Город

Тепло нашего дома

Печать

11 февраля 2020 года

 

То, чего так настойчиво добивалась наша газета, свершилось: жителям микрорайона Черноречье на 8 процентов снизили тариф на отопление.

 

Почем гигакалория?

Февраль, кроме сообщений о короновирусе, принес костромичам и хорошую новость. В Костроме наконец введены дополнительные меры поддержки при оплате отопления и горячего водоснабжения для двух районов города.

Как известно, в настоящее время большинство горожан получают эти услуги от ПАО «ТГК-2» по тарифу 2042 рубля за гигакалорию. Однако несколько десятков многоквартирных домов обслуживаются другими поставщиками. Их услуги отопления и горячего водоснабжения обходятся костромичам значительно дороже. Так, жители микрорайона Черноречье (34 дома) оплачивают тепло по тарифу 2210,88 рубля за гигакалорию, а четыре дома в конце улицы Ленина – по 3128,88 рубля.

Для решения этой проблемы с 1 января текущего года администрацией города разработан и установлен муниципальный стандарт стоимости тепловой энергии на уровне действующего тарифа для ПАО «ТГК-2». Таким образом, жители домов с повышенным тарифом будут теперь платить за отопления и горячего воду столько же, сколько и все остальные потребители – 2042 рубля. Разницу ресурсоснабжающим организациям возместят из бюджета города. На эти цели будет направлено около 4,3 миллиона рублей в год.

Предоставление этих мер социальной поддержки начнется уже в феврале, при оплате отопления и горячего водоснабжения за январь. Перерасчет будет сделан автоматически. При этом сохраняются существующие меры соцподдержки на рост платы граждан свыше максимального (предельного) индекса, которые распространяются на всю территорию города.

…Старшая по дому №144 на улице Ленина Галина Волкова рассказывает, как получилось, что суммы в их платежках скачут до небес:

- Вот январь 2017 года, за тепло мне предъявили 7375 рублей. Квартира обычная, площадь 48,9 квадратного метра. А это декабрь 2019 года – 7048 рублей. Когда-то наши дома  отапливались от котельной завода «Красная маевка». Никто не жаловался. Потом и завод, и котельную закрыли. Тогда подключили нас, а еще детский садик и тубдиспансер, к блочно-модульной котельной, которую построила частная фирма. И пошли вот такие квитанции.

Город выделяет «пострадавшим» домам меры социальной поддержки. Таких МСП, пожалуй, не получает никто в Костроме – 4200, 4500, 4800 рублей в месяц. Но Галина Леонидовна говорит, что остающиеся к оплате суммы все равно велики. Она надеется, что сейчас, после снижения тарифа больше чем на тысячу рублей, проблема исчезнет.

 

 

Расплата за тепло

В Черноречье ситуация другая. За трехкомнатную квартиру жителям выставляют в зимние месяцы по 4-5,5 тысячи рублей. Но меры социальной поддержки незначительные, в графе МСП часто стоит прочерк, поэтому вся тяжесть оплаты ложится на кошельки самих проживающих.

Этот микрорайон, так исторически сложилось, при застройке не был подсоединен к городским теплосетям, к ТЭЦ. Жилмассив отапливался от нескольких квартальных котельных. Со временем они выработали свой ресурс, были признаны нерентабельными. Был объявлен тендер на строительство новой котельной, выиграла его компания «Газпром теплоэнерго Иваново». Она соорудила в центре микрорайона современную БМК – блочно-модульную котельную на природном газе.

Жителям пообещали надежное снабжение теплом и экономию денег. «Весь город будет вам завидовать», - говорили городские чиновники. И приводили железные доводы. Потому что газ дешев – раз; БМК полностью автоматизирована, почти не требует персонала – два; и к тому же у нее какой-то заоблачный коэффициент полезного действия, не 96 ли процентов – это три.

Увы, перебои и срывы случились почти сразу: в январе 2014 года микрорайон из-за неполадок на БМК остался без тепла. Что касается дешевых гигакалорий, то и это не оправдалось. Ивановской фирме разрешили брать с жителей по отдельному, «чернореченскому» тарифу. И в 2018 году, например, Черноречье платило за гигакалорию 2324 рубля, а соседние микрорайоны – 1711 рублей. Так целых 34 многоквартирных дома с тысячами жителей оказались в тисках монополиста. Потому что других вариантов поставки теплоэнергии в их квартиры не было.

Бизнесменам из соседнего региона вечно надо славить за щедрость наш областной департамент государственного регулирования цен и тарифов. Именно это ведомство за пять лет (2013-2018) повысило чернореченцам тариф на тепло на целых 63 процента! Динамика в два раза выше, чем у остального города, где тариф вырос на 33 процента (тоже не слабо).

