Люди

Борис Голодницкий: Театр должен удивлять

Печать

4 августа 2020 года

 

Костромской камерный драматический театр после длительного перерыва распахнет для зрителей свои двери в августе. О новшествах в связи с пандемией, премьерах и роли современного театра мы поговорили с его художественным руководителем Борисом ГОЛОДНИЦКИМ.

 

Неизбежные новшества

- Борис Иссакович, когда зрители смогут вновь прийти в театр?

- Камерный театр распахнет свои двери для зрителей в августе. Мы решили пока играть только в четверг и пятницу. Посмотрим, как активно пойдут зрители. Кинотеатры, к примеру, заполнены всего лишь на четверть.

- Какие новшества ждут зрителей после пандемии?

- По требованию Роспотребнадзора зрители могут сидеть на расстоянии одного метра друг от друга. У нас в зале это через два кресла. Все должны быть в медицинских масках. При входе зрителям измерят температуру и предложат обработать руки антисептиком.. Вот такая непривычная для всех обстановка.

- Как ваш театр пережил сложное время самоизоляции?

- В середине марта мы ушли на «удаленку». Театр несколько месяцев ничего не зарабатывал, это огромные финансовые потери. На деньги, полученные от продажи билетов, мы строили декорации, шили костюмы, делали  ремонт. Из-за пандемии сорвались и запланированные гастроли, и фестивали.

- Но ведь все еще обязательно будет.

- Да, нас пригласили в августе в Кинешму на фестиваль малых форм. Мы повезем туда спектакль «Клетка» по пьесе Людмилы Разумовской «Дорогая Елена Сергеевна». Он у нас идет тринадцать лет, пришло время взглянуть на него по-новому. Этим занимается режиссер Станислав Голодницкий.

- Какие спектакли костромичи увидят в августе?

- Мы покажем три спектакля. Это - «Леди Макбет Мценского уезда», «Вечера на хуторе близ Диканьки» и премьера спектакля «Небесный тихоход». Дети увидят постановки «Три толстяка» и «Кот-проглот». У нас меняется труппа, ищем новых людей, поэтому август не очень богат показами.

Любовь на войне

- Расскажите о спектакле «Небесный тихоход», почему выбор пал именно на это произведение?

- Мы готовили его к 75-летию Победы. Мне хотелось продолжить серию мюзиклов, которые идут в нашем театре. В спектакле звучит музыка Марка Самойлова, в нем много юмора. «Небесный тихоход» - это ретро-комедия о боевых друзьях, летчиках-истребителях. Труппе было достаточно тяжело войти в то время. Молодые артисты привыкали к военной форме, учились правильно поправить пилотку.

- Любовная линия в новом спектакле будет?

- Конечно. Это же история о любви. Главные герои дали себе зарок, что до окончания войны не будут ни с кем встречаться. Но сердцу не прикажешь, и в результате все они влюбляются. Так что в спектакле есть и любовь, и ревность, и разочарование...

- Кто исполняет главные роли?

- Я никогда не делил роли на главные и второстепенные. Артист, который исполняет даже маленький эпизод, очень важен. Для меня они все, как краски. Вот когда у тебя нет зеленой — тебе плохо. Если нет синей, не сможешь написать вечер или ночь. В «Небесном тихоходе» занята вся труппа. Мне сложно сказать, кто из артистов главный герой. Скажу лишь, что Татьяна Бондик играет штурмана эскадрильи. Роль майора  Булочкина исполняет Евгений Лыков. 

- В чем лично вы видите какую-то свехзадачу?

- В любой пьесе есть добро и зло. Театр — это и трибуна, и очищение. После спектакля человек уходит, чтобы осмыслить что-то новое. Отсюда и возникает желание вернуться в театр, чтобы узнать для себя еще больше. Мы стараемся всегда удивить своего зрителя, найти к нему подход.

- Какие возможности современного театра вас привлекают?

- Театр сегодня — это современные технологии. Благодаря помощи Министерства культуры и содействию партии «Единая Россия», мы попали в проект «Театр малых городов». В его рамках смогли приобрести уникальные приборы, установить новое освещение, многое усовершенствовать. Например, у нас теперь разворачивается зал. Театр должен удивлять, но вот летать на сцене человек не может. А жаль!

Театр — это коллективное творчество

- Борис Иссакович,  сколько времени нужно режиссеру, чтобы добиться какого-то зримого результата в своей работе?

