Люди

Актер Всеволод Еремин: Играть маленького человека интересней, чем короля

Печать

26 мая 2020 года

 

Во время карантина Костромской драмтеатр им. А.Н. Островского запустил сразу несколько онлайн-проектов. Один из них называется «Очень вкусно». В прямом эфире сети «Инстаграм» артисты готовят различные блюда на кухне и ведут уютные беседы со своим коллегой Сергеем Чайкой.

Актера драмтеатра Всеволода Еремина зрители во время эфира буквально засыпали вопросами, пока он готовил сметанное печенье. Для тех, кто не успел посмотреть эфир в «Инстаграме», «КВ» представляют его текстовую версию.

Во время онлайн встречи на кухне Всеволод рассказал…

          …почему скучает по Калининграду

- Всеволод, вы приехали из Калининграда. Не скучаете по родному городу?

- Мне Калининграда не хватает катастрофически. Коллеги знают, что я постоянно при любой возможности его упоминаю.

- В Костроме сразу ощутили отсутствие моря?

- По морю я, действительно, очень скучаю. Те ребята – артисты, которые приехали в наш театр недавно из Калининграда, еще понятия не имеют, насколько им не хватает моря. Года через четыре они почувствуют это в полной мере. Я вообще думаю, что жить нужно у моря или у гор. То есть, там, где природа максимальная в своем проявлении.

- Не жалеете, что уехали из родных мест?

- Я лет восемь уже, наверное, живу в Костроме, и за это время понял, насколько сильно люблю Калининград. Понял, за что я его люблю, что мне там нравится. Понял, как сильно я хочу когда-нибудь там жить. Просто в какой-то момент ощутил колоссальную тягу вернуться домой. К этим деревьям, к этим лесам, на Куршскую косу. Да просто погулять по Калининграду, посмотреть, как он развивается. Меня туда тянет очень сильно. Но о том, что я оттуда уехал, все-таки не жалею, потому что это крутой опыт, какие-то новые знания, эмоции.

      

 …чего боялся в начале актерского пути

- О сцене с детства мечтали?

- Я попал в профессию случайно, как и многие артисты. Даже стихов с табуреток не читал в детстве. То есть, вообще ничего не предвещало. Мои желания относительно выбора профессии менялись каждую неделю. Помню, хотел быть ветеринаром, еще какие-то профессии рассматривал. Потом попал в театральный класс. Когда об этом узнали родители, сказали: «Ну, молодец». У нас в семье так принято было, если ты что-то делаешь, значит это правильно. Никто не подвергал мои действия ни критике, ни сомнению.

- Если бы не стали актером, какую бы профессию выбрали?

- Скорее всего, что-то делал бы руками. Строительство, или, может, создание какой-то мебели дизайнерской. Но, с другой стороны, если бы я не стал артистом, возможно, таких мыслей и не возникло бы. Из-за того, что я из Калининграда, а там многие существуют по принципу «купи-продай», предприниматели, возможно, по этой стезе пошел бы.

- За время работы в театре, ваше видение профессии как-то поменялось?

- В начале пути я, как и многие начинающие артисты, боялся не стать известным. Мне казалось, что через год-два я получу «Тэффи», еще через пару лет – «Пальмовую ветвь», а лет этак через шесть – «Оскар». И было очень страшно, что может произойти как-то не так.

- Что стало переломным моментом?

- Как-то мы ездили на кастинг, и меня утвердили на одну из центральных ролей в очень, на мой взгляд, интересном сериале. Снимали пилотный выпуск – это первая серия, которая потом показывается телеканалу, и он ее либо одобряет, либо нет. Мы ее сняли, канал одобрил, сериал прошел все фокус-группы. Все было прекрасно, мне казалось, что я через неделю буду вторым Хабенским, и все, о чем многие артисты грезят, почти у меня в кармане. А потом в стране грянул очередной экономический кризис, и эта история с кино заглохла. Позже я узнал, что, оказывается, на роли в этом сериале были утверждены другие артисты, потом их поменяли на нас. И тогда пришло переосмысление профессии. Я все думал про тех артистов, которых заменили нами. Даже не уверен, что им об этом сказали. С тех пор я стал к актерской профессии по-другому относиться. Сейчас мое желание быть в ней завязано не на тщеславии, а скорее, на спортивном интересе. Когда я вижу какие-то очень мощные актерские работы, думаю: «А я смогу когда-нибудь так сделать?». И это меня сильно питает.

