Город

Из тарифного плена

Печать

27 февраля 2019 года

 

С 1 января вновь повысились тарифы на коммунальные услуги: электричество, воду, тепло, газ. С 1 июля нас ждет еще одно повышение. Рост на первый взгляд небольшой – 1,7 и 2 процента, в сумме – 3,7. И все же: почему тарифы изменяются лишь в одну сторону? Почему они только увеличиваются?

 

Бардак на нашей улице

Недавно, выступая в Общественной палате Костромской области, директор областного департамента го­сударственного регулирования цен и тарифов Ирина Солдатова заявила, что остановить рост тарифов невоз­можно, но реально его сдерживать. Ключевое слово здесь «невозможно». Оно пугает. Откуда такой фатализм и безнадежность?

А вот у меня лично всегда было ощущение, что с тарифами у нас что-то не так. Ежегодно предлагаются какие-то расчеты, формулы обоснования, но все это только прикрытие. Какой смысл заложен в росте тарифов, насколько он в принципе оправдан и нужен? По мнению экспертов, без этого вполне можно обойтись. Знающие люди давно говорят, что тарифы ЖКХ формируются, исходя лишь из потребностей ресурсоснабжающих организаций  в выручке.

Когда-то тарифами занималось специальное ведомство, Федеральная служба по тарифам, но в 2015 году ее ликвидировали, а тарифное регулирование поручили Федеральной антимонопольной службе (ФАС). Ее глава Игорь Артемьев, взявшись за новое дело, столкнулся с неожиданными фактами. В тарифах, как оказалось, учитывалось все: и кредиты, выданные компанией самой себе через аффилированные структуры, и аренда шикарных офисов, и даже коллекционное вино и ювелирные украшения.

В интервью журналу «Огонек» (29 мая 2017 года) под заголовком «Невозможно дальше терпеть бардак» руководитель федерального ведомства рассказал, что к каждому тарифу до сих пор был индивидуальный подход, регламентировалось это бесчисленными инструкциями и постановлениями.

И получалось, цитирую, «что жители одного города платят за воду в 50 раз больше, чем их соседи. Для электросетевых компаний тарифы различаются подчас в 8 раз, для электросбытовых – в 12 раз. И понять, чем это мотивировано, какими задачами и расчетами, невозможно. Коррупционный потенциал зашкаливал».

Сейчас готовится закон о тарифообразовании. Там будет единый подход. А пока, говорит Игорь Артемьев, «монополии жируют и завышают цены, покупают непрофильные активы (стадионы, загородные виллы, рестораны), а все расходы на яхты и бриллианты закладываются в тариф».

 

На родине Ильича

Как может рядовой костромич разобраться, не обманывают ли его с тарифами? По мнению председателя комиссии областной Общественной палаты по вопросам строительства, ЖКХ и тарифной политики Виталия Мойсюка, проблему решил бы независимый аудит. У нас это пока не практикуется, но страна большая, и уже появляются регионы, где на такие действия решились.

Так, в прошлом году был проведен аудит тарифов ЖКХ в Ульяновской области. Приглашенные эксперты из Института экономики роста им. Столыпина и АНО «Центр мониторинга и контроля за ценообразованием» обнаружили массу необоснованных расходов. У поставщика тепла ПАО «Т Плюс» таковых выявлено на сумму 1,3 миллиарда, у ПАО «Ульяновскэнерго» - на 783 миллиона рублей. После этого губернатор области Сергей Морозов запретил поднимать коммунальные тарифы в первом полугодии 2019 года, а также заморозить их на ближайшие пять лет. 

- Меня так же, как и любого человека, каждый год задевало то, что мы вынуждены принимать решения, связанные с повышением тарифов. Если честно, по-человечески, то я не вижу на это оснований. В этих организациях – будь то «Ульяновскэнерго» или «Т Плюс» - огромное количество недостатков и всяких проблем, которые они перекладывают на жителей, - заявил руководитель региона. - Каждый год любая компания готовит инвестиционную программу: что они хотят делать, где и какое количество денег им на это потребуется. Кто знает, выполнена эта инвестиционная программа или нет? Мало того, это не просто инвестиционная программа, эти деньги, которые заложены туда, - наши с вами. Это закладывается в тарифы. То есть не за счет прибыли, а за счет увеличения тарифов.

 

Продолжение следует

Все это знакомо и нам. Вот сообщение с портала администрации Костромской области, датированное 26 июля 2016 года: «Ресурсоснабжающая организация ТГК-2 намерена снизить объемы финансирования инвестпрограммы на этот год почти в три раза. Изначально теплоэнергетики заявили, что будут проводить работы на сумму 155 миллионов рублей. Эта сумма и была заложена в тарифы. Однако сейчас свои расходы на модернизацию ТГК-2 намерена снизить до 46 миллионов. Для сравнения: это вдвое меньше, чем было выделено на капремонты и модернизацию теплосетей и оборудования в 2015 году. Как комментируют в департаменте госрегулирования цен и тарифов, ТГК-2 регулярно в течение последних пяти лет не выполняет инвестиционные обязательства, объясняя это высокой кредиторской задолженностью».

