Люди

ВАЛЕРИЙ ВЕХОВ: сотрудник РУБОПа и ученик Невзорова

Печать

Валерий Вехов, сотрудник РУБОПа и ученик Невзорова

vehov

 

 Валерий Вехов — начальник отдела информации и общественных связей Управления МВД России по Костромской области. Мы беседуем с ним накануне 15 ноября, Дня сотрудника УБОПа. В «лихие» девяностые во времена «бандитского Петербурга» он был старшим оперуполномоченным по особо важным делам регионального управления по борьбе с организованой преступностью. Но кроме пистолета, с ним всегда была видеокамера. Первую видеокамеру Валерию дал Александр Невзоров,выпускавший программу «600 секунд», и с тех пор он считает непревзойденного репортера своим первым учителем в мире журналистики.

 

- Валерий Владимирович, как вы познакомились с Невзоровым?

- Мы часто встречались. Он приезжал на место происшествия порой быстрее, чем милиция и «скорая помощь». Я всю журналистскую телевизионную братию знал. Потом пришел к нему в гости на программу, в офис на Чапыгина, 6. Мы с друзьями в свободное от работы время, работая еще в ОМОНе, поддерживали «600 секунд», часто обеспечивали безопасность съемок. Потому что были и угрозы, и нападали на журналистов, и камеры вырывали на съемках. Например, было громкое «кладбищенское дело» о злоупотреблениях, когда съемочную бригаду просто закрыли в крематории, и грозились не выпустить, пока не отдадут кассету, угрожали, что они вообще тут останутся. Спасло то, что снаружи оставалась группа поддержки. Мы были в хороших отношениях с Александром Невзоровым, он дал мне камеру с инструкцией на английском языке, куда был вписан русский перевод. Вручив телекамеру, Невзоров обучал операторскому мастерству: что снимать, как снимать, на что акцентировать внимание. Тогда был в моде «эффект присутствия», когда камера движется за журналистом.


- Вы помогали журналистам бесплатно? За идею?
- Про деньги вообще не говорили. Кто мог помогать, помогали. Какие-то женщины приносили пирожки, торты свои. Кто-то достал рации. Ребята на своих машинах сопровождали, если машин не хватало. В то время программе «600 секунд» все помогали бесплатно, потому что это был как бы флагман перестройки, справедливости. Информация ему шла отовсюду. К Александру Невзорову приезжали представители телекомпаний Японии, Израиля, Германии - учиться, как он за день собирал десятиминутную передачу, выпускал свежие события, и все «экшн». Бывало, что идет прямой эфир и приносят свежую новость. Невзоров по ходу передачи умудрялся заменить материал на более важный и прокомментировать со свойственными ему эмоциями. С ним работали все силовые структуры. Вот сейчас пресс-службы поднимают рейтинг уважения сотрудникам полиции, а в Питере в то время он один это делал. Большой вклад сделал в поддержку МВД, особенно в девяностые.


- Уровень программы «600 секунд» в репортажной    журналистике до сих пор не превзойден?
- Сейчас такого уровня и не может быть. Александр был человек своего времени. Время закончилось, и он ушел. Он лучших операторов со всех телеканалов собрал. Сидело по три, по четыре съемочных бригад, в дежурном режиме, в одежде, готовых выехать в любую секунду. Пили чай, потому что не всегда успевали обедать и ужинать. У него была рация. Поступает команда: «Там-то пожар, первый пошел!» Те вскочили, побежали. Вторая бригада по другому адресу полетела. Прилетела бригада, скинули кассету, кофе хлебнули, сразу уехали. И это круглосуточно! На кожаных диванах люди спали с видеокамерами. Около Невзорова сплотилось много неравнодушных людей. Когда тяжелое время, нужен лидер. Что бы ни говорили про Невзорова, я ему признателен, потому что благодаря программе «600 секунд» у меня много друзей и знакомых, которые до сих пор поддерживают дружеские отношения. У него такая команда была — все равны, все друг о друге заботились.


- Вы служили в известной структуре - УБОПе времен «Бандитского Петербурга», Региональном управлении по борьбе с организованой преступностью. В какой должности?
- Старшим оперуполномоченным по особо важным делам. Тогда был разгул организованной преступности, но УБОП набирал свою силу. Это подразделение сразу после создания стали развивать большими темпами - увеличение штатов, свои технические службы, свой спецназ, отделы по направлениям (оружию, наркотикам, по лидерам преступных сообществ). У нас был вначале Питерский УБОП, а потом РУБОП Северо-Западного региона, в одиннадцати субъектах создали УБОПы, которые нам подчинялись. У нас не было «оборотней», была своя чистка рядов. Если уходила информация, человек вычислялся. И пошли результаты. В девяностые годы потерпевшие боялись пойти в милицию, потому что преступники им говорили: «Идите в милицию, у нас там все схвачено». И заявители стали приходить в УБОП, говоря: «Меня должны убить. Я только вам доверяю».


- И что вы?
- Подключались. Сами принимали заявление. И стали сажать, людей спасать, обеспечивать безопасность семьям потерпевших. Тогда еще не было института защиты свидетелей. Так как оперативные сотрудники собрались лучшие со всего города, была «железная» доказательная база. И я не припомню ни одного случая, чтобы у нас какого-то потерпевшего, обратившегося в УБОП, убили после суда. Кто нам шел навстречу, никто не погиб. Все живы, здоровы, и бизнес многих спасли. А вот те, кто не обращался, кто боялся, многих закопали и многие не найдены. Исчезали. Мы объясняли свидетелям: «Ты скажи, ты с себя снимешь груз. Тебя нет смысла убивать. Просто так мстить, лишнее убийство вешать на себя бандиты  тоже не хотят».


