Люди

Александр Загороднев: Кострома меня призами и наградами не баловала

Печать

18 июня 2013

Шоумена Александра ЗАГОРОДНЕВА называют «золотым голосом» Костромской области. Участник и призер международных, всероссийских и региональных фестивалей и конкурсов вокалистов, каждый год к Международному женскому дню дарит костромичам концертную программу «Песни весны». Выступает на многих областных праздничных мероприятиях, не только как вокалист, но и как режиссер, звукорежиссер, ведущий. Не любит сливаться с толпой и всего в жизни добивается сам.

- Саша, вы как реагируете, когда вас называют «золотым голосом»?

- Горжусь, хоть это звание и негласное. Его дали мне в Российском Союзе молодежи. Был областной конкурс «Студенческая весна» и в моем дипломе написали: «Награждается золотой голос Костромской области». У нас, кстати, такое звание имеют двое - Илья Кевин и я.

- Недавно на одном из центральных каналов шло шоу «Голос», где главным для участников были вокальные данные. На ваш взгляд, хороший голос – это залог успеха для артиста?

- Я сотрудничаю со многими композиторами, выступаю членом жюри на российских конкурсах, и пришел к выводу, что голос, конечно, важен, но, как правило, он все-таки на втором месте.

- А что на первом?

- То, что артист несет со сцены, как он раскрывает душу в песне. Когда я сижу в жюри, то просто закрываю глаза и слушаю конкурсанта, насколько он честен и искренен. Очень мало людей, даже среди больших профессиональных артистов, у которых есть истинный талант.

- Вы когда начали петь?

- Лет с десяти. Все случилось внезапно. Я смотрел телевизор, и мне понравился один артист - Филипп Киркоров. Причем, меня больше прельщал не его вокал, а антураж: костюмы, свет, драматургия. Мне не столько петь захотелось, сколько делать такое же яркое шоу. Через несколько лет в Москве мне довелось лично познакомиться с Филиппом Киркоровым.

- После этой встречи не разочаровались в поп-короле?

- Нет. Он обычный человек, очень творческий, сильнее всех в своем жанре, не умаляя заслуг других артистов. Я стараюсь бывать на каждом его концерте. У меня есть такое поветрие - если я где-то случайно слышу песню Киркорова, значит, в этот день будет все хорошо. На днях, например, закончил один проект, еду обратно домой, слышу по радио его песню. Для меня это очень знаково.

- То есть, Филипп Киркоров стал вашим «крестным отцом» в творчестве. А какой момент можно считать «боевым крещением»?

- Один раз в жизни случается, когда ты поешь и чувствуешь, что поднимаешься со сцены, словно крылья вырастают, ты никого не видишь вокруг, словно в омут затягивает. Видимо, в этот момент как раз «боевое крещение» происходит - это истинно тебе дано на самом деле, ты можешь этим заниматься. У меня один раз так было, давно, по-моему, на конкурсе «Фристайл».

- У вас не было мыслей уехать в Москву?

- Я учился в Москве. В 2004 году поступил на платной основе на музыкально-педагогический факультет КГУ имени Некрасова. Конкурс тогда был три - четыре человека на место, и чтобы меня, такого талантливого, взяли учиться, пришлось продать дачу. Через два года с помощью хороших людей, которые верили в меня, я поступил в Академию славянской культуры в Москве. При нем есть театр танца «Гжель» Владимира Захарова. Мне намекнули, что я буду там солистом. Я ушел в «академичку», все бросил, даже не задумываясь. Те годы в Москве, конечно, были безумно хороши, я познакомился со многими артистами. Но академию я так и не окончил.

- Почему?

- Учиться было очень дорого, чтобы доучиться, мне пришлось бы продать квартиру в Костроме. В итоге я вернулся домой, доучился в КГУ. Когда вернулся из Москвы, долго чувствовал себя инородным, потому что увидел и узнал, на каком уровне можно делать концертные программы и шоу. С тех пор пытаюсь доказать, что и у нас, в Костроме, можно делать также.

