Город

«Давай не скажем маме»: как уберечь ребенка от беды

Печать

4 августа 2018 года

 

«Давай не скажем маме»: как уберечь ребенка от беды

 Добровольческий поисково-спасательный отряд «Лиза Алерт» запустил в социальных сетях флешмоб «Давай не скажем маме». Его цель — обратить внимание общественности и, главное, родителей на проблему похищения детей людьми с психическими и сексуальными расстройствами. Результаты флешмоба оказались неожиданными даже для самих добровольцев.

Страх родом из детства

Эту тему не принято обсуждать широко. Обычно она не выходит за пределы кухонных разговоров. И это в лучшем случае. В худшем — человек всю жизнь молчит о том, что еще ребенком стал или едва не стал жертвой нездорового интереса со стороны «нехорошего дяди», и для него это осталось глубокой психологической травмой и самым страшным воспоминанием из детства.

«Недавно мы разместили в отрядном Инстаграме рекомендации о том, как действовать, если у вас есть подозрение, что кто-то пытается похитить ребенка. Мы написали об этом, потому что только в июле было два поиска детей, которых нашли погибшими и со следами насилия — пятилетняя малышка в Серпухове и девятилетняя девочка в Белгородской области, и хотели еще раз обратить внимание на эту беду. Но в ответ на наш пост читатели начали делиться историями из своего детства. Вдруг оказалось, что почти всем есть что вспомнить: соседа, который хотел подарить котенка и звал посмотреть «кое-что интересное», дядю, который пытался куда-то тащить, подонков, которые предлагали потрогать, зайти, трогали сами, сулили что-то заманчивое и просили не говорить об этом маме. Поскольку рассказывать об этом не принято и вспоминать не хочется, многие, кто в детстве пережил встречу с педофилом, думают, что это случилось только с ними. Но беда в том, что это происходит со многими, и время от времени очень плохо заканчивается», — рассказывают добровольцы «Лиза Алерт».

Почти каждая история из детства о домогательствах со стороны старших от участников флешмоба заканчивается фразой: «Но родителям об этом я боялась рассказывать».

«Дома я ничего не рассказала»

Флешмоб с хэштегом #давайнескажеммаме собрал уже несколько сотен публикаций в социальных сетях. Вот лишь несколько историй участников флешмоба, которые мы публикуем с их согласия.

Анастасия: «Поздняя осень, мне девять лет. Уже темно. Дорога домой идет вдоль территории детского садика, а с другой стороны — гаражи. Мужчина подошел с территории садика и заговорил со мной. Он рассказывал что-то интересное. А у меня он не вызывал опасения, потому что это же детский садик, как тут может быть опасно. Эту свою мысль я помню очень четко. Оставалась последняя преграда, мы были по разные стороны забора. И мужик предлагает мне перелезть на территорию садика, и мы посидим на веранде поговорим. И самое ужасное в этой истории — я полезла. Все из-за того же ощущения безопасности детского сада. Спасло меня то, что когда я уже почти перелезла, он схватил меня, и тут я поняла всю неправильность. Я просто со всей дури оттолкнулась от него, упала мешком с забора и, чуть очухавшись от удара, побежала домой. Он вслед мне что-то кричал, но я не слушала. Дома я ничего не рассказала».

 Наталья: «Мне было четырнадцать лет, когда произошел этот случай. Я пошла с другом на концерт, который проходил на другом конце города. Большая тусовка, море народа и мне показалось, что мой спутник уделяет мне мало внимания... Я решила показать свой характер, обидеться и уйти по-английски, как это принято у девушек. На часах 00.30, транспорт не ходит, сотовый сел, деньги на такси до дома остались у моего обидчика. Самое близкое, куда я могла пойти ночевать, — к подруге, которая жила в этом же районе через пару остановок. Только вышла я на осветленный участок дороги, как вдруг притормозила машина и поехала медленно за мной. За рулем — какой-то дядя. Ехал он так минуты три, потом начал уговаривать сесть к нему: мол, довезу до дома. Я сразу поняла, что к чему, и спокойно, не вступая в диалог, развернулась в обратном направлении, в сторону клуба, где был концерт. Дядя, недолго думая, тоже развернулся, вылез из машины и побежал за мной. Боже, я никогда, никогда так быстро не бегала. Добежала до клуба вся в слезах. В дверях меня встретили охранники, увидев дикий страх в моих глазах, они без лишних разговоров пустили меня. Я, забыв все обиды, нашла своего друга, и мы вместе поехали на такси домой, благо, живем рядом».