- Есть у вас любимый актер, на которого вы равняетесь?

- Я, к примеру, выделяю Константина Хабенского. Хотел бы, чтобы таких артистов, как он, было больше. Мне кажется, они положительно влияют на население, и социуму они очень нужны.

              

…какие роли не любит играть

- Какие роли в театре вам особо нравится играть?

- Мне интересно играть простого маленького человека, попавшего в сложные жизненные обстоятельства, причем, не всегда по своей воле. Яркий пример - биолог Виктор Служкин в книге и в одноименном фильме «Географ глобус пропил». Меня дико привлекают такие персонажи. А вот сказочных героев, например, королей, не люблю играть, просто не понимаю, что это за люди.

- С кем из сыгранных героев вы бы хотели встретиться лично?

- Я хотел бы встретить Пабло из «Дикаря», и сказать ему что он зануда (смеется). Шучу, конечно. Я бы встретился с Васей Вожеватовым из «Бесприданницы» и спросил его, не он ли все это «замутил». Я имею в виду, когда вдруг случайно приехал Паратов, да, и вообще в этой истории было много разных совпадений. Когда перед постановкой мы разбирали спектакль, у нас была версия, что все это дело рук Вожеватова. Вот я бы к нему с таким вопросом обратился и проверил эту теорию.

- Как вы относитесь к ролям второго плана?

- Про роль второго плана скажите Моргану Фримену, который только их всегда и играет, но ничего не мешает ему быть центровым в каждом фильме, где он снимается. Я считаю, что все роли классные – и главные, и второстепенные. Другое дело, что бывают спектакли, где к этим ролям сами режиссеры так относятся: «Да что там, второй план, пусть сам повыгребает». Тогда роль получается не очень яркой, и все внимание зрителя направлено на артиста, который играет центральную роль.

- Многие актеры – люди суеверные. А вы?

- Нет, я в этом смысле очень прост. Даже не сажусь на текст роли, когда он падает.

       

…как повлиял на него режим самоизоляции

- Режим самоизоляции сильно влияет на вас, как на творческую личность?

- У нас, артистов, работа как будто бы не останавливается. Мы все равно в каком-то созидательном ключе постоянно существуем. В режиме наблюдений, в режиме прочтения. Поэтому я на работе всегда. Актерство - это некий образ мышления. Поэтому даже на самоизоляции я не останавливаю работу. Просто временно нахожусь в другом помещении - дома.         

- Часто актерам и в обычной жизни присуща некоторая театральность в выражении эмоций, например. Вы этим не страдаете?

- Нет. Хотя у артистов, действительно, бывает по-разному. Но у большинства на это вне сцены нет ни желания, ни сил. Мне кажется, многие артисты в жизни, наоборот, выглядят крайне безэмоциональными, живут в режиме энергосбережения. Но если я злюсь на что-то, то это не оттого, что я - артист, а просто потому, что я злюсь. Или смеюсь. Или расстраиваюсь. Я думаю, что точно также реагировал бы на все, если бы был в другой профессии. Я и на сцене не играю. Это часто не нравится зрителю, он не понимает: «А чего вы не играете, почему вы не машете руками, просто говорите, как в жизни?». По-моему, это было у Вахтангова, он так преподавал – не должно быть никакой разницы между тем, как вы идете на сцену из зала, и как вы идете по сцене. То есть, не должно происходить никакого изменения между тем, какой вы на сцене и в жизни. Я двумя руками вот за это искусство.

- А что бы вы никогда не стали играть?

- Какую-то откровенную «чернуху». Я также не приемлю, когда все люди, участвующие в спектакле и создающие его, еще на начальном этапе понимают, что это халтура, и все равно доводят эту работу до зрителей.

- Что бы вы пожелали всем своим зрителям?

- Первое - чтоб все были здоровы. Второе - финансового благополучия. А третье – чтобы все перестали жить в своих странах, а начали жить на Земле, то есть, превратились бы в людей мира, не привязанных к географическим координатам. Было бы любопытно посмотреть, как бы тогда изменилась жизнь вокруг.

                                   Записала Екатерина МАЙ

                      Фото из архива Костромского драмтеатра