно ушедшими), мы не одни в этом мире. Даже если родственники уже умерли, они все равно символически нас поддерживают.

И поэтому внук Денис носил труд своего деда, Михаила Сергеевича Щемелева, в школу на урок. Дети тогда узнали, что историю можно изучать не только по событиям и датам, но и по судьбам родных людей, по тому, чем они занимались, что сохранилось в семейных архивах.

Сергей ЛАВРЕНТЬЕВ

Фото автора