Люди

Бангкок — город контрастов

Печать

10 октября 2017 года

 

Недавно в ходе лекционного турне в Костроме побывал известный путешественник Антон ДРЯНИЧКИН. Он рассказал о своих впечатлениях от стран Азии, о жизни в Таиланде, ответил на вопросы корреспондента «КВ».

 

Автостоп длиною в семь лет

Антон, расскажите немного о себе. Почему вы начали путешествовать?

— Мне сейчас тридцать два года, сам из Питера, а вообще-то я автостопщик. Кататься начал с девятнадцати лет, тогда я учился в электротехническом университете. Как-то попал случайно на пресс-конференцию солиста «Юрай хип» Кена Хенсли и написал про это в «Комсомолку». И так получилось, что связался с музыкальной журналистикой на пять лет. Я видел практически всех музыкантов, начиная с «Секс пистолз» и заканчивая Чаком Берри и БиБи Кингом. Катался с ними по России, в туры ездил. А так как был студентом, и билеты газета нам не оплачивала, ездил иногда за группами автостопом через всю Россию.

А потом был Таиланд?

— Нет, до Таиланда еще далеко. Я поехал автостопом в Таджикистан, было мне двадцать три года. Немного поездил, и так мне все понравилось. Таджикистан — моя любимая страна до сих пор. Это такой кладезь культуры, традиций, обычаев! Потом я в Питере реставратором работал, мы лепнину реставрировали. Сдал последний объект и уехал в Китай, как всегда, автостопом. Это было зимой, а зимой там оказалось очень холодно…

И вы вернулись домой?

— Наоборот, двинулся дальше на юг. Путешествовал по Тибету, тоже автостопом, добрался до провинции Юньнань, оттуда уехал в Лаос, а там уже и до Таиланда рукой подать. Вообще-то я думал до Индонезии доехать, до Папуа-Новой Гвинеи. Но не получилось, задержался в Таиланде. На целых семь лет.

 

Комар укусил

Вам так понравилась эта страна?

— Меня комар укусил. Я поездил по северу Таиланда, с крестьянами жил. Доехал до острова Лан, поставил палатку, и тут меня накрыла лихорадка Денге. Тропическая болезнь, ее комары переносят. Дальше я ничего не помню, какие-то дети приносили мне воду, пять дней я провалялся в беспамятстве. Денег на авиабилет до России не было и не было сил ехать автостопом: болезнь здорово меня подкосила. Так я и остался в Таиланде. Питался в храме у сикхов, они кормят всех бесплатно утром и вечером. А потом устроился в Бангкоке работать гидом.

Вам нравилась эта работа?

— Не очень, семьдесят процентов зарплаты гидов — это комиссии с покупок туристов. Ты приводишь их в магазин, где они покупают ювелирные изделия в пять раз дороже реальной цены. Мне это было неприятно, и я ушел из турфирмы, стал работать самостоятельно.

Что вы показываете российским туристам?

— За два сезона, что я проработал в турфирме, я успел изучить тайский язык и основательно познакомиться с Бангкоком. Просто взял карту города, расчертил ее на квадраты и ходил пешком, знакомясь с каждой улицей, каждым кварталом. В итоге у меня сложилось своеобразное видение Бангкока. Я не показываю дворцов и музеев, я показываю клиентам реальную повседневную жизнь, изнанку города: грязные улицы, вонючие рынки, городские каналы. И люди, уставшие от туристических аттракционов, в восторге.

 

Восток — дело тонкое

Любопытно узнать о питании и жилье…

— Даже в центре можно найти дешевое жилье за сто двадцать долларов в месяц. Но если туристу нужен европейский комфорт, квартира со всеми удобствами, то придется заплатить триста-четыреста долларов. Едят местные жители в основном в уличных кафешках. Вокруг очень грязно и шумно, но качество еды в этих кафе самое хорошее. Это объясняется высокой конкуренцией: если кто-нибудь получит пищевое отравление — к хозяину заведения больше никто не придет. Мы едим там же, где едят местные; ходим по тем местам, где они живут и где не бывает туристов-иностранцев. И такие экскурсии интересны тем, кто хочет глубже окунуться в страну, в ее ритм.

А в какие конкретно места вы водите своих туристов?

— Экскурсии, которые я делаю сейчас, — это четыре часа непрерывной ходьбы по городу. Эта экскурсия так и называется: «Реальный Бангкок». Вот мы ходим, ходим, а потом я привожу их в парк, а парк сделан из кладбища, люди гуляют среди могилок, дети здесь же играют. Это не значит, что местные жители не уважают мертвых. Напротив, тайцы знаю своих родственников до десятого-пятнадцатого колена. Просто такое, необычное для европейцев, отношение к смерти. Или я привожу туристов в монастырь, а находится он на крыше семиэтажной парковки. Или район размером километр на километр, и весь он заполнен старыми автомобилями, они громоздятся друг на друга. Там их разбирают, из трех сломанных двигателей делают один пригодный. Много каналов, и там вся жизнь у людей проходит на воде. Спят, готовят еду, здесь же дети, домашние животные. Ходят лодки-маршрутки – десять бат с человека.

