Люди

Александр Яковлев: Музыка – это духовная пища

Печать

19 января 2021 года

 

Пианист Александр Яковлев называет себя «человеком мира». С концертными программами и как участник международных фестивалей и конкурсов он объездил множество стран. А в канун Нового года выступил в Костроме с губернским симфоническим оркестром под управлением Павла Герштейна. Для ценителей музыкального искусства это стало роскошным подарком.

Высшее воспитание

 - Александр Викторович, что вас подвигло в разгар пандемии прилететь из Петербурга в славный город на Волге?

 - В Кострому я приезжаю уже в четвертый раз. И всегда – с большим удовольствием. У вас очень красивый город с неповторимой атмосферой, который можно любоваться в любое время года. Паники по поводу пандемии у меня нет. Скажу больше, многие запреты и вовсе кажутся абсурдными. За время ограничений наша культура понесла колоссальные убытки. Пора уже начинать восполнять их. В Кострому я приехал с целью дать людям духовную пищу, объединить в зале людей с правильными ценностями. Для уважающего себя человека напитывать свою душу прекрасным – потребность. Мы, музыканты, в свою очередь являемся проводниками культуры.

 - Вы выросли в семье врачей, а как пришли в мир музыкального искусства? Обычно в профессиональных династиях судьба ребенка определена с детства…

 - В интеллигентных семьях принято развивать ребенка всесторонне. В доме всегда звучала классическая музыка, у нас была просто потрясающая коллекция виниловых пластинок. В пять лет я уже знал все мелодии «Пер Гюнта» Эдварда Грига, при этом мог с точностью определить, какой инструмент играет в данный момент. В это же время состоялась одна судьбоносная прогулка. Однажды мы с бабушкой гуляли по улочкам моего родного города – Ростова-на-Дону и вдруг я увидел в витрине музыкального магазина фортепиано. Мне позволили попробовать поиграть на восхитившем меня инструменте. Скажу коротко: я был поражен! Меня удивило, сколько творческих возможностей дает  фортепиано благодаря широкому звуковому диапазону.

 - Полагаю, вскоре дома появился инструмент?

 - Верно. Родители, увидев мое стремление и желание развиваться в музыкальном направлении, приобрели фортепиано и пригласили педагога. Неумелыми пальцами я ему сыграл произведения из «Пер Гюнта» и других пластинок, которые отложились у меня в памяти. Он был весьма удивлен и вынес вердикт: «У ребенка талант!». Два года мы занимались дома. Затем было три года музыкальной школы, после которой - учеба в лицее при Ростовской консерватории. Мне повезло, что всегда по жизни сопровождали замечательные педагоги. По классу фортепиано учился у профессора Сергея Осипенко. По окончании консерватории и аспирантуры обучался в Зальцбургском «Моцартеуме» у профессора Алексея Любимова, в Берлинском университете искусств – у профессора Паскаля Девуайона.

Не останавливаться на достигнутом

 - Когда вы осознали, что ваша жизнь и профессиональная карьера будет связана с музыкой?

- Лет в одиннадцать-двенадцать,играя музыку любимых композиторов, я вдруг осознал, что каким-то волшебным образом трансформирую ее в мысли. И через них выражаю себя, рассказываю слушателям о своей жизни, о том, что меня волнует. Получается удивительный симбиоз! Это открытие заставило поверить в то, что я буду музыкантом до конца жизни.

 - На пути к популярности случались ли провалы на сцене, и, если да, как выходили из этих ситуаций?

 - Все относительно. Раньше считалось, что для инструменталиста провал, когда он ожидает аншлаг, а в зале сидит несколько человек. Но в современных реалиях пустые кресла в зале – вынужденная мера, поскольку действуют строгие ограничения. И я благодарен тем людям, которые приходят на концерты. Глядя в зал, я вижу не пустые кресла, а блеск и свет в глазах слушателей. Бывает, случаются курьезные ситуации. На одном из моих концертов был плохо закреплен рояль. И как только я начал играть, он неожиданно от меня поехал! Мне пришлось его ловить двумя ногами, придерживать и при этом играть. Чтобы избежать, как вы говорите, провала, я стал играть тихо и вкрадчиво, и казус неожиданно обернулся новым прочтением произведения. После концерта ко мне подходили и говорили: какое интересное видение!

 - Волнуетесь перед выступлениями?

 - Это чувство можно двояко описать. У настоящего художника волнение обязательно будет. Но оно не должно приносить ощущение дискомфорта, мешать человеку раскрыть себя, свои таланты. То волнение, которое я испытываю на сцене, служит для меня своеобразным топливом. Когда я волнуюсь, разрушаю свои внутренние барьеры.

