Люди

Сад камней Нины Пугавко

Печать

26 июля 2022 года

 

В детстве я любила собирать камни. Часами могла сидеть в карьере, с азартом отыскивая диковинные экземпляры. Поэтому люди, коллекционирующие камни, по сей день для меня – настоящее сокровище! В уникальной коллекции геолога Нины Пугавко сотни камней, привезенных их экспедиций с далекого Кольского полуострова, Чукотки, из Мурманска, Карелии, Средней Азии. А весь ее жизненный путь – одно большое захватывающее приключение.

Буду геологом!

 - Первое слово, которое я произнесла, было слово «сама», вопреки тому, что речь малышей обычно начинается со слов «мама», «папа». Для меня оно стало жизнеутверждающим – с юных лет я добиваюсь всего самостоятельно, так же справляюсь и со всеми жизненными трудностями, - начала свой рассказ Нина Васильевна.

Сейчас ей 77 лет. Она активно занимается волонтерской деятельностью, читает лекции о геологии и достижениях науки в Исторической библиотеке дома Романовых, проводит экскурсии в мемориальном доме морской славы Костромского края, много читает, а поздними вечерами катается на велосипеде по пустынному городу.

Родилась Нина Васильевна в Самарканде, там прошли первые четыре года ее жизни. Потом с бабушкой и мамой уехала к родственникам в Москву, где пошла в первый класс. В 1953 году ее семья переехала в Оренбургскую область. Там Нина окончила школу. К выбору профессии девушка отнеслась серьезно.

 - С детства я мечтала быть врачом.Это было мне близко. С упоением зачитывалась медицинской литературой, лечила кукол, без труда могла оказать первую помощь родным и близким. Но, увы, поступить в медицинский институт мне было не суждено. С девятого класса я увлеклась другой профессией.

Мы жили в удивительной местности. Оренбургская область очень протяженная, имеет три географические зоны. Западная – равнинная, плодородная. Там процветает сельское хозяйство. Средняя часть – это отроги Уральских гор. А дальше начинается степная зона: летом ветра гуляют, зимой снегом заметает дороги. Мы жили в середине, в окружении прекрасных гор. Город Кувандык в переводе с башкирского – «долина счастья». Это всецело передает удивительную красоту этого места. С сестрами мы постоянно бегали в горы и любовались окрестностями. Туда приезжали геологи. В палаточных лагерях устанавливали свое оборудование и казались нам, детям, людьми с другой планеты. Тогда у меня и появилось желание освоить эту необычную профессию, которая, на мой взгляд, была пропитана духом романтики. Потом с тетушкой посмотрели фильм «Неотправленное письмо» Михаила Калатозова о судьбе группы геологов, заплутавших в тайге. Сразу после сеанса я заявила: «Буду геологом», - вспоминает Нина Васильевна.

 

Рай на земле

После окончания десяти классов Нина по комсомольской путевке уехала на строительство объекта в Новотроицк Оренбургской области. Спустя некоторое время с мамой переехала в Ташкент, где поступила на геологический факультет политехнического института.

 - Годы учебы были незабываемыми! Практика у нас проходила в завораживающих окрестностях Тянь-Шаня. Бричмулла – горный узбекский поселок – рай на земле! Он находился в окружении гор и огромных фруктовых садов. Прямо в горах росли ежевика, дикий виноград, алча, боярышник, урюк и другие плоды. Пропитанные солнцем фрукты и ягоды казались нам удивительно вкусными. Великолепные пейзажи этих мет до сих пор стоят перед глазами, - рассказывает Нина Пугавко.

Однако уже во время учебы Нина Васильевна поняла, что геология – это не туризм, не романтика в чистом виде, а в первую очередь – огромный труд, риск и неизвестность. После окончания института по распределению она попала в Каракалпакию - пустынную местность на берегу Амударьи, практически оторванную от цивилизации. Впрочем, отважную девушку это не смутило. Там она проработала два года. Вышла замуж и с мужем уехала в Амурскую область, где родилась дочь. С двухлетней Ирочкой, которой не подошел северный климат, вернулась к родителям в Ташкент. Несколько лет с мужем работала в полевых экспедициях. Спустя несколько лет брак дал трещину, и Нина Васильевна приняла решение уехать с дочкой в Россию.

