Люди

Однажды и навсегда

Печать

7 мая 2020 года

 

Хоть сейчас и трудно, но мы не с такими трудностями справлялись и всегда выходили победителями. Об этом знают люди старшего поколения, и среди них – полковник Юрий Волков. Много лет он отдал службе в армии, а началась его военная биография с участия в историческом параде Победы.

 

Равнение на Победу

Есть в Пущугском районе деревня Михайловица, стоит она на широкой реке Ветлуге. Там в 1927 году в обычной крестьянской семье родился Юрий Волков. Осенью 1944 года он учился в десятом классе. Юра и его сверстники ждали призыва в армию, но повестки все не приходили. Тогда они сами стали осаждать военкомат с просьбой, чтобы их отправили на фронт. Война заканчивается, объяснили им, 17-летних больше не берут, так что доучивайтесь спокойно, ребята, обойдутся без вас. Но они продолжали обивать пороги, и в конце концов добились направления в военные училища.

Юрий стал курсантом военно-авиационного училища связи в Москве. А в июне 1945 года принял участие в параде Победы на Красной площади. Об этом событии мы знаем из учебников истории и кинохроники. Шли по брусчатке солдаты и маршалы, шли Украинские, Белорусские, Прибалтийские фронты, у Мавзолея швыряли, как негодный хлам, поверженные фашистские знамена.

 Но не все знают, что следом за фронтовиками шли воины Московского гарнизона, и среди них – курсанты военных училищ, слушатели академий. Впечатления от того парада у Юрия Волкова остались незабываемые.

- Наше училище находилось у стадиона «Динамо». На парад отбирали лучших, мы много занимались строевой, тренировались на плацу. А 24 июня нам выдали парадную форму, и мы отправились через пол-Москвы к месту проведения парада. В своей шеренге я был правофланговым, поэтому во время прохождения видел и членов правительства на трибуне Мавзолея, и штандарты вермахта внизу, - вспоминает ветеран.

Много позже он узнает, что в рядах победителей в тот день прошли его родственники Василий и Степан Волковы. Многие представители этого крестьянского рода сложили свои головы на полях сражений. Но перед этими солдатами Великой Отечественной смерть отступила. А кавалер двух орденов Славы Степан Волков даже расписался на стене рейхстага.

 

На той войне незнаменитой

Через полтора года Юрий окончил училище по краткосрочной программе и был выпущен в звании младшего лейтенанта. Началась служба, а через некоторое время  его неожиданно направили в Китай. Это был 1950 год, в Маньчжурии создавалось училище для подготовки летчиков-корейцев. Волкова назначили инструктором-советником по радиосвязи.

Война в Корее не слишком известна, это был всего второй раз (первый – Испания), когда наши военнослужащие выполняли интернациональный долг за рубежом. В боевых действиях участвовали как советники из СССР, так и китайские добровольцы. На юге полуострова высадились американские войска. Юрий Николаевич вспоминает, что позже его перебросили в Пхеньян, в авиадивизию.

Так что, хотя на Великую Отечественную он не попал, повоевать Волкову все же пришлось. Был и под бомбежками, видел вблизи смерть. За ту компанию награжден корейским орденом «За свободу и независимость», представлен к ордену Красной Звезды. Который, кстати, ни тогда ни позже не получил: наградные документы затерялись в штабах.

В 1952 году героев с почестями встречали в Москве, их лично принял главнокомандующий ВВС, всем присвоили внеочередное воинское звание. Следующим местом службы был Харьков, только что созданное авиационное военное училище. А спустя несколько лет, уже майором, его направили в Кострому, где формировалась ракетная дивизия.

 

Их звали «термоядами»

Служить ему довелось на базе головных частей. Для конспирации ее называли РТБ – ремонтно-техническая база. Только немногие посвященные знали, что за незамысловатой аббревиатурой скрывается особая воинская часть, где занимаются хранением и техническим обслуживанием ядерных боеголовок, а также установкой их на ракеты. Личный состав РТБ в дивизии называли «термоядами». Доступ на территорию базы, кроме непосредственно служащих там, имел лишь командир дивизии.

Это было время, когда только начинали создаваться Ракетные войска стратегического назначения (РВСН). В Костроме в 1961 году базировалась бригада, затем ее развернули в 10-ю ракетную дивизию.

Она входила составной частью в ядерный щит Родины. В мире тогда было неспокойно, разгорался Карибский кризис. Поступил приказ привести ядерные заряды в готовность к боевому применению и пристыковать к ракетам.