А поступок ульяновского руководителя, прямо скажем, беспрецедентный. И он не остался незамеченным, получил развитие и поддержку на федеральном уровне. Сергей Морозов рассказал о результатах аудита и предложениях по снижению тарифов на встрече с главой Правительства России. По словам губернатора, Дмитрий Медведев согласился с тем, что зачастую энергомонополисты, вместо повышения эффективности и модернизации хозяйства, перекладывают растущие издержки на плечи потребителей.

Дальше была пресс-конференции в ТАСС, там 30 января 2019 года Морозов представил опыт своего региона.

- Почти год назад на Госсовете, когда мы рассматривали вопросы развития конкуренции, я говорил о том, что завышение или занижение тарифов, их непрозрачность – это, прежде всего, коррупционные проявления. Все это связано с расширенной трактовкой и неадекватным применением принципа баланса экономических интересов производителей и потребителей, - сказал он.

На той же пресс-конференции выступил уполномоченный при Президенте РФ по правам предпринимателей Борис Титов. Он поддержал инициативу ульяновцев  об исключении из системы тарифообразования экономически необоснованных расходов инфраструктурных монополий.

- Тарифы устанавливаются не в соответствии с методологией и значительно превышают тот уровень, который должен был бы быть. За последнее время со стороны государства контроль за тарифами отсутствовал. Мы считаем, что тарифы выше, чем они должны быть, в целом по стране приблизительно на 30 процентов, - заявил бизнес-омбудсмен.

 

Кошелек или жизнь

То есть, уже и в высших эшелонах власти складывается отношение к высоким тарифам на энергоносители, как к тормозу экономики. Население страдает от них, но ведь и бизнес стонет. По подсчетам Бориса Титова, до двух триллионов рублей, которые предприятия могли бы пустить на инвестиции, уходят на переплаты теплоэнергетикам.

А что же простые граждане, как сказывается на семейном бюджете постоянный рост тарифов? К нам в редакцию постоянно обращаются с этой проблемой. Разговор один и тот же: задушили квартплатой, жить становится все тяжелее.

Больше половины коммунальных расходов уходят на отопление, у кого-то и 70-80 процентов. Недавно разговаривал с пенсионеркой из Малышкова, она показала квитанцию за январь, где за тепло было предъявлено 5018 рублей. К таким платежкам впору прикладывать инструкцию по выживанию. Заплати коммуналку, а потом думай, как свести концы с концами, на что купить еду и лекарства.

Одна моя собеседница, у которой платежи оставили от пенсии рожки да ножки, так и сказала: буду теперь голодать в тепле. Другой читатель приехал из Панова, привез целый ворох квитанций за последние годы. По ним мы вместе составлили график роста тарифов на тепло в конкретном костромском доме. Выросли суммы на 72 процента, а зарплата у читателя-бюджетника за эти годы не повысилась ни на рубль.

И ведь надо понимать, что мы живем в высоких широтах. Костромская область, чего уж там, это Европейский Север. Зима длится пять месяцев в году. Теплые батареи для нас – вопрос даже не комфорта, а выживания. И вот уже хозяин котельной стал чувствовать себя хозяином нашей жизни. Он диктует цены, мы у него в подчинении.

Эту тарифную удавку уже начали сбрасывать, и не только в Ульяновске, но и в Карелии, Перми, Нижнем Новгороде. Суды выносят решения в пользу потребителей, на их защиту встает антимонопольная служба. Выход из тарифного плена есть, если искать его всем вместе.

Сергей ЛАВРЕНТЬЕВ

 

Инфографика

Тариф на отопление, рублей за 1 гигакалорию

Для квартиры в 9-этажном доме постройки 1986 года

 

2010 год       1048-54

2011 год       1139-78

2012 год       1281-65

2013 год       1437-83

2014 год       1493-89

2015 год       1584-14

2016 год       1650-67

2017 год       1712-08

2018 год       1775-30

2019 год       1805-14

 

Прямая речь

2009 год

Путин: «Спекулятивное завышение тарифов ЖКХ недопустимо».

2009 год

Путин: «Модернизация ЖКХ не всегда и не обязательно должна быть связана с повышением тарифов. Нужно создавать рыночные условия, нужно избавляться от того, чтобы частные карманные фирмы монопольно владели этим рынком услуг».

2011 год

Путин: «Накручивание  цен на коммунальные услуги происходит безосновательно».

2013 год

Путин (демонстрируя платежку на совещании): «В некоторых районах Санкт-Петербурга квартплата с начала года увеличилась на 40 процентов. С ума сошли, что ли?»

2013 год

Путин: «Проблему ЖКХ нельзя решать варварским способом, перекладывая всю нагрузку на плечи граждан. Платежи жилищно-коммунальных услуг должны быть мягкими».