Люди

Надежда Шейко: «Куклы для коллекционера – все равно что дети»

Печать

16 июля 2013

«Коллекционер к своим куклам относится как к детям, хочется сохранить их для потомков», - рассказывает Надежда ШЕЙКО, владелица первого в Костроме Музея уникальных кукол и игрушек. Куклы для нее уже давно не просто хобби. С тех пор, как был открыт музей, они стали второй работой. Правда, и работа, и хобби у Надежды Васильевны одинаково - для души.

- В Европе и Америке коллекционирование кукол популярно давно. Причем, в Европе больше коллекционируют старинных антикварных кукол. Это закрытые клубы, попасть в которые практически невозможно. В Америке после собирания марок куклы занимают второе место. Принцесса Диана оставила после себя два музея кукол, у Майкла Джексона была великолепная коллекция. Актриса Деми Мур открыла уже второй музей кукол. Она ни с чем не считается, если проводится аукцион кукол, приезжает очень рано и на куклах, которые ей понравятся, сразу пишут «Продана», хотя цена на них еще неизвестна. В России коллекционирование кукол тоже набирает обороты. Например, музыкант Андрей Макаревич собирает венецианских кукол. Жена Сергея Степашина заселила весь дом куклами Мумий Тролль.

- А вы когда увлеклись куклами?

- Как и все девочки, в детстве. Моими первыми куклами были изготовленные своими руками бумажные и тряпичные куклы. Тогда в продаже появились немецкие куклы, но они стоили очень дорого и купить их родители не могли. Став взрослой, я много ездила в пределах наших союзных республик. Из поездок всегда привозила сувениры, но непременно в образе куклы – национальной, этнической. Позднее, когда туристические границы расширились, ездила в другие страны: Грецию, Турцию, Египет, Испанию, Италию, Бирму, Канаду, Таиланд, острова Бали и Ява. Оттуда тоже привозила очень интересных кукол. Для Индонезии, например, характерны марионетки, теневые куклы. На тот момент я была просто любителем сувенирных кукол.

- Как стали из любителя коллекционером?

- Однажды случайно я обнаружила необычную куклу с завораживающими, естественными глазами. Очень красивая, нарядная, в кружевах, в бархате, она отличалась от современных кукол. Оказалось, что это антикварная кукла, которой уже было к ста годам. Тут и проснулся интерес, захотелось узнать, что это за кукла, познакомиться с другими подобными куклами, с их производителями - известными фабрикантами. Стала искать литературу по куклам, ее на русском языке очень мало было. Ездила в музеи кукол Германии, Швейцарии, Австрии.

- Какая антикварная кукла появилась у вас первой?

- Это была кукла немецкого фабриканта Арманда Марселя. Сейчас в моей коллекции есть полтора-два десятка его кукол, от маленьких до больших. Для меня интересно представить кукол разных фабрикантов, чтобы было видно их сходство и отличия. Среди антикварных кукол, которые экспортировались к нам в Россию, были модные куклы Пандора, например. Дорогие, фарфоровые, в модных одеждах. Они производились во Франции известными фабрикантами Брю и Готье, и всегда пользовались большим спросом у коллекционеров. По этим куклам одевались короли и королевы.

- Куда исчезли эти куклы после революции?

- Когда произошла революция, нарком просвещения Луначарский посмотрел на кукол и сказал: «Современные дети такими куклами в кружевах и бантиках не могут играть, это пережиток буржуазии». Россия, кстати, в то время производила по немецким образцам не менее красивых кукол. Пять золотых медалей получили на международном форуме куклы, которых делали на фарфоровом заводе под Москвой. Но Луначарский приказал завод стереть с лица земли, а кукол уничтожить. Вместо них стали выпускать кукол по профессиям – доярка, медсестра, сталевар, милиционер, пионер.

- Где вы приобретаете кукол для коллекции?

