Город

Автономия от монополиста

Печать

14 мая 2019 года

 

Мы и сами не заметили, как оказались в зоне коммунального беспредела. Почему, на каком основании с нас каждый год требуют все больше денег за тепло, электричество, воду?

 

Черные дыры ЖКХ

В прошлом месяце сенсацией прозвучало заявление главы Федеральной антимонопольной службы Игоря Артемьева, что за большинство услуг ЖКХ население переплачивает более чем вдвое от их реальной стоимости. Ничего нового граждане не услышали, они давно поняли, что коммунальщики бессовестно обдирают их, ежегодно поднимая тарифы и не давая каких-либо внятных объяснений. Новым было то, что тарифный беспредел официально подтвердил руководитель в ранге министра.

«Все разговоры о том, что мы недоплачиваем этим коммунальным монстрам, - чушь собачья», - уверен глава ФАС России, подчеркивая, что «тарифное хулиганство» происходит на уровне местных властей, куда ведомству трудно дотянуться. По его словам, у трех четвертей регионов завышены тарифы ЖКХ, в двух соседних областях тарифы на воду могут отличаться в 54 раза. Понятно, что никакими реальными расчетами такую разницу не оправдать!

Для костромичей это тоже проблема из проблем, причем большую часть затрат на коммуналку составляет оплата тепла. Граждане спасают свои деньги по-разному. Кое-кому удалось в свои квартиры поставить газовые котлы. Но это было раньше, сейчас требования ужесточились, и мало кому удается получить разрешение на автономное отопление.

В доме № 2 на площади Мира возникла идея более кардинальная – обзавестись собственной котельной и получить независимость от централизованного теплоснабжения. С председателем совета дома Надеждой Головлевой встретился корреспондент «КВ» и попросил рассказать, «как они дошли до жизни такой».

- Надежда Николаевна, давайте начнем с общих тем. Что у вас за дом, дайте ему характеристику.

- Он в городе известен как дом ветеранов. У нас пять подъездов, 320 квартир, кроме того, первый этаж занимают собственники нежилых помещений – Муниципальная галерея, магазин, почта, банк и так далее – всего их девять. Дом строился поэтапно, первая секция в 1975 году, следующая в 1979-м. Управляющая компания у нас - «Костромской дом».

- Я знаю, что вы активно занимаетесь капремонтом: отремонтировали крышу. А потом взялись за лифты. Где-то полтора года назад у нас была запущена программа по ускоренной замене лифтов. Там половину денег выделяют жильцы и вторую половину (по 25 процентов) – федеральный бюджет и муниципалитет. Вы в этой программе участвовали?

- Да, в этой. У нас пять лифтов. Даже если считать по минимуму, по 1,5 миллиона рублей на лифт и с учетом субсидий, все равно сумма большая.

 

 

Дела главные и не очень

Головлева возглавила совет дома в 2011 году. За это время сделано очень многое. Жильцам этого дома можно по-хорошему позавидовать, что нашелся такой деятельный и энергичный человек, который взвалил на себя все хлопоты по большому домовому хозяйству.

- Как вы смогли накопить на лифты, Надежда Николаевна?

- У нас был спецсчет в региональном фонде капремонта, мы его оформили при управляющей компании. Это позволяет, с одной стороны, использовать средства так, как считают нужным жильцы. С другой стороны, выбор подрядной организации, технадзор – то, с чем мы не справились бы сами, все это берет на себя управляющая компания. Мы поработали с должниками. Выяснилось, что некоторые собственники нежилых помещений даже не имели договоров и не вносили денег на капремонт. Все это было исправлено. А три года назад дом получил предписание по двум лифтам. Самым старым, им уже по 40 лет исполнилось. До этого они уже не раз ремонтировались, не работали по неделе, по две. То есть, могли окончательно встать. Мы собрали собрание, и жильцы проголосовали за то, чтобы в первом и втором подъездах лифты поменять. Важный момент: решили на это использовать не только деньги, скопленные на капремонт, но и те, что предназначались на текущий ремонт и содержание.

- Я бы назвал это творческим подходом…

- Помог нам советом Александр Николаевич Баканов. Он председатель Общественной палаты г. Костромы, детально разбирается во всех вопросах жилищно-коммунального хозяйства. И вот мы поменяли два лифта. Оформили документы, нам возместили 50 процентов стоимости. И у нас получилась сумма на третий лифт. Мы его заказываем и начинаем делать. За это время накапливаются деньги на четвертый лифт, заменяем его. Получаем возмещение за третий и четвертый лифты  и меняем пятый. Все это продолжалось год с небольшим. Последний лифт сдали в январе 2019 года.

- Не просто быстро, а удивительно быстро! Конечно, чудес не бывает, само собой ничего не делается. Представляю, сколько вам пришлось похлопотать, побегать!

