Люди

Ирина Кубрякова: От творчества даже состав крови меняется

Печать

13 августа 2013

Под рукой художника Ирины КУБРЯКОВОЙ на тончайшем шелке расцветают цветы, появляются целые пейзажи и загадочные женские образы. Для нее это уже давно не просто творческий процесс, а путь к гармонизации личности и общему оздоровлению организма. Автор нескольких персональных выставок, преподаватель на семинарах по рукотворчеству, рассказала корреспонденту «КВ» о том, как  рукоделие может оказывать благотворное воздействие на организм человека.
 
– Ирина Викторовна, фраза о целительной силе искусства для вас не просто образное выражение?

– Да, так и есть. Сейчас многие увлекаются разными видами рукоделия, что-то делают своими руками. И это замечательно. Очень важно, когда человек находится в процессе творчества. Для него это своеобразная терапия. Все нервные стрессы уходят, проблемы отодвигаются на задний план. Согласно исследованиям ученых, во время занятий творчеством у человека даже состав крови меняется в лучшую сторону.

– В фильмах часто показывают художника, который в творческих муках портит холсты, нервно курит, мечется по мастерской. Во время такого творческого процесса, по-моему, здоровье не только не улучшишь, а, наоборот, потеряешь.

– На художнике лежит огромная ответственность за то, что он создает. Есть законы социума, которые он должен выполнять, а есть законы мироздания, выше этого уже нет ничего. Знает человек об этом или нет, но эти принципы действуют всегда. Один из таких принципов говорит о том, что любое творение имеет право на своего творца. Все, что человек сотворил, он питает своим временем. Творчество, которое создает человек, в итоге влияет на него, на его время, на его жизнь. Поэтому надо осознавать, что ты выпускаешь в мир. Но тут уже возникает вопрос: какие образы являются гармоничными, потому что творчества сейчас очень много, но какое это творчество – большой вопрос.

– А что значит «гармоничный образ»?

– На семинарах по рукотворчеству мы предлагаем слушателям работать с  гармоничными  образами: природа, цветы, лик человека и все, что с этим связано. Научно доказано: когда человек работает с гармоничным правильным образом, происходит самоисцеление. Желающие рисуют карандашом портрет в золотых пропорциях, для этого не обязательно быть художником. Рисунок создается по специальной сетке, где все рассчитано по миллиметрам. Как правило, в итоге получается, что портрет похож на того, кто его рисовал. Если человек через полгода еще раз попробует нарисовать такой портрет, по рисункам можно отследить, какие процессы у него внутри происходят. Когда человек развивается правильно, то нередко нарисованный им вторично в той же технике  портрет «молодеет».

– Сразу вспоминается «Портрет Дориана Грея». Кажется, Оскар Уайльд тоже кое-что знал о гармоничном развитии личности. А когда вы открыли для себя такую любопытную философию?

– Рисовать я любила с детства. В двадцать лет вышла замуж, муж окончил летное училище, и мы уехали на Дальний Восток. Жили в гарнизонах, растили дочерей, рисовать особо было некогда. Рисовала разве что когда помогала детям делать домашнее задание в школу. Я надеялась, что моя тяга к рисованию передастся детям. Сейчас понимаю, что думать так – это ошибка.

– Почему? Многие родители стараются реализовать себя через своих детей.

– Есть такой момент, но это не совсем правильно. Лучше присмотреться к ребенку, он сам подскажет, что ему больше нравится. Особенно в первые пять лет можно уже увидеть и понять, чем он интересуется. Каждому человеку дан творческий потенциал, и только он сам может его развить. Но настаивать и ломать ребенка, заставляя заниматься нелюбимым делом, нельзя. Я поняла, что детям не передам ничего, только если личным примером заинтересую. Отслужив на Дальнем Востоке больше двадцати лет, мы ждали сертификат в Подмосковье, но получили квартиру в Костроме. Именно здесь я снова начала рисовать.

– Не было сожалений, что вы переехали не в Подмосковье, а в провинциальную Кострому?