- И как? Удается?

- У нас в Костроме кроме меня никто не делает больших концертов, потому что это очень серьезные траты. Мой моноспектакль «Сказка наяву» стоил больше 300 тысяч рублей. В следующем году, к своему тридцатилетию я готовлю большой творческий концерт, он будет стоить больше полумиллиона рублей. Пять лет назад я начал петь свои песни: созваниваюсь с композиторами, договариваюсь, чтобы их песни были в моем исполнении. На Новый год мы вместе с командой Костромского мюзик-холла сделали мюзикл «Красавица и чудовище». На мой взгляд, он был лучше всех новогодних спектаклей, которые прошли в Костроме. Когда мы его показывали в Шарье, я сидел в зале, и слышал, как недоумевали зрители - зачем сюда приехали артисты  из Москвы, показывают мюзикл всего за сто рублей.

- Они решили, что к ним приехали москвичи?

- Да, люди не поняли, что мы из Костромы. Конечно, это подняло тогда наш дух, что мы не зря работаем. С другой стороны, мы поняли, что нам еще очень долго стремиться к тому, чего хотелось бы достичь в Костроме. Мюзикл посмотрело больше трех тысяч человек. В Новый год мы опять его покажем. Сделаем очень красивую трехмерную проекцию, на стоимости билетов это не отразится, хочется, чтобы его увидело как можно больше людей.

- Вы, говоря о своей профессии, называете себя артистом?

- Меня артистом сложно назвать. Я, скорее, творческий креативный человек, помогающий людям. Одним пением мне скучно заниматься. У меня разносторонняя деятельность - организация праздников, концертов, сотрудничество с творческими людьми. Я являюсь звукорежиссером мероприятий, потому что если сам поешь, ты знаешь - как настроить звук артисту. Реклама – мое креативное хобби, мне нравится создавать какое-то особое настроение. Я делаю только штучные вещи. Был случай, мама погибшего мальчика заказала мне сделать его большой портрет. Я долго не мог приступить к работе, но однажды вечером вдруг почувствовал, что этот человек стоит рядом со мной, за плечом. Сел и сделал, нужно было дождаться этого особого состояния. Поточной рекламой я не буду заниматься даже за большие деньги. Да и времени на это особо нет.

- Какая победа была для вас самой значимой?

- Пока никакая. Я думаю, что она еще не наступит очень долго. Если бы она случилась, можно было бы сесть в кресло, пить чай и ничего больше не делать. Вообще Кострома не баловала меня призами и наградами, где бы я не участвовал, у меня очень мало первых мест.

- Почему?

- Вот и я задавал вопрос – почему? Мне отвечали: «Так ты уже все получил, у тебя уже все есть, надо других поддерживать». А где я их получил? Первые места я занимал на конкурсах в других городах. Сейчас уже нигде не выступаю. Если только на больших международных конкурсах, где есть участники старше тридцати лет. Конечно, если сказать, что для меня звания и регалии не важны – это будет неправда. Важны. Главное, чтобы их давали по заслугам и вовремя. Лет через пять планирую сделать в Костроме конкурс «Жемчужина «Золотого кольца». Сначала сделаю его у нас, а потом выведу на российский уровень. Победителями в нем будут талантливые молодые люди, которые, действительно, многого достигли.

- Вас узнают на улице?

- Узнают, причем однажды меня приняли за другого человека. Думали, что я Паша Ситушкин. Спросили, не я ли выступал в телевизионном проекте «Народный артист». Сейчас узнают, но больше как участника и создателя творческих проектов.

- Саш, у вас не было сожалений, что вы связали свою жизнь с творчеством, а, например, не с каким-то денежным бизнесом?

- Вообще не было. Я получаю все свои деньги, которые могу зарабатывать здесь, в Костроме. Я зарабатываю своим трудом, своим умом. Но если творчество тебе дано свыше и это проявилось, нельзя его променять на что-то. Я всего достиг сам, ни от кого не завишу, и в этом моя гордость.
                                           

Екатерина МАЙ