Город

Он же памятник

Печать

10 сентября 2019 года

В этом году в областную программу капремонта попало рекордное количество жилых домов — 350. На большей части объектов работы уже завершены. Темпы по сравнению с 2017 годом увеличились в разы, но и проблем хватает. Самая серьезная из них — срываются планы по капитальному ремонту домов, относящихся к объектам  культурного наследия.

 Многоквартирное наследие

Мы гордимся историей и памятниками Костромы. Старинных зданий у нас много. Какие-то из них заняты офисами учреждений и фирм. Но достаточно и таких, которые при всей своей архитектурной ценности являются обычными многоквартирными домами.

Именно в таком доме по улице Островского проживает Галина Межеловская. Она давно уже пишет в различные инстанции, жалуется на то, что крыша протекает, дом ветшает, а ремонт, запланированный первоначально на 2016 год, не проводится. Позвонила Галина Николаевна и в редакцию нашей газеты, и мы, конечно, не могли остаться в стороне от ее беды.

Вместе с неравнодушной костромичкой я обошел здание, заглянул в квартиры, показала она мне и свою переписку с городской администрацией. Что ж, все правильно, не зря Галина Николаевна бьет в колокола,  регулярно беспокоит чиновников.

Двухэтажный дом № 25, в котором она проживает, вообще очень интересный. Он памятник федерального значения.Построен в 1853 году, и в специальной литературе о нем говорится, что это один из самых оригинальных домов не только на улице Островского, но и в Костроме в целом. На этом месте в 1820-х годах стоял деревянный дом купца Карелина. Позже разбогатевший лесоторговец сломал старое здание и возвел двухэтажное каменное в стиле необарокко. В конце XIX века в нем размещалась губернская земская управа, а после революции дом перепланировали и отдали под квартиры. Семья Межеловских живет здесь уже в третьем поколении.

А всего в доме девять квартир. Со временем провели сюда электричество, газ, холодную воду, канализацию. Теперь только печи с белым кафелем напоминают о прошлом да лепнина на стенах. Но вот крыша за столько лет, конечно, пришла в негодность: и балки сгнили, и железо прохудилось. Если оставить, как есть, то процесс разрушения пойдет дальше. Штукатурка под кровлей уже обваливается, дальше настанет очередь фасада.

Жильцы пытаются что-то делать своими силами. Галина Николаевна рассказала мне, что на собственные деньги уже меняла кровлю над квартирой. Но это было давно, да и заниматься этим должны профессионалы, тем более что собственники квартир ежемесячно платят взносы в Фонд капитального ремонта.

 Капремонт истории

В областном Фонде капремонта о доме № 25 знают. Первый заместитель генерального директора Михаил Тырко рассказал мне, что это беда не только проживающих на улице Островского. В Костромской области 478 жилых домов — объектов культурного наследия. Их них требуют капитального ремонта 334. В краткосрочный план на 2017—2019 годы включено 77 домов. При этом количество отремонтированных по программе капитального ремонта домов-памятников уменьшается. Если в 2017 году было приведено в порядок 21 историческое здание, то в 2018 году  всего 6, а нынче — ни одного. 

 

— В чем причина такого спада, Михаил Васильевич?

— Начну с общих мест: действует региональная программа, она утверждена с 2014 по 2043 год. В дополнение к ней существуют краткосрочные трехлетние планы капремонта, которые принимают муниципальные образования. К сожалению, как раньше, так и в настоящее время дома-объекты культурного наследия никак в этих программах и планах не выделяются. Но к разработке проектов и выполнению работ на этих домах допускаются только организации, имеющие лицензии Минкульта. В остальном же ремонт проводится как на обычных домах. Естественно, под контролем инспекции по охране объектов культурного наследия. 

— Я знаю, что дома-памятники у нас ремонтировали, качество всех устраивало. Есть хорошие примеры: улица Свердлова, дом 7 (фасад); улица Чайковского, дом 6 (крыша); улица Комсомольская, дом 29 (крыша). И вот в прошлом году все замирает, дело встает. Что же произошло?