- Старых советских кукол по возможности покупаю на московских антикварных рынках. Антикварных кукол - на аукционах и антикварных рынках в Европе. Когда открыли музей, костромичи нам подарили несколько экспонатов. Антонина Данилова подарила медведей 40-го года ХХ века, которыми сама играла. Татьяна Скачкова пришла в дождь с сумкой и принесла очень старого, но в отличном состоянии заводного мишку со ступой и куколку. Это очень приятно.

- За какой куклой вы дольше всего охотились?

- Я никогда не озадачивалась поиском определенной куклы, скорее кукол какого-то определенного фабриканта, допустим Арманда Марселя, Брю или Кестнера. Долго искала восковую куклу середины 19-го века английского производителя Пьеротти. В итоге приобрела ее через Эльмиру Степанову – члена крупнейшего американского клуба коллекционеров кукол, руководителя петербургского проекта «Антикварная кукла». Она ее разыскала для нашего музея во Франции. Это очень редкая кукла даже для зарубежных музеев, а у нас она есть.

- А каких кукол нет в вашей коллекции?

- Нет кукол китайского производства и кукол Барби. В 40-50-е годы ХХ века выпускали целлулоидных пупсов, детям нужно было развивать свою фантазию и умения, чтобы их одеть. А теперь ребенку предлагается готовая кукла Барби. Конечно, она красивая, нарядная. Но где ее лицо? У антикварной куклы живые глаза, взгляд завораживающий. У них точное соответствие пропорций, как у человека. А на Барби равняются наши девушки, сидят на диетах, чтобы получить такую тонкую талию, делают сложнейшие операции, чтобы их ноги стали такими же длинными и стройными.

- Как вы сохраняете кукол?

- Всех кукломанов объединяет бережное отношение к вещам. Хранение куклы – это большая ответственность, потому что они представляют историческую ценность. Для фарфора, из которого изготовлены их головки и конечности, нужна определенная температура и влажность. У многих кукол кожаное тело и натуральные волосы – их нужно беречь от пыли и моли. Куклы боятся яркого света. Сейчас в штате нашего музея есть художник, модельер по кукольным костюмам.

- Как получилось, что из вашей коллекции вырос музей?

- В коллекции больше двух тысяч экспонатов, это не только куклы, но и одежда, мебель, мишки Тедди и многое другое. Когда коллекция увеличилась настолько, что в квартире ее держать стало невозможно, мои близкие сказали: «Куклы нас выживают». Встал вопрос - или все это выставить на аукцион и распродать, или представить на всеобщее обозрение.

- Музей называется уникальных кукол и игрушек. В чем его уникальность?

- Многие коллекционеры ни за какие деньги не выставят свои коллекции на всеобщее обозрение. Музеи во время выездных выставок редких антикварных кукол могут заменить копией – репликантом, если для них нужны специальные условия хранения. У нас можно увидеть оригиналы кукол - антикварных, винтажных, выпущенных на ныне закрытых советских фабриках. Музей посещают не только костромичи, но и гости города из Ярославля, Иванова, Екатеринбурга, Нижнего Новгорода, из Украины. Была английская группа туристов. Жаль места мало, в экспозиции представлена только четвертая часть коллекции. Если будет возможность расширить музей, сделаем и другие экспозиции. Сейчас готовим выставку к 400-летию Дома Романовых. На ней будут представлены семья Николая II в куклах, а также куклы, которыми играли великие княжны.

- Может, стоит обратиться с этим предложением к городским властям? Все-таки, туристы – частые гости в вашем музее, а это большой плюс и для Костромы.

- Город, к сожалению, не оказывает нам помощи. Я слышала, что в Ярославле некоторым частным музеям городские власти предоставляют льготы, в части оплаты коммунальных услуг, например. Для меня музей - это работа, которая требует большой отдачи времени и средств. Здесь ты должен быть и художником, и реставратором, и педагогом, и философом. Материального интереса нет. Общение с людьми очень много дает. Взрослые в нашем музее ностальгируют, находят игрушки своего детства, радуются. К нам приходят даже молодые мужчины 30-40 лет, много фотографируют, у нас это разрешено. И я получаю удовольствие от того, что моя коллекция людям нравится, значит, не зря я открыла этот музей.
                                             

  Екатерина МАЙ