Люди

Лариса Лужина: Я — ребенок войны

Печать

29 сентября 2020 года

 

На прошлой неделе Кострому в составе «Актерского поезда» посетила народная артистка Лариса ЛУЖИНА. Фильмы с ее участием до сих пор любимы зрителями, в том числе и молодыми. Она выступила в филармонии и ответила на вопросы нашего корреспондента.

О любви и вере

— Лариса Анатольевна, что такое «Актерский поезд»?
— Это проект независимого профсоюза актеров театра и кино — артисты ездят по городам России, проводят творческие встречи с поклонниками. Проект «родился» в 2012 году и реализуется при поддержке Российского Фонда культуры. Поскольку в стране продолжается Год памяти и славы в честь 75-летия Победы, в выступлениях участников большое место уделяется темам войны.
— Когда началась Великая Отечественная война, вы были совсем маленькой…
— Мне исполнилось всего два года. Наша семья жила в Ленинграде, на ее долю выпало очень страшное даже по жестоким военным меркам испытание — блокада. Погибла от осколочного ранения бабушка. Отец, раненый на фронте, умер от голода, так же, как и старшая сестренка Люся. А мы с мамой чудом выжили. Нас эвакуировали в Кемеровскую область. По дороге блокадников высаживали на каждой железнодорожной станции, и их разбирали по домам местные жители. Нас высадили в Ленинск-Кузнецком.
— Как рано проявились ваши актерские таланты?
— На новый 1945 год в детском садике, организованном при мясокомбинате, где работала мама, устроили новогоднюю елку. Я читала стихотворение Александра Твардовского «Рассказ танкиста». Прочитала — и гром аплодисментов! А директор мясокомбината взяла меня на руки, унесла в другую комнату и подарила мне… котлету. Вкус этой котлеты я помню до сих пор!
— Можно сказать, что военная тема стала определяющей в вашем творчестве? В легендарном фильме «На семи ветрах» невозможно забыть глаза главной героини Светланы.
— Просто характер и мироощущение этой девушки совпали с моими. Эта кинолента — своего рода рассказанное языком кино знаменитое симоновское стихотворение «Жди меня». Там моим партнером был знаменитый Вячеслав Тихонов. Сначала мне этот фильм казался просто хорошим фильмом о войне. Но затем я стала его воспринимать как фильм-легенду о настоящей любви, преданности и вере. О том, на чем мир стоит. Кстати, в основу фильма легла подлинная история медсестры, выходившей режиссера Станислава Ростоцкого в госпитале после тяжелого ранения.

Куда нам до нее…

Здесь надо сделать небольшое отступление. Фильм «На семи ветрах» был встречен «на ура», а к артистке в одно мгновение пришла всенародная любовь. Ее портреты появились на обложках журналов, режиссеры приглашали сниматься. Критика тогда писала, что Лариса Лужина стала таким же символом поколения, как Татьяна Самойлова после «Летят журавли».
А несколькими годами позже был фильм «Вертикаль», в котором она играла в паре с Владимиром Высоцким. Это тоже в какой-то мере продолжение военной темы: некоторые из альпинистов — бывшие фронтовики. В память о Высоцком на творческой встрече с костромичами Лариса Лужина исполнила песню из этого фильма.
Больше с Владимиром Высоцким, вспоминает Лариса Анатольевна, на съемках они не пересекалась. Но результатом партнерства в «Вертикали» стала еще одна песня — «Она была в Париже».
— Лариса Анатольевна, многие считают, что в ней поется о Марине Влади. Но давайте раскроем секрет: песня посвящена вам?
— Ко времени съемок картины «Вертикаль» я уже побывала в Париже, в Каннах, в Осло, в Иране, в Варшаве, в Дублине. А Володя мечтал попасть за границу. Он такой свободолюбивый был, хотелось ему как можно больше увидеть. По Советскому Союзу он поездил, а за границу его не выпускали. Во время съемок я ему многое рассказывала. И он это все впитывал, и позже от имени такого «заводского парня», влюбленного в девочку, которая побывала везде (а он нигде), вот такую шутливую ироническую песню написал. Все ее знают: «Куда мне до нее! Она была в Париже, и я вчера узнал — не только в нем одном».
— «…И сам Марсель Марсо ей что-то говорил». Расскажите, пожалуйста, еще о Высоцком.
— Когда я училась во ВГИКе, Володя часто приезжал в наше общежитие, пел там свои песни. Но лично мы знакомы не были. Познакомились только на картине «Вертикаль». Меня утвердили сразу, а вот с Володей возникли проблемы. Худсовет Одесской киностудии был категорически против того, чтобы он снимался, но Говорухин настоял на своем. Тогда директор киностудии сказал: «Я вас умоляю: только никаких песен, а то начнутся проблемы». Но Высоцкий не мог не петь. Я убеждена, что без его песен и картина бы не состоялась.
— Он был хорошим другом?
— После «Вертикали» мы много общались, он дружил с моим мужем и часто приходил к нам домой. Володя мог прийти и в полночь, и в четыре часа утра — когда угодно. Когда познакомился с Мариной, приходил и с ней. Она уезжала — часто от нас звонил ей в Париж. Я шутила: Высоцкий должен мне за телефонные разговоры.

