Город

Тайны монетного двора

Печать

15 января 2019 года

 

В далеком детстве, когда мы просили у мамы купить какую-нибудь игрушку или лакомство, она обычно говорила в ответ: «Подожди до зарплаты, я ведь деньги не печатаю». Корреспондент «КВ» вспомнил это, когда недавно побывал на предприятии, где деньги печатают в огромных количествах – на АО «Гознак».

 

Денежное достоинство

Журналистов в эти стены пускают крайне редко, но для нас сделали исключение. Для нас – это для победителей всероссийского конкурса по повышению финансовой грамотности населения. Была церемония награждения, встреча с председателем правления Центробанка Эльвирой Набиуллиной, была и деловая часть, в которую вошли лекции, семинары и, самое интересное, пресс-тур на предприятия АО «Гознак». Предприятий этих в стране несколько, но в Пермь и Санкт-Петербург нас не повезли, ограничились пределами столицы.

Московский монетный двор оказался не двором, а гигантской серой коробкой высотой с девятиэтажку. Улица Даниловский Вал, недалеко от станции метро «Тульская». Пройти внутрь непросто. По одному заходим в кабину из бронестекла. Панель сзади закрывается. В это время сотрудник охраны через стекло оценивающе осматривает посетителя. Чувствуешь себя как в мышеловке. Наконец панель плавно отходит в сторону - и ты внутри здания.

Для группы журналистов сделали послабление - упростили проход. Работай я на монетном дворе, мне пришлось бы еще прошествовать за дверь с табличкой «Мужской спецпропускник». Внутри две раздевалки, сообщающиеся только одним проходом, в котором сидит проверяющий. Работники обнажаются до костюма Адама в первой раздевалке и, пройдя досмотр, облачаются в спецовку во второй.

Самый зрелищный участок, куда привел нас заместитель директора Андрей Иванцов, - производство разменной монеты. По цеху снуют юркие машины-погрузчики, развозя контейнеры по полторы тонны, заполненные заготовками-кружочками. Чуть дальше - ряд прессов для штамповки монет. Все звенит, грохочет. Скорость штамповки - 760 штук в минуту. В тот момент производились 10-рублевые монеты. Они блестят и переливаются желтым металлическим цветом, так как изготавливаются из стальных заготовок, покрытых латунью. После чеканки монеты загружаются в фасовочные аппараты, которые распределяют их по льняным мешочкам и пломбируют.

- Есть монеты разменные, а есть инвестиционные, памятные и коллекционные. Они тоже выпускаются на Московском монетном дворе. Это уже не массовая штамповка, технология усложняется, для производства таких изделий привлекаются художники и граверы. А еще есть участок, на котором изготавливают ордена и медали, - рассказал Андрей Викторович.

 

Тот самый «печатный станок»

Дальше наш путь пролегает на Московскую печатную фабрику, это пять минут езды от монетного двора. Продукцию фабрики знает каждый, кто хоть раз в жизни держал в руках бумажную купюру. Но ее себестоимость, как и многое другое, составляет государственную тайну.

Здесь все подчинено режиму. Чтобы устроиться на работу, требуется поручительство двух человек. Получив группу допуска по работе с секретными документами, работники лишаются права выезжать за границу.

Не терпят на «Гознаке» и болтливых. Каждый из работников дает подписку о неразглашении. Печатники, контролеры, машинисты сортировочных автоматов первыми узнают о деноминации и денежной реформе. Запасы новых купюр, наравне со старыми, они начинают печатать чуть ли не за год до их выхода в оборот. Но работники молчат как рыбы.

С сопровождающей, Ириной Алексеевной, идем по стеклянной галерее в цеха. Мало того, что фабрику охраняют, как государственную границу, кругом тонированные стекла со специальным покрытием. Любопытным из домов напротив не удастся ни увидеть, ни услышать, что творится внутри.

Осмотр начинаем со склада, где хранится особая банкнотная бумага. Нарезанные на большие квадраты заготовки поступают сюда с двух бумажных фабрик «Гознака»: Санкт-Петербургской и Краснокамской, что в Пермском крае.

На стеллажах - разноцветные кипы бумаги для разного номинала. На каждую из «простынок» уже нанесены водяные знаки и волокна, полимерные вставки и нити. Это раньше банкнотную бумагу производили из древесно-целлюлозной массы и хлопка. Отсюда по праву и название деньгам — «деревянные». Ныне купюры печатают на более дорогой бумаге, состоящей из высококачественного хлопка, к которому иногда добавляют лен. Такие банкноты отличаются долговечностью, они выдерживают шесть тысяч двойных перегибов.

 

Зато мы делаем банкноты

Наши голоса тонут в шуме станков. Минуя очередной пропускной пункт, попадаем в цех печати. Громадная машина - ротационный пресс - методично заглатывает бумагу размером с ватман.  Затем каждый из листов проходит между валами-цилиндрами, которые наносят на бумагу офсетные рисунки. Точность настройки оборудования - микронная, как у космической техники.