- Лифты нам поставили с Могилевского завода. Первые два лифта обошлись в 1,5 миллиона, следующие два – по 1 миллиону 617 тысяч рублей и последний – 1 миллион 760 тысяч рублей. Суммы росли, но если бы мы растянули процесс на 3-4 года, то разница в цене была бы еще больше.

- Зато теперь вы живете спокойно, с новенькими современными лифтами.

- У старых намного был превышен срок эксплуатации. Страшно подумать, если бы они начали останавливаться. На верхних этажах живет много пенсионеров, инвалидов, они бы оказались отрезаны, замурованы в своих квартирах. Ведь остановка лифта для многоэтажки – это катастрофа. И жить под страхом этого тяжело. Жители постоянно обращаются: сделать то, отремонтировать это. Я говорю: сначала потратим деньги на большое, на неотложное. То, что может потерпеть, - откладываем на потом. Старые лифты не выбрасывали, а сдавали. На эти деньги покупали стройматериалы, краску, шпатлевку. За счет этого сделали косметические ремонты на первых этажах.

- Мне нравится ваша нацеленность на главное. Знаю председателей советов домов, которые не способны это понять. Им предлагают: давайте установим в подъездах видеонаблюдение - давайте! Давайте покрасим вот здесь стены, их хоть и красили три года назад, но ведь лучше будет со свежей покраской – давайте! И вот встал в этом доме лифт, а денег на его замену нет. Потратили на всякие разные дела. Хорошие и нужные, но могли бы они и подождать. А лифт это то, что не подождет.

За восемь лет вашего председательства это самая большая по масштабам была работа?

- Да, пожалуй, так. Крыша нам обошлась в 4,5 миллиона рублей, а лифты в восемь миллионов. Сейчас на очереди благоустройство двора. В этом году мы попадаем в программу формирования комфортной городской среды.

 

Тепло нашего дома

Руководитель ФАС раскритиковал коммунальные тарифы, у него должность такая; но ведь у нас уже церковные иерархи высказываются по теме, когда это было? Государство должно вмешаться в ситуацию с тарифами на услуги ЖКХ, считает митрополит Волоколамский Иларион. «Я думаю, что если не будет соответствующего вмешательства государственной власти, которое упорядочит этот процесс, то это будет очень неблагоприятно сказываться на нашем народонаселении. Цены на жилищно-коммунальные услуги должны быть такими, чтобы они были подъемными, в том числе для малоимущих семей», – заявил иерарх на телеканале «Россия-24». Надежда Головлева защиты у государства не ищет, и мы продолжаем беседу.

- Как у вас возникла идея установки собственной котельной? Вас часто отключали, вы замерзали? Или теплоснабжающая организация тарифами задавила?

- Тарифы у нас не маленькие, снабжаемся от ТГК-2, но все же главное даже не в этом. Наш дом располагается на конце теплотрассы. Я не специалист, объяснить точно не могу, но суть в том, что где бы что ни происходило, наш дом обязательно попадает под отключение. В отопительном сезоне 2017-2018 годов нас отключали тринадцать раз. Это у меня зафиксировано. В прошлом году у нас в одном из подъездов даже взорвались батареи. Потому что отключение произошло поздно вечером, а рано утром под большим давлением дали тепло. Батареи полопались, и в сильные морозы пришлось все это устранять. Мы намучились с такой услугой.

- Сколько может стоить своя блочно-модульная котельная?

- Ничего конкретного сказать пока нельзя. Сначала должны определиться, где будет подключение к газовым сетям. Только потом начнется проектирование. Какая сумма потребуется, через сколько лет окупятся затраты – пока судить об этом рано.

- Для вас, Надежда Николаевна, наступает самое сложное время. Как только появится проект, надо проводить общее собрание собственников. Причем за котельную должны будут проголосовать все без исключения. Ведь технически невозможно, чтобы 318 квартир перешли на «автономку», а две квартиры остались на централизованном отоплении. Сто процентов должны дать согласие. Кроме того, есть владельцы нежилых помещений. Словом, совету дома во главе с председателем предстоит огромная разъяснительная работа.

- Она уже начата, эта работа. Что от меня зависит, я сделаю.

Если у дома на площади Мира все получится, а этого хотелось бы, то его пример будет привлекательным для других. Сейчас ТГК-2 большинству костромских домов продает тепло по 1805 рублей за гигакалорию. Поставят в доме №2 свою котельную, во сколько гигакалория обойдется жильцам? Меня очень это интересует.

Очень надеюсь, что у первопроходцев найдутся последователи. Два, три, пять домов – уже хорошо. Это будет сдерживающим фактором для теплоснабжающих организаций, они поумерят свои аппетиты по части тарифов. В апреле мы, как всегда, столкнулись с проблемой перетопов. В доме № 2 тоже задыхались от  жары. Со своей котельной перетопов и переплат не будет.

Сергей ЛАВРЕНТЬЕВ