- Работа в УБОПЕ по напряженности, наверное, не уступала «600 секундам»?
- Конечно: выезд за выездом, заявка за заявкой. То вымогательство, то похитили, то убили. Оперативники ночевали на работе. Представьте, в ресторане задерживали ОПГ, от десяти до тридцати человек. Доходило до пятидесяти-ста обысков за сутки. Дома, в общежитиях, на дачах. Бандиты любили на съемных квартирах скрываться, хранить оружие, награбленное. Я параллельно приобрел свою бэушную видеокамеру «Грюндиг» и снимал мероприятия, задержания. Когда граждане почувствовали, что УБОПы набирают силу, поняли, что ситуацию можно сломить. Если бандитские разборки начинались и потерпевший обращался в УБОП, его просто оставляли в покое. Бывало, по два собровца у человека ночевали, пока всех не переловим. Предотвращены десятки убийств. Только за два года было более ста заложников. Мы вырывали людей. Помню, одного заложника спасли: у него вымогали деньги, держали дома, ногу прострелили, началась гангрена. Ему говорили, что отпустят после передачи денег. А у нас была оперативная информация, что вызвали своих ребят, чтобы отвезти в лес и закопать на мурманской трассе.

 

- Вы девяностые года вспоминаете как страшное время или как интересное?

- Мне даже приятно вспоминать то время. Для оперативника это ностальгия. Операции по задержанию преступников вооруженных — адреналин получаешь каждый день. Коллектив, друзья, отношения между людьми — все по-деловому, все быстро. На работу шли, как на праздник. Одних бандитов взяли, других взяли, здесь какая-то «стрелка» - поехали, там мужика откопали. Мы в то время не ждали благодарности, даже об этом не думали. И зарплаты милицейские, вы помните, были нищенские в те времена. Я только после первой командировки в Чечню смог купить уголок на кухню. Был азарт, был интерес.


- Работали, включая выходные?
- У преступного мира в выходные и вечернее время все и начинается. Дни рождения, гулянки, разборки, перестрелки.
- У вас была частица зависти к образу жизни бандитов?
- Мы столько насмотрелись на трупы, на разборки, что деньги воспринимали как зло. Деньги было опасно в то время иметь. Там, где деньги, там появлялись и бандиты, а вместе с ними и проблемы. В одной из ОПГ было звено, команда больше двадцати человек. У них девять человек убили сами друг друга. Что-то не поделили. Плюс еще внешние разборки, с другими бандитами. Сколько нам взяток предлагали, чтобы кого-то отпустили... Столько было соблазна. По полмиллиона долларов взятки. Никто даже об этом не думал.


- Машины у бандитов были дороже и быстрее?
- Мы гонялись за ними на «девятках» и «шестерках», а они уже ездили на «мерседесах», на джипах. У них были рации лучше, чем у нас. Сейчас полиция сильнее и в техническом оснащении, и в количестве. А в то время на равных боролись. Но и бандиты раньше не скрывали, что они бандиты. Подчеркивали. Машина, длинное пальто, ботиночки лаковые, малиновый пиджак,мобильник (о которых мы даже и представления не имели). И неизвестно, что у него под пальто, то ли автомат, то ли помповое ружье. Они представлялись: «Я в такой-то команде состою». Была мода даже у бизнесменов иметь «крышу». Его парочка бойцов сопровождала здоровых лысых, и он этим гордился. Многие бизнесмены с помощью бандитов решали свои дела и продвигали бизнес. И известных артистов в то время охраняли бандиты, потому что в шоу-бизнесе крутились большие деньги.


- Вы пытались перевоспитать бандитов? Ведь все выросли в одно время.
- Они опасались уходить из команды, потому что повязаны друг с другом кровью, присутствовали на убийствах, на пытках. Людей из-за квартир топили, пытали, били. Есть поселки, например, Волосово,куда выписывали владельцев питерских квартир, в дом по несколько человек. А многие даже не доезжали до нового адреса.
- Сейчас снимается множество криминальных фильмов. Какой вы считаете жизненным?
- Наиболее правдиво показывают братву «Бумер» и «Бумер-2». Команды ездили, группировки, могли кого-то убить, пересекались на заправках, в кафе. Происходили конфликты между разными ОПГ, которые заканчивались иногда договоренностью, а иногда жестокими драками.


- Бывали во время службы забавные истории?
-Сидим в засаде с ребятами в машине, ночью караулим бандитов. Машина тонированная. Подходит мужик, снимает щетки и пошел дальше. Мы переглянулись: выходить нельзя. Обули нас! Все долго смеялись. Или ломаем дверь, влетаем в квартиру в пять утра. Выясняется, что не тот адрес, потому что забыли указать номер корпуса дома. Приходилось извиняться.

 

- Как будете отмечать профессиональный праздник?
- 15 ноября поеду в Петербург, на День сотрудников УБОПа. У нас очень сильная Лига ветеранов УБОПа, мы сохраняем традиции. Если сейчас УБОП возродят, то многие сотрудники, кому возраст позволяет, говорят: «С удовольствием вернемся». А кто будет молодежи передавать опыт? У тех же, кто поработал в девяностые, такая практика... Это элита, асы своего дела. Нашу Лигу ветеранов возглавляет генерал Сидоренко Сергей Федорович, первый генерал питерского УБОПа. У вас в Костромской области тоже хороший УБОП, я наслышан о многих славных подвигах. Поздравляю коллег по оружию с нашим профессиональным праздником. Знаю, что он для них дорог.Бывшие сотрудники УБОПа считают, что такое подразделение необходимо в настоящее время, и надеются, что придет здравая идея вернуть подразделение по борьбе с организованной преступностью, с коррупцией.


Сергей АНТОНОВ