Люди

Анатолий Лебедев: Шахматы – это средство общения людей

Печать

9 июля 2013

Вся жизнь Анатолия ЛЕБЕДЕВА связана с шахматами. Кандидат в мастера спорта, тренер шахматной школы, исполнительный директор областной федерации, организатор шахматных фестивалей и соревнований в Костроме, судья всероссийской и международной категорий, арбитр ФИДЕ - он признается, что не помнит, что было до шахмат, все как-то забылось, стерлось из памяти.

Корреспондент «КВ» встретилась с ним в самый разгар проведения ХХ Международного шахматного фестиваля «Кубок Волги-2013», который уже давно стараниями Анатолия Лебедева и его единомышленников стал одним из спортивных брендов Костромской области.

- Анатолий Борисович, несколько лет назад вы говорили, что Кострома является столицей детских шахмат. С тех пор ситуация не изменилась?

- Я по-прежнему так считаю. Потому что на протяжении тринадцати лет, в Костроме проходят самые первые официальные турниры для детей. Сейчас они называются Личное первенство России среди детей до 9 лет. Более десяти лет успешно работает межрегиональная гроссмейстерская школа, которая в этом году получила новый статус – гроссмейстерская школа Центрального федерального округа. Так что, на мой взгляд, звание «Центр детских шахмат» у Костромы вполне заслуженное.

- Что нужно, чтобы наш город стал центром не только детских шахмат, но и взрослых?

- Мне бы очень хотелось видеть, как наши юные дарования вырастают в международных мастеров, гроссмейстеров, потому что в Костроме на данный момент нет ни одного официального международного мастера. Для этого нужна финансовая поддержка. На детские шахматы мы как-то находим средства, бюджет помогает, но когда дети переходят в старшую возрастную группу, поддержки становится меньше, а им требуется подготовка, выезды на очень важные соревнования, все это стоит денег. К сожалению, серьёзных спонсоров, которые могли бы поддержать наши юные дарования на постоянной основе, в Костромской области нет.

- Вы когда мир шахмат для себя открыли?

- Я себя всю сознательную жизнь ощущаю в шахматах. В детстве смотрел, как мой отец играет со своими друзьями. Мне было десять лет, когда в один из осенних дней в 32-ю школу, в которой я тогда учился, пришел высокий шатен и пригласил ребят заниматься шахматами. Это был Андрей Белетский. Я тогда ходил в футбольную секцию, тренер на занятия опаздывал, и я решил зайти, посмотреть на игру в шахматы. Там как раз стали проводить жеребьевку турнира. Я вытащил цифру «один» и был очень доволен этим, ощущал себя практически победителем.

- А на самом деле?

- Оказалось, что я в первом туре - выходной. Андрей Васильевич сказал: «Ты сегодня играть не будешь». То есть, я с кем-то сыграл и даже выиграл, но в таблицу мне очков не засчитали. Меня это тогда так заинтересовало. Постепенно у меня стало получаться играть в шахматы, и после третьего класса мне предложили перейти в 7-ю школу. Тогда наши тренеры-энтузиасты Белетский, Комаров, Бугров, Розанов, позже Юкалов под руководством  директора шахматной школы Александра Самсоновича Новикова создали там спецкласс - собрали детей со всей Костромы, которые любят шахматы. Идея была отличная, учась в этом классе, я в шахматную среду вошел полностью. Участвовал в шахматных турнирах - как в личных, так и в командных. В детском турнире «Белая ладья» наша команда была второй в России, и пятой в Союзе. Для меня шахматы стали великолепной возможностью увидеть свою страну, другие города, посмотреть, как там люди живут.

- С вашим учителем Андреем Васильевичем приходилось встречаться за одной шахматной доской?

- На соревновательном уровне мы не играли, а легкие партии были, конечно. Я ему очень благодарен, что он меня привел в мир шахмат.

- Какая партия была у вас самой запоминающейся?

- Наверное, в 1984 году, в Ереване. Мы тогда ездили на первенство России спортивного общества «Динамо». Я играл с представителем Армении Арташесом Минасяном, он уже тогда был сильным кандидатом в мастера спорта. Игра проходила во Дворце шахмат, мы сидели на сцене при полном зале болельщиков. Я провел блестящую позиционную партию, атаковал, и в конце удалось провести эффектную комбинацию – пожертвовать ферзя и победить. Никто не мог понять, как никому неизвестный мальчик смог выиграть у чемпиона Армении, выполнившего нормативы мастера спорта. Через несколько лет Арташес Минасян стал последним чемпионом Советского Союза среди мужчин. Мы с ним встречались, он как-то приезжал в Кострому на турнир, и сказал, что хочет отыграться, а я ответил: «Не получится, ты уже на высоком уровне играешь, а я - детский тренер». С 2005 я прекратил участвовать в серьезных турнирах.

- Почему?