На вышедших из пресса листах вырисовываются пятитысячные купюры. Забавно видеть 35 оттисков банкнот на одном листе. Подсчитываю - это же целых 175 тысяч рублей! Одной бумажкой!

Печатники в конце смены вновь подсчитывают количество отпечатанных банкнотных листов. Если вдруг хоть один пропадет (печатная машина может попросту зажевать лист), двери автоматически блокируются.

- Цех не покинет ни один рабочий, пока пропажа не найдется, - говорит Ирина Алексеевна. – А вот вас (и она вдруг указывает на меня) мы бы на фабрику работать не взяли.

- Это еще почему? – обижаюсь я.

- Глаза горят при виде денег. Наши-то сотрудники вырабатывают в себе привычку относиться к этим пачкам и штабелям спокойно, не как к денежным знакам, а как к продукции, неким изделиям. Их эта картина нисколько не волнует.

Позже я узнал, что при приеме на работу есть и такое испытание. Новичка, уже прошедшего все формальности и проверки, ведут в цех. Если при виде огромного количества денег у него, как и у меня, начинает «глаз гореть» - все, такого бракуют. Избыток воображения на подобном производстве лишь вредит делу.

 

Конвейер из миллиардов

Под прицелом вращающихся видеокамер, а они здесь повсюду, наблюдаем, как на других участках наносят на листы-полуфабрикаты металлографию, трафаретные печати, прожигают банкноты крупных номиналов лазерной микроперфорацией. Неудивительно, что наши рубли по степени защищенности входят в число мировых лидеров.

А вот и цех готовой продукции. Через весь зал тянется транспортерная лента. Мимо, за прозрачной пластиковой стеной, стопка листов с напечатанными купюрами плывет навстречу полуметровым ножам. Идет продольная резка, поперечная, и на автоматической линии появляются ровненькие пачки банкнот. Остается их перевязать бумажными лентами-бандеролями с указанием даты, номера бригады и клейма, собрать в блоки и запаять в термопленку.

У стены на деревянной платформе высится пирамида упакованных банкнот. «Шесть миллионов сторублевок, почти на миллиард, - говорят как о чем-то обыденном работницы. - Если бы были пятитысячные купюры, то лежало бы 30 миллиардов».

В прошлом году «Гознаку» исполнилось 200 лет. Производственные мощности, которыми располагает компания, позволяют ежегодно производить 11 тысяч тонн защищенной банкнотной бумаги, семь миллиардов экземпляров банкнот, пять миллиардов монет, до 40 миллионов паспортов, от 30 до 45 миллионов почтовых марок, а также необходимое количество акцизных марок и другой продукции.

Технологический потенциал предприятия все время наращивается. Так, в октябре 2017 года были выпущены в обращение две банкноты Банка России номиналом 200 и 2000 рублей. В этих банкнотах нового поколения были применены технологии, защищенные 15 собственными патентами «Гознака», благодаря чему удалось существенно повысить их защищенность и долговечность.

В мае 2018 года была презентована новая памятная банкнота, посвященная чемпионату мира по футболу в России. Это первая в истории российских денег пластиковая банкнота. При этом субстрат, на котором она была изготовлена, является уникальной разработкой «Гознака».

Отпраздновав свое 200-летие, в 2019 год АО «Гознак» вступило в качестве динамично развивающегося предприятия, предлагающего высокотехнологичные продукты и решения, отвечающие требованиям сегодняшнего дня.

Сергей ЛАВРЕНТЬЕВ

 

Факт в тему

Откуда «бабки»?

А ведь мы за новогодними хлопотами чуть было не пропустили важную дату. Российским бумажным деньгам 9 января 2019 года исполнилось 250 лет. Они были учреждены в 1769 году манифестом императрицы Екатерины II. Сначала это были просто листы бумаги с текстом. Затем внешний вид ассигнаций и их номиналы несколько раз менялись.

Самое существенное изменение произошло в 1866 году. На этих купюрах уже появились портреты. Их наличие существенно усложняло технологию производства, а значит - снижало вероятность подделки. На синей пятирублевке был изображен Дмитрий Донской, на «красненькой» десятке - первый самодержец династии Романовых Михаил Федорович. Эти цвета закрепились за номиналами купюр на долгие годы, и даже в советское время по окраске банкнот можно было безошибочно различить – 5 или 10 рублей перед нами.

Сотенную купюру (имевшую белый цвет) украсил портрет Екатерины II. Но слово «беленькая» как-то не прижилось. Сторублевка получила другие прозвища: купцы и фабриканты ласково именовали ее «катенькой», а воры-медвежатники, выгребавшие ассигнации из сейфов - «бабкой». Отсюда и вошло в язык слово «бабки» применительно к деньгам.