Да, своеобразная экзотика…

— Еще я навещал русских заключенных в знаменитой тюрьме «Бангкок Хилтон», или по-тайски Банг Кхванг. И потом мои туристы тоже посещали их. Сейчас там находится трое, сидят за ограбление банка и убийство полицейского. Но говорят, что полицейского не убивали. Того, кто это сделал, не нашли, а все свалили на них. Они находятся в заключении больше десяти лет, соскучились по русскому языку и соотечественникам, и полтора часа нашего общения пролетели моментально. Я им потом отправлял в тюрьму книги — Пелевина, Фаину Раневскую, Гришковца, классическую литературу.

Что еще вы предлагаете своим подопечным?

— В августе мы с небольшой группой едем на юг страны, к границе с Лаосом. Без гостиниц, ночуем в храмах и у местных жителей. Там живет народность карены. Люди очень добрые, нас приглашали в дома, угощали чаем, хотя кроме чая и маленькой лепешки у них, может, ничего и нет. Живут они очень бедно. Бывают уникальные случаи в таких поездках. В одном монастыре мы только открыли калитку, вошли — навстречу монах идет. Говорит: «Здравствуйте, а я сидел, медитировал и узнал, что вы сейчас придете. Вот иду вас встречать».

 

Рядом с Буддой

Расскажите о своей жизни в монастыре.

— Я просто пришел туда и сказал: «Хочу пожить у вас». Они говорят: «Пожалуйста, вот твой домик, приходи на завтрак». Так и начался мой месяц в монастыре. Были занятия с монахами, когда они рассказывали про основы буддийской этики и как надо вести себя в жизни. Это очень интересно. И, представляете, почти каждый мужчина в Таиланде прошел через эту подготовку, у тайцев кратковременный (месяц, три месяца, год) уход в монахи, это как в России побывать в пионерлагере.

Для нас это очень необычно, но, видимо, им это для чего-то нужно?

— Туда и женщин принимают (но им запрещено дотрагиваться до монахов), я тоже немало отправил в монастыри туристов, обычно на север Таиланда. Если российский турист приезжает, и у него депрессия, то я его в монастырь отправляю. Если уж заговорили о женщинах — в Таиланде букеты им дарить не принято. Цветы дарят божествам, родителям и учителям. В каждом учреждении Бангкока есть алтари с духами дома. Этих духов тоже задабривают венками цветов.

Религия своеобразная. Если коротко, в чем ее суть?

— Буддистская философия говорит о том, что ты отвечаешь только за себя. Никто не вправе тебе указывать, тебе мешать, и ты не можешь никому мешать. Все непостоянно, все меняется. Поэтому когда турист кричит на ресепшене, таец стоит и спокойно кивает: «Йес, мистер». Он просто понимает, что турист — временная проблема, и сейчас она уйдет сама. Считается, что в Таиланде много транссексуалов. Но это не потому, что свобода нравов. Просто буддизм говорит: «Делай то, что хочешь, если это никому не мешает». То, что мальчиков заставляют делать операции по смене пола, — это полная чушь. Просто гормональные нарушения у определенного процента населения, они есть в любой стране, но в Таиланде нашли такой своеобразный выход.

 

Какие они, тайцы?

Антон, расскажите, пожалуйста, о людях. Есть такое понятие: «тайский национальный характер»?

— В Таиланде, если ты чем-то недоволен, нельзя об этом говорить человеку прямо. Это будет очень серьезное оскорбление. Здесь принято проблему спокойно обсуждать. Сесть, поговорить, разобраться. Когда я работал в турфирме, мне говорили тайцы: «Вы, русские, странные — вы всегда говорите прямо то, что думаете».

Это для многих азиатских народов характерно — сдержанность, не так ли?

— Да, но у них зато очень большой процент психозов и неврозов. Потому что они эмоции держат внутри. Кстати, за что мне нравятся тайцы — они ценят то, что имеют. Это тоже буддизм — многие проблемы в жизни происходят от неудовлетворенности, и они стараются радоваться тому, что есть сейчас, не желая большего.

Это свойственно и богатым людям?

— Того, что у нас называется «показное потребление», там нет вообще. Пыль в глаза своим богатством там пускать не принято. Мне мои туристы, которых я вожу в тайские дома, говорят: «Живут, как бомжи». На самом деле, это не так. У них есть деньги, просто они не заморачиваются. Дом для того, чтобы жить, крыша над головой. И не нужно ничего лишнего. Тайцы безразлично относятся к внешней стороне вещей, и к человеческой внешности в том числе. У меня есть знакомая, у которой очень богатые родители, но она может купить себе платье всего за двести бат (примерно триста пятьдесяят рублей) и ходить в нем. И таковы большинство тайцев.

Олег САМОЙЛОВ