- Что для вас вершина мастерства? На ваш взгляд, вы ее уже достигли?   

 - Вершина ли мастерства, когда публика встречает и провожает музыканта стоя, бурными овациями? Для человека из зала может показаться, что да. Но только не для профессионального музыканта! Если ты будешь считать это апогеем мастерства, фактически это будет началом твоего падения. Нужно всегда стремиться к большему, не останавливаясь на достигнутом.

Лучшая победа – победа над собой

 - Вы объездили десятки стран мира, побеждали в престижных конкурсах, выступали в лучших залах Европы, Японии, США. Дает ли это ощущение внутренней свободы?

 - Да.Отсутствие этой свободы особенно сильно сейчас ощущается, когда границы закрыты, а все международные концерты отменены. Но я убежден, что все в жизни не случайно, поэтому не ропщу на судьбу, а стараюсь активно работать в сложившихся условиях. Уже восьмой год мы проводим фестиваль для поддержки одаренных юных музыкантов «Grand Piano in Palace» в Санкт-Петербурге и других городах России. На мой взгляд, у молодых исполнителей должна быть стартовая площадка. С ребятами работают известные педагоги. У них есть возможность выступить в лучших залах страны. Для начинающего музыканта это ценно. В этом году все мероприятия фестиваля прошли в режиме онлайн.

 - Сложно ли было переключиться на новый формат работы?

 - Это был интересный опыт и для нас, и для членов жюри, и для участников фестиваля. Музыканты присылали свои записи, а с помощью площадки zoom могли увидеть лица жюри, почувствовать их эмоциональный отклик. Я и сам с удовольствием даю концерты в режиме онлайн, в социальных сетях, к примеру. Есть, конечно, свои минусы, отсутствует та животрепещущая атмосфера концертного зала. Но, тем не менее, нужный посыл до людей доходит. Уже сформировалась своя аудитория, слушатели из многих стран мира присылают теплые отзывы.

 - Александр Викторович, кто из композиторов ближе вам по духу?

 - С глубоким почитанием отношусь к пианистам-композиторам. Ференц Лист, Сергей Рахманинов, Сергей Прокофьев кроме того, что писали потрясающую музыку, были величайшими исполнителями. Это кладезь, из которого можно неустанно черпать вдохновение.

 - Как вы относитесь к современной музыке? Часто ли приходится исполнять произведения современных композиторов?

 - С уважением. Недавно выучил концерт замечательного композитора Павла Левадного. С удовольствием буду знакомить мир с его замечательной музыкой. Я и сам занимаюсь сочинительством. В консерватории изучал композицию в классе профессора Леонида Клиничева. Однажды хочу вернуться в эту область. Композиция требует внутреннего спокойствия, некой отрешенности. Нужно одновременно отречься и прийти к миру. Это сложный процесс, его трудно совмещать с концертной практикой.

 - У вас за плечами множество блистательных побед. Какая из них для вас наиболее ценна?

 - Над самим собой. К победам в музыкальных конкурсах я отношусь спокойно. Их действительно было много. А вот выучить, к примеру, транскрипции Листа симфоний Бетховена и достойно сыграть их – это уже профессиональное достижение! Люблю сложные задачи, это вдохновляет и мотивирует. 

 - Как вас судьба привела в Петербург?

 - Долго жил в Берлине. Затем вернулся в Ростов-на-Дону, преподавал там. В какой-то момент понял, что мне, как воздуха, не хватает насыщенной культурной жизни. А в Санкт-Петербурге, что ни день – какой-нибудь прекрасный концерт или уникальная выставка. А если закончилось вдохновение, можно просто вечером выйти на улицы города и молча прогуляться, сам не заметишь, как наполнишься идеями. Поэтому построил в городе на Неве теплый дом, в котором в настоящее время счастлив.

 - Какая музыка звучит в вашем доме, когда просто хочется отдохнуть?

 - Тишина (с улыбкой). И ветер между елочек. Очень люблю фольклорную музыку: индийскую, кавказскую, грузинскую...

 - Чем вас на этот раз впечатлила Кострома?

 - Теплым приемом и, как я уже говорил, неповторимым обликом. Так и просятся строки из Пушкина: «Здесь русский дух, здесь Русью пахнет!». Вы, может быть, уже привыкли, а для нас это очень ощутимо!

Ольга ТАТАРИНОВА