– Нет, мы жили в закрытом гарнизоне, поэтому по сравнению с гарнизоном Кострома – настоящая цивилизация. Когда первый раз муж привез меня сюда, сказал: «Посмотри, будем соглашаться или нет?» Кострома мне понравилась, возникло ощущение, что я была здесь раньше. Я просто влюбилась в костромские березы. У меня сейчас младшая дочь работает в Москве, она прямо вырывалась из Костромы. Молодое поколение немного по-другому воспринимает все, стремится уехать в большие города. У нас с мужем видение и масштабы немного другие. Может, потому что мы – военные, и каждый год ездили через всю страну с Дальнего Востока до Калининграда. Нам расстояние от Костромы до Москвы после этого кажется небольшим. Как в песне поется, «Мой адрес не дом и не улица, мой адрес Советский Союз».

– Жена военного – это профессия или образ жизни?

– И то, и другое, наверное. Когда мы приехали на место службы мужа, я родила ребенка, работы не было. Потом меня пригласили на службу. Я тогда не понимала, что это такое и зачем она мне. Сначала была дежурной по связи при штабе летной части, на земле тоже кто-то должен держать связь с самолетами. Потом мы переехали в другой гарнизон, уже на Тихоокеанский флот, там звания у всех морские были. Однажды проходили учения, прибыло начальство с проверкой. Посмотрели на меня и говорят: «А что тут прапорщик делает?» После этого мне дали звание старшего мичмана, тоже по связи.

– Сложно было привыкать к военной жизни?

– Дисциплина, учения, боевые тревоги в любое время суток – мне все это нравилось, казалось интересным. Когда мы только приехали в Кострому, я попала в сетевой маркетинг. Получила большой опыт общения, познакомилась с городом, с людьми. Потом прошла обучение с правом дальнейшего преподавания у педагога высшей категории, художника-прикладника, доктора педагогико-искусствоведческих наук, профессора Светланы Серовой, профессиональную переподготовку в Тверском представительстве АИТОНК по программе «Преподаватель высшей школы – психолог».

– Почему вы батик выбрали для творческих занятий?

– Потому что он мне больше других понравился, хотя техники преподавались  разные: и роспись по стеклу, и лепка, и объемные цветы из ткани. Все это разрабатывает тонко-чувственное восприятие рук и развивает правое полушарие мозга, которое у нас обычно меньше развито. Когда я только начала учиться, осознала, почему работы ручного исполнения такие дорогие. Для того, например, чтобы сделать цветок из шелка, сначала ткань в желатине обрабатываешь, потом красишь, вырезаешь лепестки. Очень трудоемкая работа, но цветок красивый получается. Его ни за какие деньги не захочется продать, когда столько труда вложил. Батик я люблю рисовать на натуральном атласе. Картины на ткани получаются теплые, создают уют. Я рисую в технике холодной акварели. Смачиваешь ткань, кладешь краску, она разбегается по ткани. Это непередаваемое чувство. Я много смотрела в Интернете, какой есть батик в современном мире, как рисуют. Но в нашей технике есть одна отличительная особенность.

– Какая?

– Для гармоничного образа используются только чистые цвета. Наше сформировавшееся поколение художников, неважно в какой технике они работают, обычно берут смешанные цвета, чтобы изобразить разные состояния природы, например. У нас нет черного цвета, мы пользуемся цветами, которые в радуге, даже если их перемешать, они все равно получатся не грязные. И контур берется в батике прозрачный, он тоже воздушность создает.

– Художники нередко выплескивают на холст свое плохое настроение. А вы?

– Я слышала об этом.  Но работу, выполненную на негативе, в мир выпускать просто нельзя. В этом и состоит ответственность художника. Ведь, какое настроение, какую энергию вкладываешь в работу, такую она и будет излучать. Я с большим трепетом подхожу к процессу, настраиваюсь. Обычно в голове уже есть образ, нужно только начать делать.

– Какие у вас первые ассоциации со словом «творчество» возникают?

– Доброта. Осознание – для чего все это делается. Потому что творчество, действительно, огненный процесс. Если рассматривать его с философской точки зрения, это не просто «сел и нарисовал что-то». Когда человек находится в творческом процессе, он увлекается, обо всем забывает. Сейчас большинство людей не умеют управлять своими чувствами и эмоциями. А нужно все делать с любовью, с добротой. Для меня творчество – это мое спасение. Выставки я готовлю не ради известности, просто потому что хочется. Творческие планы у меня грандиозные, возможно, я успею, к какой-то исторической дате Костромы подготовить выставку, у меня есть эскизы, осталось воплотить их в жизнь.
                                          

Екатерина МАЙ