Люди

Екатерина Русакова: Нам есть чему поучиться у животных

Печать

20 апреля 2021 года

 

 «А ей не страшно?» — спрашивали наперебой коллеги и друзья, когда сообщила, что иду на интервью с ветеринарным врачом Костромского государственного цирка. Порой страшно, конечно. А еще страшно… интересно! Екатерина РУСАКОВА уже двадцать лет профессионально помогает животным. В цирке работает шесть лет. А еще лечит обитателей Костромского зоопарка, является ветеринарным врачом Костромского ипподрома. Когда все успевает, сказать сложно. Но успевает. И еще как! Человек с сильным характером и добрым сердцем. То, что ее работа будет связана именно с животными, она знала с детства. Придя однажды на ипподром, поняла для себя навсегда: ничего прекраснее, чем лошади, природа просто не придумала. Любовь оказалась взаимной. И судьбоносной.

 

Не привыкла сомневаться. Привыкла помогать

— Вы на ипподроме профессиональным конным спортом занимались?

— Да. В соревнованиях межрегионального и всероссийского уровней участвовала, занимала призовые места. И ухаживала за лошадками, конечно! Когда уже училась в старших классах и нужно было думать о поступлении в вуз, решила пойти в ветеринарию. Мой папа был врачом. И хотел, чтобы я пошла по его стопам. А я и стала врачом. Только для животных.

— Лошади для вас до сих пор самые-самые?

— Лошади — это моя стихия. Сильные, умные, красивые. Каждая со своим характером. Помню, когда ребенком занималась на ипподроме, удивлялась всегда: какие они разные. Интересно было наблюдать, как под влиянием воспитания лошади становятся абсолютно непохожими. По поведению, отношению к людям. Свою дипломную работу (я училась в Костромской государственной сельскохозяйственной академии) тоже посвятила лошадям. А первым моим местом работы стал Костромской ипподром.

— Когда вас в цирк пригласили работать, сомнения были?

— Да, в общем-то и не было. Я такой человек, который долго сомневаться не привык. И не умею сомневаться. Чтобы понять: получится у тебя или нет, нужно пробовать. Иначе никак. Я попробовала. И все сложилось.

— А страшно не бывает? Все-таки вам и в клетку с тиграми порой приходится входить…

— Страшно бывает. И это нормально. Но в цирке есть способы фиксации животных. Например, для хищников, и тигров в том числе, есть специальный фиксатор-клетка. Благодаря этому животных можно закрепить таким образом, чтобы они смотрели только прямо, не имея возможности повернуть голову в сторону. И у врача есть возможность спокойно сделать прививку, прослушать пульс, обработать раны. Для лошадей есть губные закрутки. А пасть крокодила перед «визитом» к ветврачу обматывают скотчем и крепко держат, пока врач проводит необходимые манипуляции. Кого-то из животных и не надо фиксировать, несмотря на внушительные размеры. Например, у слонов кровь на анализы беру без всякой фиксации. Правда, процесс этот небыстрый. Игла вводится в ухо слона. А ушами слоны машут активно. Взмахнул — и… начинай сначала. Помню, у четырех слонов кровь на анализ мы брали в течение трех часов.

 

Калькулятор всегда под рукой

— В этом году в Костромской цирк впервые приехал носорог. Удалось с ним взаимодействовать?

— Носорог у нас чувствовал себя хорошо. Помощь врача не понадобилась. И это очень здорово! А вот то, что и носорога Мафуньяна, и других участников программы «Носорог-шоу» в Костромском цирке профессионально взвесили, для ветслужбы очень важно. Теперь мы знаем точный вес животных. Без погрешностей. И можем точно рассчитывать лекарства. Ведь нередко вес животных (особенно крупных) мы знаем только приблизительно. При этом погрешность в таких случаях может составлять и сто, и двести килограммов.

— Как рассчитываете дозировку лекарств?

— Калькулятор всегда под рукой. Ориентируемся на вес животного и все рассчитываем индивидуально.

— Аптечка ветврача цирка большая?

— Достаточно большая. Все необходимое для неотложной помощи всегда должно быть под рукой. Однако, у каждого циркового номера также есть своя аптечка, с которой коллектив переезжает из города в город. В ней собраны лекарственные препараты, рассчитанные на конкретных животных, принимающих участие в программе. А еще из города в город вместе с артистами переезжает специальный ветеринарный журнал. И о том, как чувствовало себя то или иное животное в разные периоды времени, какое лечение проходило, какие прививки ему сделаны, я узнаю из этого журнала. И сама, соответственно, вношу необходимые записи.