Ольга: «Я возвращаюсь из школы домой. Середина осени. Вечер. Потемнело. Мне лет девять-десять. Я ехала на троллейбусе и почему-то вышла на две остановки раньше. За мной кто-то идет. Я иду быстрее, начинаю бежать, он бежит за мной. Я пытаюсь убежать от него скорее. Мне страшно. Все это секунды времени, но они растянулись. Я забегаю в первый подъезд ближайшей пятиэтажки и несусь по лестнице вверх, а он летит за мной. В ушах стоит топот моих и его ног. Я добежала до верхнего пятого этажа, больше некуда, и начинаю колотить во все квартиры, все те четыре квартиры, которые там есть, и кричу. Да кто бы открыл дверь, ведь так почти никто и никогда не открывает. Но не они — эти мужчина и женщина, муж и жена, впустили меня, а я ввалилась к ним в руки. Дальше в моей памяти обрыв, я не помню, о чем они со мной говорили, что я им рассказала, но они пошли проводить меня домой. И вот прямо у дома — в моей памяти картина — горит свет в окне на первом этаже, мы уже пришли, и пара предлагает мне завести меня домой и передать родителям, а у меня начинается истерика: «Пожалуйста, не надо, я вас очень прошу, я сама, не надо меня провожать, только не это». И эта пара отпустила меня. Они уже меня спасли. Я вошла домой и забыла обо всем, до тех пор, пока в терапии однажды эти воспоминания снова не всплыли. Почему я боялась рассказывать об этом родителям? Разве я сделала что-то плохое? Разве они не заслуживали знать, что еще рано отпускать меня одну из школы, когда ехать нужно было минут тридцать с пересадками? Разве я виновата в том, что за мной погнался он? Неважно, в каком возрасте, об этом сложно говорить со своими родителями. Мне — тридцать четыре, а мысль о том, что я расскажу маме эту историю, вызывает у меня не меньше страхов, чем если бы я была ребенком».

Страшные истории из детства. Но говорить об этом нужно. Почему? «Может, если мы все вспомним это ощущение ужаса, бессилия, попытки убедить себя, что нам кажется, и чувство вины, потому что это происходит именно с нами, мы сможем уберечь своих детей от этого. Объясним им, как надо действовать, и будем внимательнее смотреть на тех детей, которым нужна помощь», — говорят добровольцы «Лиза Алерт».

Флешмоб делает происходящее видимым

«Хорошо, что такие флешмобы проводятся. Это делает происходящее видимым», — пишет одна из пользователей сети Инстаграм. Согласно статистике Следственного комитета России, в целом по стране фиксируется рост сексуального насилия в отношении несовершеннолетних. В 2016 году СК РФ возбудил 5835 уголовных дел о насильственных преступлениях сексуальной направленности, в 2017 году — уже 7011-ть. Статистика была озвучена в Госдуме при обсуждении закона, который ужесточает наказание для педофилов, вплоть до пожизненного лишения свободы.

Сухие цифры кажутся далекими. Но в Костромской области каждый год становится известно о случаях, связанных с насилием над детьми. В прошлом году, например, суд вынес приговор жителю одного из районных центров области, его признали виновным в насильственных действиях сексуального характера в отношении 10-летней падчерицы. Он получил тринадцать лет лишения свободы в колонии строгого режима. В этом году костромичи были потрясены историей с жестоким убийством 8-летней девочки в поселке Караваево. Обвинение было предъявлено ее 54-летнему соседу по дому, которого школьница знала. Он предложил подвезти девочку, отвез на берег реки и там задушил. До суда он не дожил, покончил с собой.

Флешмоб «Давай не скажем маме» — сигнал для родителей и повод задуматься, как можно защитить своего ребенка от беды. «В наших силах научить детей правилам безопасности и постоянно объяснять им, как себя вести в таких ситуациях», — говорят добровольцы «Лиза Алерт».

 Не устраивайте ребенку допросы

Специально читателям «КВ» друг добровольческого поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт» — детский психолог, руководитель московской академии детской безопасности «Safekids» Ольга Бочкова советует, как сделать так, чтобы ребенок вовремя рассказал вам об опасном.

— Начинайте с раннего детства — приучайте себя делиться с ребенком, как прошел день, и спрашивайте, как прошел его.

— Не устраивайте допросы. Особенно если ваше родительское ухо услышало что-то требующее деталей. Любой допрос вызовет сопротивление: «не знаю, не помню».

— Обязательно проводите «активное время» вместе. Самые душевные беседы происходят не вечером с порога, не за ужином, не когда маме удобно, а когда вы на одной волне с человеком. С дошкольником это чаще всего — игра, еще перед сном. Со школьником — ему интересный досуг, подходящее кино.

— Будьте контейнером. В психологии это означает справляться со своими чувствами для того чтобы принять чувства ребенка. Ребенок рассказывает родителям, так как знает, что родитель со всем справится, он большой, умный, сильный, знает все ответы. А если нет? А если мама начинает плакать (пугается, допрашивает, ругается, кричит, начинает что-то выяснять, меняет правила резко)? То лучше я в следующий раз промолчу. Работает это в любом возрасте: сколько раз вы, уже взрослые, не рассказывали своей маме о чем то, зная, что она будет сильно переживать?

Больше советов детского психолога можно прочитать здесь https://www.instagram.com/safekids.academy/

 Карина СЕРГЕЕВА