- Заниматься спортивными шахматами тяжело. Предстартовый мандраж - это большая психологическая нагрузка, которую выдерживают не все. Я дважды становился чемпионом Костромской области по шахматам. Дальше можно было идти на мастерский уровень, но я выбрал стезю тренера. Тем более что у меня специальность – тренер по шахматам. После школы я окончил шахматное отделение Челябинского института физкультуры.

- Вам когда-нибудь приходилось играть в шахматы с компьютером?

- Да. С компьютером играть тяжело, потому что он не прощает ошибок. Нужно сосредоточиться и играть очень серьезно, а хочется немного похулиганить, поэтому я больше люблю играть в «живые» шахматы или через Интернет с любителями.

- А как можно в шахматах хулиганить?

- Я - человек активного стиля игры, в шахматах люблю атаковать, жертвовать, пытаться найти интересный ход, провести красивую комбинацию, а не стоять и ждать, когда это сделает мой партнер.

- Традиционно считается, что шахматы – это спорт для математиков. Вы с этим согласны?

- Не согласен. У меня с математикой всегда были нелады в отличие от моей сестры Людмилы, окончившей в московском университете факультет со сложным названием «Математика и кибернетика». Там, мне казалось, все сухо, ты должен четко знать формулу, если не знаешь ее, то уравнение не выйдет. Помню, как со мной мучилась классный руководитель - математик Валентина Викторовна Зверева. Я много ездил на соревнования и пропускал уроки и когда писал контрольные, она мне незаметно помогала. Шахматы – это творческая игра, ты можешь найти нестандартные решения, интересные продолжения. Шахматы, прежде всего, дают человеку возможность научиться мыслить, просчитывать свои действия на несколько ходов вперед. А еще шахматы – это прекрасное средство общения людей.

- Это как?

- Девиз международной шахматной федерации: «Мы все одна семья». Куда бы ты ни поехал – у тебя везде есть друзья-шахматисты, которые тебе всегда помогут. У нас хорошие дружеские контакты с шахматистами Беларуси, Украины, Польши. На костромской фестиваль приехали шахматисты из Орши, а их руководитель  Николай Жуков – международный арбитр - помогает нам в судействе опен-турнира. В Польше, кстати, есть великолепная программа «Шахматы без границ». Они хотят, чтобы люди всего мира общались друг с другом, чтобы не было границ, а у шахматистов их и нет почти. И буквально сразу же после фестиваля я со своими польскими друзьями-шахматистами еду на Дальний Восток, на Байкал и дальше во Владивосток применять эту теорию на практике.

- Вы не считаете, что шахматы можно было бы сделать обязательным предметом в школе, который учил бы детей думать?

- Я в июне был в Ханты-Мансийске на Международной конференции по шахматному образованию. Там представители разных стран рассказывали о своем опыте внедрения шахмат в систему образования. Например, в той же Армении шахматы введены как обязательный урок в начальной школе. В России есть отдельные регионы, где практикуется это, но как факультативы. Я сам сторонник того, чтобы подобные решения не сверху спускались, а были инициативой энтузиастов. У меня супруга Наталия тоже педагог. Она, заметьте, по своему желанию съездила на специальные курсы подготовки специалистов по шахматам для начального образования в Москву и сейчас организовала шахматные занятия у себя в детском саду.

- У вас, насколько я знаю, и дочь в шахматном спорте?

- С дочерью Александрой я занимался шахматами до определенного времени, но потом понял, что своих детей учить очень тяжело, потому что ты требуешь многого, а ребенок не все выполняет. И передал ее другому тренеру, моему коллеге Михаилу  Розанову. Она дошла до второго разряда, а потом  решила сменить увлечение и пойти учиться в художественную школу. Это ее выбор. Сейчас она студентка, на нашем фестивале судит турнир самых младших участников. Я объяснил ей правила, она прошла подготовку в нашей школе, прослушала судейский семинар и сейчас работает как начинающий судья под присмотром опытнейшего арбитра из Рыбинска Алексея Москвина.

- Заниматься организацией соревнований и фестивалей сложно?

- Непросто, но кто-то должен это делать. У нас в школе слаженная команда, каждый четко делает свое дело. Когда мы за это брались, все было новое, в нашем первом фестивале участвовал 71 человек из них 20 приезжих. Надо было людей разместить, найти место для проведения, потому что в шахматной школе, которая тогда находилась в подвале на улице Островского, всем просто не хватило бы места. С каждым годом мы чему-то учились. Когда к нам в 1997 году приехал из Москвы Виктор Пожарский, в то время председатель детско-юношеской комиссии Российской шахматной федерации, и увидел, что у нас неплохо получается проводить фестивали, он предложил провести в Костроме первенство России для самых маленьких шахматистов. Мы решили попробовать.

- И как? Получилось?

- В этом году в мае в первенстве приняло участие 434 юных спортсменов из 60 регионов России, это был рекорд!
                                           

Екатерина МАЙ