Люди

Фаина Полякова: Уходя, отец сказал: «Победа будет за нами»

Печать

26 января 2021 года

 

С ней рядом очень светло и уютно. И хочется слушать ее воспоминания часами. Вот только, чтобы она плакала, совсем не хочется. Но не плакать, когда речь идет о войне, увиденной детскими глазами, невозможно.  …Это было 22 июня 1941 года. И всем подумалось: гроза. Но когда совсем близко жители военного городка, что во Львовской области Украинской ССР, увидели немецкие самолеты, поняли: война началась. Страшная. Фаина Полякова свастику на крыле фашистского бомбардировщика в тот день разглядела отчетливо. Помнит до сих пор. Хоть и было ей тогда всего семь лет.

 

Отец пропал без вести, сестры умерли в дороге

- У вас довоенные фотографии так хорошо сохранились. Бережете как память? - спрашиваю.

- Берегу. И снимки, и вот это извещение о том, что папа пропал без вести. Видите, на какой грубой бумаге напечатано? Ничего же не было, вот и бумаги дефицит… А на этой фотографии вся наша семья в сборе. Три сестры нас было. Мне, когда война началась, семь лет исполнилось, Валюше пять, а Светочке три. Мы во Львовской области жили. Папа - профессиональный военный, на тот момент был младшим лейтенантом. 22 июня 1941 года он как раз на учениях был. Разведка у немцев работала исправно: знали, что в городе только женщины и дети. И начали бомбить, - вспоминает Фаина Борисовна.

Всем подумалось тогда: гром гремит. А оказалось – война. И вот уже – низко летящие самолеты и совершенно отчетливая свастика. Отец буквально на несколько минут забежал домой, взял семейный снимок. И сказал, уходя: «Победа будет за нами».

Извещение о том, что Поляков Борис Николаевич пропал без вести, пришло уже в Ярославскую область. Туда, на малую родину, эвакуировалась супруга с дочками. И вот еще беда: долгая дорога унесла жизни обеих младших сестер Фаины Борисовны.

- Умерли мои Светочка и Валюша. Воду ведь во время дороги любую пили. Вот и отравились мы все втроем. Я старшая была, у меня организм покрепче, выздоровела. А девочки нет, - продолжает Фаина Борисовна.

 

С лошадьми расставались - плакали

Почти весь сорок первый год семилетняя Фая проболела, даже школьные занятия пришлось пропускать – ослаб детский организм. Но потом, оправившись, пошла в колхоз. Как и многие дети того поколения, трудилась наравне со взрослыми.

- В деревне только старики, женщины и дети остались. Шестнадцатилетних мальчишек - и тех призывали в армию.Сколько раз я серпом себе руки резала и не сосчитать! Но хоть плачь, хоть нет, а норму выполнять нужно. Дадут тебе пять соток ржи – всю сжать надо было. Мы еще цикорий выращивали, обрабатывали, сушили. И свиней пасли, и телят кормили. Так я этот цикорий с тех пор терпеть не могу! А вообще те годы закалили, конечно. Помню, за хорошую работу мне однажды даже премию дали – ягненка, - рассказывает Фаина Борисовна.

К деревенскому труду маленькая Фая привыкла, всему научилась. Не научилась разве только лошадь запрягать. За ними в колхозе мальчишки ухаживали. А потом лошадей, пригодных для фронта, военные забирали. Тогда даже мальчишки плакали. Прикипали душой, животных любили всем сердцем. Но война – никуда не денешься…

Работа в колхозе, учеба, помощь фронту. Школьники помогали собирать продовольственные посылки для солдат.  Картошку, например, отваривали, потом сушили. И этот полуфабрикат отправляли солдатам. А еще делали так: картошку мыли, чистили, замораживали.

- Что с ней было дальше, как именно ее готовили потом, я не знаю. Но знаю, что процесс этот был трудоемким, - отмечает Фаина Борисовна.