Жители возмущались такой несправедливостью. Как муниципалитет пропустил такой заоблачный тариф? Почему не работает с департаментом госрегулирования цен и тарифов, не обсуждает цифры на стадии проекта? Были из Черноречья коллективные письма в областные инстанции, проводились собрания, создавались инициативные группы, которые встречались с руководством города. То есть, люди не молчали, стучались в разные двери. Самое активное участие принимал в этом депутат Алексей Приставакин. Здесь находится его округ, избиратели шли и звонили, Алексей Григорьевич постоянно поднимал наболевший вопрос перед администрацией, в городской Думе. Человек он требовательный, любому начальнику в лицо правду выскажет, не стесняется, потому что чувствует поддержку людей.

 

Капля камень точит

А затем за расследование взялись мы, журналисты. В ходе него много интересного выяснилось, в том числе и приписки, подкрутки на приборах учета тепла. Все новые и новые факты недобросовестной работы коммунальщиков сообщали председатели советов домов, активисты. И совместные усилия принесли результат.

Так общая пятилетняя борьба за отмену «чернореченского» тарифа завершилась победой. Хотя быстро, да, не получилось. Это только прежде сообщалось: «Газета выступила – меры приняты». За эти годы мы, журналисты, много раз встречались с жителями, обращались в городскую администрацию и прокуратуру, в управляющие компании. Постоянную помощь в подготовке публикаций нам оказывали депутат Думы г. Костромы Алексей Приставакин и председатель ТОС «Черноречье» Денис Канунников. На страницах «Костромских ведомостей» были опубликованы статьи «Пар кости ломит» (22 декабря 2015 г.), «Тепловой удар по Черноречью» (23 февраля 2016 г.), «В Черноречье тучи бродят хмуро» (26 апреля 2016 г.), «Как нагрели Черноречье» (10 апреля 2018 г.), «Обожгли платежками» (24 апреля 2018 г.), «Бросило в жар» (26 ноября 2019 г.). Так газета борется за интересы простых горожан.

Между тем, в «хрущевках» Черноречья  проживают в основном те, кто вышел на заслуженный отдых, народ помоложе давно разъехался в более комфортабельное жилье. Среди однотипных пятиэтажек не встретишь ни увеселительных заведений, ни тебе салонов красоты. Получив квитки на квартплату, чернореченцы спешат с ними в банк. Уплатить за квартиру – это святое, трудовой народ не любит ходить в должниках.

И разве можно было мириться с тем, чтобы львиную долю из своих небогатых пенсий чернореченские старики отдавали за отопление? Как выразилась одна из жительниц после получения платежки от ресурсной организации: «Буду теперь голодать в тепле».

 

Из тарифного плена

То, что теперь есть единый тариф на тепло для всего города, это хорошо, справедливо. Но это не значит, что вопрос с тарифами закрыт. Он касается благополучия, нормальной жизни тысяч людей – всего того, о чем постоянно говорит президент. Взять те же 2042 рубля за гигакалорию, которым костромичи сейчас радуются, и сравнить их с тем, что было 5-6 лет назад. А было 1437 рублей с копейками. И рост получается просто неприличный, за 40 процентов.

Изменить систему тарифов в августе 2018 года предложил президент РФ Владимир Путин. Глава государства отметил, что сейчас в регионах «сложилась практика продавливания необоснованного роста тарифов».

Пока тарифы для ресурсоснабжающих организаций ежегодно устанавливают региональные органы регулирования в «ручном режиме». Они основываются на расходах, которые сможет доказать предприятие. В такой системе есть пространство для завышения тарифов. И получалось: стоимость гигакалории, киловатта, кубометра воды в соседних городах различалась в разы.

Руководитель Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Игорь Артемьев заявил: такое положение нетерпимо: «монополии завышают цены, покупают непрофильные активы (стадионы, загородные виллы, рестораны), а все расходы на яхты и бриллианты закладываются в тариф».

Свои соображения про ситуацию с тарифами член правительства Артемьев изложил президенту и встретил понимание. Действительно, «уже невозможно дольше терпеть бардак, который царит в сфере ЖКХ и так раздражает население», сказал Владимир Владимирович.

Хорошо, что жесткая позиция президента по поводу роста тарифов была принята к сведению на всех уровнях. Пора нам выбираться из тарифного плена. Чем скорее исправим ошибки, тем лучше.

Сергей ЛАВРЕНТЬЕВ