— Роды у животных принимать приходилось?

— Конечно. В нашем цирке, например, тигрица рожала. Правда, я находилась за пределами клетки. И контролировала процесс немного извне. Рядом с тигрицей были дрессировщики. Все прошло успешно. Но мать от тигрят тогда отказалась. И выкармливать их пришлось из бутылочки. На ипподроме я принимала роды у лошадей. И тут уж, конечно, была совсем рядом. Это же лошади!

 

Рентген для верблюда, маникюр для льва

— Бывают ли ситуации, когда необходимо оперативное вмешательство, госпитализация животных?

— Бывает всякое. Но в плане госпитализации с крупными животными очень сложно. Специальные клиники, готовые принять больших артистов, есть только в Москве. Так что стараемся такие ситуации предупредить. Например, колики у лошадей. Понять, что с лошадью что-то не то, не всегда бывает просто. Некоторые из них ведь терпят до последнего. А потом падают, начинают от боли кататься по полу, что может привести к завороту кишечника и гибели. Но если вовремя понять, что животное испытывает боль и ввести нужный препарат, то все закончится благополучно. Были случаи, когда мы в цирк специальный рентген из Рыбинска привозили. В одном случае — для верблюда, в другом — для лошадей. Рентген помог выявить причину недомоганий и правильно назначить лечение.

— Вас, наверное, часто об этом спрашивают. Но все же: вам цирковых животных не жалко?

— И правда, спрашивают очень часто. Формулируют даже так: «Как ты там работаешь? В цирке ведь животных бьют». Так вот, отвечаю: не бьют. И относятся к ним очень хорошо. Ни одно животное из-под палки ничего делать не будет. С ним надо уметь договариваться, его надо любить. Только тогда все получится.

— Вам с животными тоже нужно уметь договариваться. В Костромском зоопарке живет лев. Как найти общий язык, например, с ним?

— Льву серьезного лечение пока ни разу не требовалось. А вот когти подстригать приходится! Подстригаю. Конечно, животное в этот момент спит, находясь под наркозом. Так что договориться можно!

 

Профессия, которая делает человека сильнее

— Знаем, что дрессировщики (заслуженная артистка России Валентина Кулькова в том числе), даже находясь за тысячи километров от вас, с вами советуются. Как с одним из лучших цирковых ветеринаров страны.

— Что касается лошадей, да, советуются. И я никогда не откажу в помощи. Сейчас возможностей для того, чтобы всегда оставаться на связи, множество. Видеосвязь в помощь! Но зачастую и мне нужна консультация других ветеринаров. Это только с одной стороны, мы все специалисты-универсалы. А с другой — нельзя объять необъятное и у каждого из нас своя специализация. У меня, например, по взаимодействию с птицами совсем мало опыта. Но номера с птицами в нашем цирке бывают. С попугаями, и не только. И тогда я уже на связи с ветеринаром, который именно на птицах специализируется. У нас даже есть чат ветеринаров цирка всей страны. Так что помогаем друг другу.

— Бывают в работе сложные моменты? Такие, чтобы до слез?

— Бывают. Когда помочь ничем не можешь, когда гибнут животные у тебя на руках. От этого никто не застрахован. Но привыкнуть к этому нельзя. А плакать я позволяю себе только дома. На работе не даю волю эмоциям. Это не всегда просто. Но профессия закаляет и учит быть сильной.

— Вы ведь не только на работе ветеринар. В нерабочее время тоже помогаете тем, кому это необходимо. Ведь так?

— Конечно. Если человек не поможет животному, то откуда ему еще ждать помощи? И лечу, и стерилизую. В том числе, и бездомных животных.

— У вас домашние животные есть?

— Да, две собаки. Это дженк-рассел-терьер и веймаранер.

— И они под пристальным присмотром личного врача!

— Да!

— Кстати, о собаках. Хотя не только. Кажется, Бернард Шоу сказал: «Чем больше я узнаю людей, тем больше мне нравятся собаки». Как вам такое выражение?

— Нам всем действительно есть чему поучиться у животных. Верности, доброте, бескорыстности, любви, терпению. Я учусь. Каждый день.

Любовь ВОЛОДИНА

Фото автора