Люди и роли

Путь в актерскую профессию для Ларисы Лужиной не был прямым. Все детство и юность у нее прошли в Таллине. После школы поехала в Ленинград поступать в театральный институт, но не поступила и вернулась обратно. Пошла работать на фармацевтический завод. Делала таблетки, эта работа ей была абсолютно неинтересна. Ушла с завода по собственному желанию. Устроилась на кондитерскую фабрику, делала зефир. За один год, что там проработала, возненавидела зефир на всю жизнь.
Так случилось, что стала работать в Доме моды в Таллине манекенщицей, и ее на подиуме заметили — пригласили сняться в эпизоде в фильме «Нежданные гости». И началась ее жизнь в кинематографе, сейчас в послужном списке артистки около ста ролей.
— Вам довелось встречаться со многими известными людьми, быть свидетелем и участником самых разных событий. Не было желания записывать это «для истории»?
— Сейчас жалею, что не делала этого. Хотя перед глазами был яркий пример — Нонна Мордюкова, которая имела такую привычку. Мы с ней жили рядом в Крылатском. Она говорила: «Засуну руку в свой мешок с бумажками, достану одну, прочту и по одной фразе вспоминаю все».
— Многие артисты пренебрежительно отзываются о нынешней моде на сериалы. Вы «за» или «против»?
— Я на них зарабатываю (улыбается). И, кстати, к ним очень хорошо отношусь. Сериалы нас, актеров, материально поддерживают. Конечно, их можно ругать, но я считаю, что если артист будет себя достойно чувствовать на площадке, не халтурить, то все получится. Сейчас многие заслуженные и народные артисты в сериалах снимаются. Играют так, что глаз не оторвать. Взять хотя бы сериал «Любовь как любовь». Триста двадцать серий! Мне до сих пор люди говорят, что, когда мы с Сережей Никоненко появлялись в кадре, было интересно смотреть. В этот сериал на роли пробовались многие актеры. К примеру, Александр Михайлов не прошел кастинг. Сказали, что он слишком красив для деревенского мужика.
— Будете продолжать играть в сериалах?
— Отказываться от «сериальной» работы не хочу. Во-первых, она мне нравится. Во-вторых, на мое место найдутся другие актрисы, а я тут же буду забыта. Возможно, больше и не позовут. Таковы реалии сегодняшнего кинобизнеса. Роли достаются с трудом, и я ими дорожу. Хотелось бы сняться в полном метре, но таких предложений пока нет.
— Любимая ваша роль?
— Наверное, все в том же фильме «На семи ветрах». Не скажу, что она как-то раскрыла мои творческие способности. Но в этой киноленте все сошлось: моя молодость, прекрасный режиссёр, необыкновенная актерская команда. И, конечно, надежды на счастливую творческую жизнь. А такой старт бывает не у всех.

С надеждой на лучшее

— Как вы преодолели коронавирусный карантин?
— Были большие творческие планы, с антрепризным спектаклем «Аккомпаниатор» должны были ехать в Эстонию, в Чехию. Гастроли пришлось отменить. Планировались фестивали и творческие встречи, и они тоже слетели. Но это мелочи. В нашей семье из-за коронавируса действительно случилась большая беда. В мае ушел из жизни мой бывший муж, отец моего единственного сына Валерий Шувалов. Он был очень хороший кинооператор, снял фильмы «Экипаж», «Интердевочка», «Сказ про то, как царь Петр арапа женил» и много других. Сперва он находился в обычной городской больнице, потом его перевели в военный госпиталь под Красногорском. Там хорошие врачи, но не спасли, у него были очень слабые легкие, почти каждую зиму он болел пневмонией. Да и возраст — восемьдесят лет. Хоронили Валеру в закрытом гробу, потом была кремация. Никто не смог приехать на прощание, кроме моего сына и его жены.
— Извините, что затронул больную тему. Но в завершение интервью не могу не спросить о ваших впечатлениях от Костромы. Вы прежде бывали в нашем городе?
— Да, не один раз. В частности, принимала участие в проекте «Кинодилижанс», в кинофестивале «Созвездие», часть мероприятий которого проходила здесь. Помню, еще не так давно Кострома была неухоженным городом. И с каждым приездом я видела, как много сделано, сколько старинных домов отреставрировано. Мне очень нравится город, он стал чистым, красивым. Кострома — это наша история, костромичи очень дружелюбные. Я мечтаю приехать к вам в качестве туриста, чтобы просто побродить по улочкам, полюбоваться храмами, Волгой. Надеюсь, что трудности и беды остались позади.


Записал Андрей ДОБРЕЦОВ