 

Всему свое время…

 - О Костроме я знала только то, что это старинный русский берег на берегу реки, где производится вкусный сыр. Впрочем, этого было достаточно. Я была полна сил, у меня был накоплен опыт работы, и я знала, что везде смогу применить свои знания и опыт. Это был 1980 год. В Костроме, первое, что поразило – деревянная застройка. Пока мы ехали на такси к своему дому, город показался одним большим частным сектором.

В Костроме она два года проработала по профильной специальности в геофизической экспедиции, затем пять лет преподавала в архитектурно-строительном техникуме. А в сорок два года вдруг решилась кардинально изменить жизнь и переехать на север, в Мурманск. Любовь к путешествиям взяла верх!

 - Впрочем, довольно быстро я убедилась в правильности суждения о том, что север покорять лучше молодыми. Мы с дочерью прожили в Мурманске чуть больше пяти лет. Но из-за климата у нее вновь начались проблемы со здоровьем, и в 1993 году мы вернулись в Кострому, - говорит Нина Васильевна.

До пенсии она работала в системе дополнительного образования, вела многочисленные кружки для детей, читала лекции и даже участвовала в создании краеведческих фильмов! За это время дважды успела съездить в Карелию, откуда привезла несколько экспонатов своей удивительной коллекции.

 

То, чего не может быть

В коллекции Нины Пугавко несколько сотен разновидностей минералов и горных пород, которые она собирала в течение всей своей жизни. Самый ценный экспонат, гордость Нины Васильевны – сгусток шаровой лавы. Это настоящая редкость! Вряд ли подобным раритетом могут похвастаться крупнейшие геологические музеи страны, а то и мира. Найдена она в конце 90-х в карьере Костромского силикатного завода воспитанниками кружка «Юный геолог».

 - Шаровая лава представляет собой продукт подводного вулканизма: в процессе затухания извержения все последующие «выдохи» вулкана производятся в первоначальный «шар». Вот так образуется «вулканическая матрешка» — шаровая лава. Поскольку все ледники двигались на территорию Костромской области со стороны Скандинавии, то сначала я предположила, что подводный вулканизм происходил именно там. Однако, костромские геологи Александр и Тамара Ивановы, взявшие осколок лавы на исследование, высказали свою версию о месте расположения подводного океанического вулкана. Оказалось, что на территории нашего края, в районе Солигалича, по данным бурения вскрыты вулканические породы. Это при том, что в том же месте имеется значительное поднятие фундамента! То есть наша шаровая лава вполне могла сформироваться именно в Солигаличском районе, а потом, в результате тектонических процессов, поднялась к поверхности.

Дальше ее судьбу решил ледник, который захватил, вморозил и «доставил» ее к нам, в Кострому, - рассказывает историю удивительной находки Нина Васильевна.

Не только шаровая лава, но и другие камни из ее коллекции будоражат воображение интересной формой или «космической» окраской.

Тингуаит – «кольская яшма», коричневый сардоникс, огненный сердолик, красный халцедон карнеол с Чукотки, аметист с месторождения на Мысе Корабль, «кошачье золото», изумрудный уваровит – у каждого камушка своя удивительная история. В моих руках синий нефрит, камень из разряда «то, чего не может быть». Его особенность в крайне редком цвете (обычно, они исключительно зеленые). Белый лунный камень вспыхивает на ладони голубым огнем – настоящее чудо! Завораживает и горный хрусталь с тончайшими кристаллами-нитями рутила внутри, который еще называют «волосами Венеры».

Нина Васильевна с удовольствием делится с людьми своими знаниями, показывает экспонаты коллекции и рассказывает о них. И мне кажется, что в эти минуты камни оживают в ее руках и отвечают ей взаимностью, напоминая о самых ярких и незабываемых моментах жизни.

 

Ольга ТАТАРИНОВА