 

Войны больше не будет

Учиться в пятый класс Фая пошла в деревню за десять километров от дома. Одна из деревни пошла. И волки на пути встречались – всякое было. Квартиру снимали только в зимние месяцы, а так каждый день туда и обратно ходила.

- Я первопроходцем была. Потом вслед за мной и другие ребята из нашей деревни в школу ходить начали. Когда в сорок восьмом году к нам в школьную библиотеку прислали книгу Александра Фадеева «Молодая гвардия», мы решили создать комсомольскую организацию. Некоторые испугались: вдруг в случае чего также пытать будут, как героев книги? А мне мама сказала: «Вступай. Войны больше не будет». Так началась моя комсомольская юность, - рассказывает Фаина Борисовна.

И не было больше войны. Фаина Борисовна выбрала для себя текстильный техникум. Учиться нравилось. Но денег, конечно, не хватало. В одном платьице (в горошек!) три года проходила. И подрабатывала все время: то уборщицей в общежитии, то гардеробщицей. Маме пенсию платили, так как супруг на фронте погиб. А вот стипендию Фае, хоть и хорошо училась, не давали: считалось, что и пенсии достаточно. Обидно было, конечно. Но ничего - выжили, справились!

Сегодня Кострома для Фаины Борисовны – родной город. Здесь сын живет, сюда в гости приезжают внуки. В пятьдесят третьем году, когда было распределение в техникуме, она сама подружке предложила: «Поехали в Кострому!»

-Нас здесь, на фабрике «Знамя труда», очень хорошо приняли: «Специалисты приехали, специалисты приехали…» В Костроме я институт окончила. Стала мастером, начальником цеха, секретарем партийной организации. Гремела тогда наша фабрика! Работала я и в горкоме партии, была председателем обкома текстильной и легкой промышленности. Тогда и познакомилась с Героем Социалистического Труда Валентиной Плетневой. Простая добрая женщина. Вот, например, приедем с ней в командировку. Ей, как Герою, одноместный номер полагается. А она двухместный просит: мы же вдвоем. «Двухместных нет», - отвечают. Тогда Валентина Николаевна по-другому вопрос решает: «Дайте нам раскладушку». А еще сказала как-то: «Знаешь, я умру – и все меня забудут…». Не забыли. Рада, что на доме, где она жила, теперь есть мемориальная доска. Общими усилиями нам удалось этого добиться, - говорит Фаина Борисовна.

Фаина Борисовна много общается с молодежью, входит в комиссию по патриотическому воспитанию Свердловского районного совета ветеранов Костромы.

- Мне как-то коллеги из комиссии говорят: «Сейчас с директором школы про тебя говорили». Я даже съежилась вся: «Что не так?». А они мне отвечают: «Ребята встречу с тобой так долго вспоминали!» Я не только о себе рассказываю. Обо мне, может, и не так интересно. А вот костромичей – Героев Советского Союза - нынешние школьники знать должны, - отмечает Фаина Борисовна.

 

Прикосновение к родине

На родину – во Львовскую область – Фаина Борисовна, конечно, возвращалась. После войны. Спустя многие годы приехала в санаторий и обнаружила, что находится совсем рядом с родной станцией. В первые же выходные поехала туда: не могла не поехать. Но ничего знакомого не нашла - все очень изменилось.

- Мне соседка по комнате говорила: «Что ты ездишь? Только душу бередишь! Вся заплаканная возвращаешься». А для меня важно было: отсюда папа мой воевать ушел, здесь наше детство прошло. Но то, что нас в июне сорок первого так быстро эвакуировали, меня действительно спасло. В противном случае мы бы в настоящий ад попали: бендеровцев много было. Это же Западная Украина. Когда в июне сорок первого немецкие самолеты над нашим городом полетели, многие из жителей шапки снимали, махали, приветствовали фашистов. Об этом тоже говорить подрастающему поколению надо. Потому что повториться такое не должно, - говорит Фаина Борисовна.

А я говорю огромное спасибо нашей собеседнице – за воспоминания, за молодежь, за достойный пример и доброту души.

 

Любовь Володина

Фото автора и из архива Фаины Поляковой