— У нас были реестры подрядчиков, которые имели лицензии на проведение проектирования и строительно-монтажных работ на объектах культурного наследия. Но в октябре 2018 года Министерство культуры потребовало переоформить эти лицензии в связи с новыми требованиями. Наши подрядчики этого сделать не смогли. Требования, которые внес в порядок лицензирования Минкульт, были настолько высокими, что обычные строительно-монтажные работы приравнивались чуть ли не к реставрационным работам. Скажу больше: таких специалистов, которые могли эти работы выполнять, вообще очень немного. Все они сосредоточены в основном в Москве и Санкт-Петербурге. В конце 2018 года действие старых лицензий было прекращено, а новые лицензии у подрядчиков не появились. В связи с этим Фонд лишился возможности проводить работы.

— Это только костромская проблема?

— Такое произошло по всей стране, Кострома здесь не исключение. Но нас это затронуло больше, так как город старинный, у нас количество таких домов велико.

 Невыгодные объекты

Ситуация парадоксальная. Ведь по ряду домов (общим числом 29-ть) была готова проектно-сметная документация, и региональный оператор уже приступил к проведению конкурсов. Но в отличие от прошлых лет никто на эти конкурсы не заявлялся. Уже упоминавшийся дом № 25 на улице Островского выставлялся на конкурс трижды, но желающих его ремонтировать не нашлось. И дело не только в отсутствии лицензий.

Лицензированных подрядчиков можно было найти и за пределами области. Проблема упирается еще и в деньги. Расценки на объектах культурного наследия несколько выше, но для подрядчика они все равно не интересны. Это же коммерческая организация, выходя на объект, она калькулирует, прикидывает прибыль. А тут на фасаде всякие архитектурные элементы, делать их затратно, а деньги почти те же. Невыгодно строителям связываться с такими объектами. Прежде еще как-то удавалось их уговорить, но метод убеждения больше не работает.

Что же дальше? Дома-памятники ветшают, скоро могут перейти в разряд аварийных. Тогда жителей придется расселять, а здания или сносить, или реконструировать за государственный счет. Так зачем доводить до этого? Почему государство не может подключиться уже сегодня?

Об этом говорили участники «круглого стола», проходившего весной этого года в областной Думе. Они констатировали: сейчас проведение капитального ремонта в домах-памятниках только из средств Фонда капитального ремонта невозможно. Приводился пример: за два года на ремонт 27 домов-памятников  было потрачено 29 миллионов рублей. А взносов собственники квартир собрали за весь период действия программы капремонта… 4 миллиона рублей. Больше и не собрать, потому что площадь у этих домов маленькая.

Деньги от них поступают в «общий котел». Получается, что ремонты оплачивают жители домов, куда строители придут только в 2020—2030-е годы. Вроде бы дают деньги взаймы, да вот долг этот с «памятников» получить вряд ли удастся. По подсчетам специалистов Фонда, только один вид ремонта будет окупаться 25 лет, а их может быть несколько.

 Эй, вы там, наверху!

Получается, что государство, формально взяв на себя охрану старинных домов, фактические затраты на их ремонт переложило на граждан. Причем, на тех, кто никакого отношения к историческому наследию не имеет и живет не в купеческом особняке на улице Островского, а где-нибудь в многоэтажке Давыдовского микрорайона. Сложилась парадоксальная ситуация: люди, приватизировавшие свое жилье в девяностые годы, обязаны теперь тащить на себе все финансовые затраты по капитальному ремонту домов возраста ста и более лет.

Эту несправедливость подметил в ходе обсуждения депутат облдумы Илья Яхонтов. Другие участники «круглого стола» предложили, во-первых, провести мониторинг всех жилых домов, являющихся объектами культурного обследования. Во-вторых, создать для таких объектов отдельную программу с федеральным софинансированием.

— Решать проблему нужно системно, — подвел итоги заместитель председателя областной Думы Иван Богданов. — К вопросу следует более активно подключиться муниципальным властям. При их участии нужно провести комиссионное обследование всех многоквартирных домов-памятников и определить общую стоимость работ. Второе предложение — выделить такие здания в отдельную подпрограмму и рассмотреть возможность субсидирования ремонтов из бюджетов всех уровней.

Памятники истории и культуры — это общенародная собственность. Поэтому финансирование их капитального ремонта должно идти сверху. С этим полностью согласна председатель комитета Госдумы по жилищной политике и ЖКХ Галина Хованская. Она считает, что ремонтные работы должны производиться в рамках предусмотренных программ, финансируемых из бюджета; ведь не вина людей, что они живут в домах, признанных объектами культурного наследия.

Сергей ЛАВРЕНТЬЕВ