- Любой режиссер сталкивается с тем, что принято называть бюджетное задание — дорожная карта. Мы должны сделать пять спектаклей в год. Понимаете, получается совсем немного времени на подготовку спектакля, где-то полтора месяца очень активной работы. Конечно, легче работать, если два режиссера в театре, пока один ставит, у другого есть время обдумывать постановку. Работа режиссера с труппой идет полтора-два месяца. Однако ведь постановщику необходимо не только найти материал, но и создать с художником декорации и костюмы, найти музыку. Я всю пьесу расписываю от и до — на обратной страничке текста расписаны мизансцены и реквизит. Я уже вижу спектакль целиком и полностью. Театр — это коллективное творчество, важно, чтобы разные люди превратились в одну команду.

- Но ведь далеко не все спектакли удаются.

- Да, одни спектакли получаются, а другие — нет. Любому режиссеру хочется длинной жизни спектаклю, ведь в каждый вкладываешь столько сил и энергии. Некоторые я ставил за две недели. Но тут многое зависит и от подготовленности труппы. Не каждый артист может быстро выучить весь текст, быть очень мобильным, уметь петь, танцевать и быть органичным на площадке. Хотя у нас есть концертмейстер по вокалу и хореограф.

- Насколько для вас важно, чтобы ваши работы были поняты зрителями?

- Непонимание отражается на приобретенных билетах. В наше время, когда телевидение переполнено увеселительными программами, люди мало стали читать. Это факт! Им нужно зрелище, развлечение. Театру же всегда хочется каких-то серьезных, больших тем, но на таких спектаклях аншлага сегодня не сделать. Замечательная классика — не формат для современного зрителя, который предпочитает комедии. Но если играть одни комедии, театр не будет развиваться. Время определяет репертуар.

- У вас есть свобода творчества в реализации проектов?

- У нас сейчас нет цензуры. Это в восьмидесятые годы спектакли утверждала специальная комиссия. Многие московские театры, например, уходят в обнаженные формы, считая, что это большое искусство. Мне кажется, что важно другое — какая-то чистота во всем.

- Какие работы других театров вас впечатлили?

- За время самоизоляции я посмотрел в Интернете много спектаклей. В первую очередь меня интересовал театр Вахтангова, где очень много хороших артистов. Посмотрел постановки «Сатирикона», у них мощная драматургия. Мне нравится оперное и балетное искусство. Так что не могу сказать, что мне больше нравится, все увиденное — материал для самосовершенствования.

Когда персонажи  приходят во снах

- Каковы основные черты камерного театра?

- Наш зал рассчитан на восемьдесят зрителей, это такая хорошая форма аудитории, которая начинает жить спектаклем. Людям нравится, что они сидят близко к сцене. Практически артиста могут потрогать.

- Вы талантливый режиссер, что вас вдохновляет?

- Режиссер должен много читать. Сам спектакль начинается с выбора драматургии, темы. Режиссер начинает над этим работать, его мысли оплодотворяют этот спектакль. Я человек увлекающийся, я живу спектаклем. Иной раз персонажи даже приходят во снах. Если я нашел свою тему, это и будет моим вдохновением.

- Борис Иссакович, поделитесь, пожалуйста, творческими планами.

- Я буду работать над спектаклем «Женитьба Фигаро» Бомарше, а Станислав Голодницкий начнет ставить «Сон в летнюю ночь» Шекспира. Очень объемные и яркие работы, предполагающие красочные костюмы. «Женитьбу Фигаро» трудно уложить в два часа, а мы не дошли пока до той формы, которая принята в Санк-Петербурге. Там в один вечер играется первая часть спектакля, а продолжение переносится на завтра.

- Для взрослой публики у вас очень привлекательные планы, а детям что хотите предложить нового?

- В планах «Питер Пен», над которым я уже начал работать. В прошлом году я подготовил с выпускниками школ «Бременских музыкантов», планирую перенести постановку на нашу сцену. Еще мне очень хочется создать «Принца и нищего».

- Говорят, режиссеры ставят те детские спектакли, которые сами любили в раннем возрасте?

- Да, это так. Но наши спектакли рождаются еще и из состава артистов. Понимаешь, что с таким составом можешь поставить вот это. Если нет двух похожих людей, то «Принца и нищего» никогда не сделаешь.

- Пополнят ли в этом году новые артисты в театр?

- В труппу приходят четыре артиста: двое мужчин и две девушки. Но вряд ли кто-то сможет заменить безвременно ушедших Кузьминскую и Макарову. Понимаете, мы должны держать марку театра независимо от того, есть у нас звезды или нет. У нас хороший мужской состав. Надеюсь, что найдутся и актрисы, которые будут блистать на этой сцене.

 

Валентина ФАДЕЕВА