В повышенной боевой готовности дивизия находилась до ноября 1962 года. Затем кризис урегулировали, ракетные войска вернулись в готовность постоянную. И все это помнит гвардии полковник в отставке Волков. Тогда он был молодым офицером, служил в должности начальника сборочной бригады, затем стал главным инженером базы. А в 1971 году его назначили командиром части. Он неоднократно получал поощрения от командования, награжден орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» третьей степени, двумя медалями «За боевые заслуги». При нем часть стала отличной и сохраняла это звание долгие годы.

Волков - один из тех редких людей, кто своими глазами видел ядерные заряды, боеголовки. В части их называли «изделиями». Хранились они глубоко под землей. При работе с ними соблюдались строгие меры безопасности и, конечно же, секретность.

- Ядерные заряды снаряжались, перевозились к месту базирования ракеты и там устанавливались. При всех действиях обязательно присутствовал командир части. Таков был порядок. Мы давали подписку о неразглашении, даже в семьях не знали, чем мы занимаемся, - рассказывает Юрий Николаевич.

 

Потянуло к перу

В запас он уволился в 1977 году, было ему тогда 50 лет. Но пенсионером на лавочке Волков становиться не хотел. Надо было находить себе дело.

- Так как по окончанию военного училища я получил еще и специальность радиоинженера, то стал искать работу по своему профилю, - вспоминает Юрий Николаевич. - Меня вначале назначили начальником госинспекции по электросвязи, затем возглавлял госсвязьнадзор. И всего на «гражданке» я трудился 22 года, можно сказать, выработал еще один стаж.

И здесь историю нашего героя можно бы закрыть, с удовлетворением отметив, что жизнь удалась во всех смыслах. Дослужился до высокого воинского звания, вырастил двух дочерей, внуков, на подходе к самостоятельности правнуки. Казалось бы, живи себе в почете и уважении да радуйся. На большие праздники выходи при всех орденах и медалях на центральную площадь, встречайся с однополчанами. А еще можно заняться садом-огородом. Рыбалка, тихая грибная охота, да мало ли дел…

Но отдых – это не для него. В 73 года жизнь открылась для Волкова новыми сторонами, он увлекся … литературным творчеством. И на этом поприще, представьте, добился многого. Сейчас им написано и выпущено уже десять книг, и работа продолжается. Сам он вспоминает:

- Началось все с увлечения родословной. Сейчас я знаю всех Волковых вплоть до XVIII века. А сначала это были просто имена – Поликарп, Семен, Александр, Петр. Стало интересно: а что это за люди, чем занимались? И я засел в библиотеки, архивы. Постепенно накапливались сведения о предках, один занимался смолокурением, другой был лесным объездчиком. Все умели плотничать, знали столярное дело. Семьи были большие, Волковы роднились с Мироновыми, Станкевичами.

Дни его в постоянных трудах, за письменным столом. Компьютер есть, но пишет шариковой ручкой, потом отдает набирать, верстать. Перелопатил горы исторической литературы, выработал слог, научился краткости. И при этом – никакого авторского самомнения.

 

Личное дело

- Помню, какое волнение я испытал, когда мне в руки попал документ, датированный 1820 годом. Писал бурмистр нашей волости, что-то вроде отчета или рапорта владельцу поместья в Москву. И подписано это было: Семен Поликарпов Волков, мой прапрадед. Бумага пожелтевшая, почерк красивый, с завитушками. Я представил, как он водил по этой бумаге пером. Как будто увидел своего предка воочию, ощутил рядом с собой. Именно тогда я впервые почувствовал связь времен, поколений. Учебник истории этого не дает. И с того времени уже не мог не заниматься генеалогией, краеведением. От нашей фамилии перешел к другим крестьянским родам, истории Поветлужья. Так у меня получилась первая книжка, назвал ее «Люди Поветлужья», она вышла в 2001 году.

Остановиться он уже не мог, свои разыскания продолжал. И спустя три года вышла книга посолидней. Там он представил несколько десятков родословных своих земляков, рассказал об их участии в войне, работе в тылу, в развитии страны. Две книги написал по истории костромской ракетной дивизии. В 2007 году выпустил целое исследование – толстый том под названием «Престолонаследие в России». Здесь Волков выходит на новый уровень как специалист по генеалогии. А потом были «Вехи России», «Здравия желаю!», «Прошлое и настоящее» и другие.

С книгами в подарок, с воспоминаниями о ратном пути Юрий Николаевич часто приходит в подшефный лицей № 34, в другие школы. Это стало для него личным делом, сам его выбрал, однажды и навсегда. Настоящий патриотизм именно такой, он без громких слов, без битья в грудь.

Ведь у Волкова все книги об одном – как любить Родину, Россию, за которую болит душа и которой он отдает все без остатка.