Люди

Лариса ПЕТРОВА: Душа должна быть в радости

Печать

6 октября 2020 года

 

«И в работе психолога, и в работе бухгалтера ведь что самое главное? Соблюсти баланс. Только в одном случае баланс экономический, а в другом — эмоциональный», — говорит Лариса ПЕТРОВА. Вот вы, наверное, сразу подумали: ну не бывает такого, чтобы человек был и бухгалтером, и психологом одновременно.   А мы отвечаем: бывает. Ну, почти. Лариса Петрова свою «первую земную жизнь» (так она сама это называет) работала в реальном секторе экономики. Была бухгалтером, главным бухгалтером, даже  руководителем предприятия. А потом начала все с чистого листа. Получила второй диплом о высшем образовании. Теперь она психолог. К слову,  востребованный.

 

Смотреть вглубь себя

— Лариса, в бытность вашей «первой земной жизни» вы психологией интересовались?

— Психологией я действительно интересовалась с юности. Совсем недавно нашла дома большую серьезную книгу под названием «Преодолей себя». И вспомнила: я же ее в семнадцать лет прочитала. Более того, мне психология всегда нужна была, как практическая часть в моей работе: выстраивать взаимоотношения в коллективе — это тоже целая наука. 

— И вы решили освоить ее всерьез?

— Решила. Но решение такое далось не просто. Ведь это же нужно было  взять  и перевернуть все с ног на голову в своей жизни! Многие пальцем у виска крутили. А я  поменяла и профессию, и город проживания — переехала в Кострому. В психологию часто  приходят через собственную травматичность. Так получилось, что, столкнувшись с трудной жизненной ситуацией, со своей  проблемой я осталась один на один. И сама себе стала мини-психологом. Теперь хочу помогать другим. Прежде всего, женщинам. В трудный момент рядом со мной не оказалось человека, который бы поддержал и помог. А так быть не должно.

— Вы и  сами, сменив профессию, изменились. Ведь так?

— Да. На многие вещи теперь смотрю по-другому. Известный  психотерапевт Александр Данилин сказал: «Финансовое и духовное благополучие несовместимы». Я с ним полностью согласна. Сейчас я больше смотрю вглубь себя, себя изучаю. А еще даю себе отдых после сложного дня: прогулки, бассейн, вечер с книгой. Остановиться и отдохнуть — этого многим из нас не хватает.

— Женщины на контакт с психологом идут охотнее, чем мужчины?

— Наши женщины отличаются долготерпением. До конца будут искать вину в себе, контролировать все самостоятельно, нести непосильную ношу. И только тогда, когда ситуация дойдет до крайней точки, обращаются к психологу. Принято считать, что женщины более общительны, что им легче рассказать, поделиться, поплакаться. А вот моя практика доказывает обратное: высказаться о наболевшем проще мужчинам. Недавно ехала в маршрутке, и сидевший рядом мужчина без предисловий начал мне о своей жизни рассказывать. А потом спрашивает: «А вы, кстати, кем работаете?» Отвечаю: «Психологом».   «Вот это я удачно зашел», — говорит. И такие случаи не редкость.

 

Душа болит — значит, она есть

—  Практика общения с психологом становится более распространенной? Или люди по-прежнему психологов опасаются?

— Готовности к общению с психологом в большинстве случаев пока нет. Многие не понимают, что психолог — это совсем не психиатр и даже не психотерапевт. Он не ставит диагнозы и не назначает лечение. Наверное, должно пройти время, чтобы общество изменилось. Психология ведь наука совсем молодая. Хотя двадцать первый век  объявлен веком психологии: наконец-то мы добрались до души.

— А где она, наша душа? Можно ли ее почувствовать? Или это нечто эфимерное?

— На мой взгляд, душа — это внутреннее состояние человека. Когда ей хорошо, она излучает свет и энергию. Когда душа радуется, она и с телом дружит. А когда ей плохо,  говорят: «Душа болит». Вот болит что-то, хотя, вроде, и не болит ничего.

— Как же сделать так, чтобы она  не болела?

— Почаще радовать душу. А радость ей можно «доставить» через все,  что мы делаем:с радостью дышим, едим, танцуем, общаемся, работаем.

— Знаю, что вы серьезно работаете с подростками. Новое поколение готово идти на контакт?

— Да, контакт есть. Как раз подростки действительно активно приходят на консультации. И не потому, что их родители или педагоги заставляют. Сами идут. Находят мои объявления в Интернете — пишут в мессенджеры и соцсети. Они  хотят быть услышанными. И это очень хорошо. Подросткам хочется познать себя. Скорее даже так: хочется узнать про себя. Потому что здравой оценки со стороны взрослых, в том числе и родителей, они в этом возрасте не получают. Оценка уходит или в «плюс», или в «минус». В результате подростковый возраст проходит скомкано, и к двадцати годам молодые люди оказываются совершенно неготовыми к взрослой жизни.

—  Визит к психологу подразумевает, что человек будет делиться  эмоциями, состоянием, проблемой. А если он молчит? Как разговорить?

— Есть замечательный  инструмент, который помогает разговаривать с любыми категориями людей: метафорические ассоциативные карты. Это карточки с различными изображениями:  пейзажи, портреты, ситуативные зарисовки, цитаты. Другими словами, наши ассоциации. Иногда человек даже сам не знает, что конкретно его беспокоит. И здесь  методика ассоциаций успешно работает, помогая сформулировать проблему: через карты идет дорожка к бессознательному.

— Не знает,  что его беспокоит? Это как?

— Ну вот, например. Приходит женщина на прием. Рассказывает, что от  нее муж  ушел. Что первым делом она спрашивает у психолога? Правильно! Почему ушел,  что со мной не так, как вернуть? Но это поверхностный запрос. На самом деле ей в себе надо разобраться, свою самооценку поднять. И озадачиться вопросами совсем другого порядка: насколько хорошо ей было рядом с этим человеком? Была ли она счастлива? И нужно ли возвращать?

 

Дневник и диктофон в помощь

— Разовая консультация психолога поможет? Или это априори длительный процесс?

— Вы знаете,  как раз сейчас я работаю в этом направлении. Мой новый проект  называется «Психолог на час». А началось все совсем не с психологии. Появилась необходимость пригласить мастера на час — помочь с небольшим ремонтом. И как-то запала эта мысль в голову. Ведь мы же не всегда можем позволить себе дорогостоящий ремонт. Но полочки по-другому повесили, мебель переставили — и стало лучше, веселее, интереснее. Так же и с психологией: нам иногда вполне достаточно того, чтобы нас выслушали. Выслушали безоценочно, без советов. Друзьям и родственникам всего не расскажешь. Да  если и расскажешь, то без советов точно не обойдется. А вот прийти к «психологу нас час», выплеснуть эмоции — вполне подходящий вариант. И вот еще хороший способ (тут даже без психолога можно обойтись): советую все свои переживания наговаривать на диктофон. Потом можно переслушать и сравнить свои сегодняшние переживания с переживаниями недельной или даже годовой давности. А еще бывает так, что пока ты сам себе свою проблему озвучиваешь, проговариваешь словами, неожиданно приходишь к правильному решению.

— Вы так тоже делаете?

— Да, активно использую эту методику. Еще веду дневник. И всем рекомендую. Дневник веду, к слову, с тринадцати лет.

— И все записи до сих пор храните?

— Не все. На все просто-напросто места не хватит. Сейчас хранятся у меня последних дневников десять. Записи прошлых лет перечитываю периодически. Сравниваю, что я тогда чувствовала и что я чувствую сейчас. Мы же забываем многое. Было — и прошло,  побежали дальше.

— Говорят, психология даже худеть помогает…

— В некоторых случаях — да. Например, если похудеть не получается из-за переедания, «заедания» своих проблем. В данном случае еда — это та же зависимость. И с ней можно бороться методами психологии.

— Трудоголизм — тоже зависимость?

— Совершенно верно.  Вообще выделяют тринадцать видов зависимостей. Сейчас, к слову, набирает обороты зависимость от здорового образа жизни. Конечно, это не относится к ЗОЖ в целом. И я сама за ЗОЖ обеими руками. Но когда человек принципам здорового образа жизни следует слишком фанатично — это уже вид зависимости. Безусловно, такая зависимость не сравнима, скажем, с пристрастием к алкоголю или курению. Но тем не менее.

 

Про любовь к себе 

— Знаю, что вы много читаете. Чтение — это тоже зависимость?

— Зависимость, но исключительно экологичная, то есть не оказывающая вредного влияния. Помимо того, что читаю, еще веду конспекты прочитанного. Нахожу подтверждения своим мыслям и чувствам — и не могу не записать. Так что помимо дневников у меня хранится огромное количество конспектов.

— Есть такое предубеждение, что врачи, например, не могут лечить своих родственников. А психологи своих родных и близких консультировать могут?

— С родственниками и близкими не складывается. Мы с подругой как-то устроили эксперимент: будто она пришла на консультацию и рассказывает о своих переживаниях мне, как постороннему человеку. Так вот: ничего из этого не вышло. Мы час проговорили — и поняли, что не получается у нас от нашей дружбы абстрагироваться. В результате пошли чай пить. И решили больше таких сеансов не устраивать.

— Сейчас много говорят о том, что надо себя любить. Надо?

— Любить себя — значит,  принимать себя полностью, со всеми достоинствами, недостатками, страхами. Да, это важно. Думаю, я научилась себя принимать, ценить и деятельно о себе заботиться. Работа над собой — пожизненная, но самая интересная. Всегда рада помочь тем, кто к этой работе пока еще не приступил.

 

Любовь ВОЛОДИНА

Фото из архива Ларисы Петровой