Город

Последний прыжок Наты

Печать

23 января 2018 года

 

Память – вещь хрупкая, сохранить ее непросто, она подвержена воздействию времени и людей. Но хранить надо, иначе прервется связь поколений, мы останемся без прошлого, без своей истории.

 

Девушка из легенды

В Костроме существуют 83 улицы, носящие имена выдающихся людей, среди них и улица Наты Бабушкиной. Кем она была, что совершила, чтобы заслужить такую честь? Об этом будет рассказ дальше, а пока заглянем на тихую улицу, застроенную в основном частными домами. Когда-то она называлась Угловой, и здесь в доме № 43 жила большая семья Бабушкиных. Простые рабочие, мать Анна Тимофеевна работала ткачихой, воспитывала детей, среди которых выделялась непоседа Надежда, в семейном обиходе прозванная почему-то Натой.

Навсегда прикрепилось к ней это уменьшительно-ласкательное имя. И в официальных документах современники называют ее именно так, а не Надей. Когда она погибла, президиум горсовета принял постановление, в котором говорилось: «Переименовать Угловую улицу в улицу Наты Бабушкиной. Установить мемориальную доску на доме, где родилась, жила и воспитывалась Ната Бабушкина». Это решение подписал тогдашний председатель горсовета Михалев, и все было сделано очень оперативно.

Трагедия произошла в июне 1936-го, а уже в сентябре того же года на скромном домике появилась доска. На ней было написано: «Здесь в 1934-36 годах жила отважная парашютистка-орденоноска Ната Бабушкина, погибшая при совершении парашютного прыжка 24 июня 1936 г. Трудящиеся всей страны будут хранить память о ней, как о храброй, верной дочери социалистической Родины».

Много десятилетий люди читали эту надпись. Дети писали в школе сочинения о том, что живут на улице Наты Бабушкиной, гордились этим, рассказывали о прославленной землячке. А время шло, дом сменил владельцев, потом еще раз. И вдруг оказалось, что и доски на стене больше нет, сняли доску, помешала доска, да.

Теперь зашедший на улицу человек, гость ли, обычный ли прохожий уже ничего не узнает о Нате. А значит, частица памяти утеряна, и кто-то может сказать – ну и что, подумаешь, дела давно минувших дней, надо жить сегодняшним. Но ведь если мы забудем о прошлом, то превратимся в иванов, родства не помнящих.

 

Устремленная в небо

Нам этого сейчас не понять, а тогда слова «летчик», «парашютист» были равнозначны слову «космонавт». Молодежь буквально грезила небом, повсеместно возникали аэроклубы, у всех на слуху были имена Чкалова, Водопьянова, челюскинцев. Увлеклась этим и Ната.

Уже с ранних лет она выделялась среди сверстниц неугомонным характером. Заводила во всех делах, непоседа. Сейчас отвязанная молодежь катается в на электричках между вагонами и на крышах, так называемые зацеперы. Что-то подобное проделывала и Ната. Она могла подплыть на лодке наперерез к идущей по Волге барже, прицепиться за огромный руль, проплыть несколько километров, нырнуть и добраться вплавь до берега.

Став постарше, по заданию комсомольского отряда увлеченно занималась с младшими. Часто по утрам водила своих подопечных строем по костромским улицам с песней «Взвейтесь кострами».

Ну и, конечно же, занятия спортом. Гребля, плавание, бег, лыжи, коньки, конная секция – чем она только не занималась. Ее заметили, да и как такую не заметить. Горком комсомола направил Нату на учебу в Москву в Центральный институт физкультуры. Это было необычное учебное заведение. Студенты жили на полувоенном положении. Особая форма, построения, поверки, наряды. На лекции, в столовую, на прогулки ходили строем и с песней.

Учась на втором курсе, Ната подала заявление о зачислении в Высшую парашютную школу. Занятия начались в январе 1934 года, и она сразу стала проситься на прыжки. Но сначала были тренировки. Первый прыжок у Наты состоялся только через полгода. Опасный спорт, тогда прыгали с крыла самолета. В скором времени на ее личном счете было уже 14 прыжков.

 

Время, вперед!

Началась подготовка к групповому прыжку. Участницы (а в группу отобрали только женщин) должны были прыгнуть без кислородного прибора с рекордной высоты. Чтобы ее достичь, с самолета АНТ-7 сняли все лишнее, в том числе и четыре бака для топлива. Прыжок состоялся 17 июня 1935 года. Была зафиксирована высота 7035 метров. Есть мировой рекорд! Еще был первый в истории мирового парашютизма групповой прыжок на воду.

Мгновенно к Нате пришла слава. Репортажи и фото на первых страницах центральных газет. Награждение орденом Красной Звезды в Кремле (на том же приеме Чкалову вручали орден Ленина). Многочисленные выступления и поездки, встречи и общение с Ворошиловым, Горьким, Роменом Ролланом, Косаревым, Любовью Орловой. Побывала Ната и за границей. На международный авиационный праздник в Румынии отправили команду из десяти человек. Был прием у короля Румынии.

Стали приходить пачки писем. Многие поклонники хотели встретиться и приглашали на свидание. А Ната только смеялась, в ее жизни было место лишь учебе и спорту: «Долой семью, долой уют! На парашют, на парашют!» Бабушкина решила учиться дальше и поступила в Военно-воздушную академию имени Жуковского.

В следующем 1936 году Нате предложили главную роль в документальном фильме «Цена ошибки». По сценарию она должна была прыгать с парашютом, стрелять, скакать на коне, плавать и прыгать в воду. Съемки назначили на июль-август. А в июне Ната и другая парашютистка, Галина Пясецкая, были приглашены в Йошкар-Олу на празднование 15-летия Марийской автономной области.

Нату попросили выступить с речью на празднике, ей бурно аплодировали. На следующий день были назначены показательные прыжки. Погода в этот день была теплая и солнечная, пришло много народу, все руководство и гости. Они прыгали вдвоем с самолета У-2, высота - 800 метров, задание – небольшая задержка и раскрытие парашюта. Пясецкая поставленную задачу выполнила. Ната же решила затянуть прыжок, сделать его более зрелищным. Ее закрутило в штопоре, и парашют раскрылся поздно. Три дня в больнице, несколько операций, из Казани был вызван профессор Соколов. Но несмотря на принятые меры, 27 июня Ната Бабушкина скончалась. Ей был всего 21 год.

 

Жизнь после смерти

Через три дня гроб с телом Наты привезли в Москву. Вагон подошел к перрону Казанского вокзала, где его встречал почетный караул парашютистов и студентов Института физкультуры. Было остановлено движение на Комсомольской площади. Траурный кортеж двинулся по улицам столицы к Дому печати. Туда пришли проститься с героической девушкой десятки тысяч людей. Газеты Москвы, Костромы, Йошкар-Олы опубликовали соболезнования, полные скорби и горечи по поводу гибели «одной из самых молодых и смелых представительниц советского парашютизма».

Похороны состоялись на Новодевичьем кладбище, было море цветов, корзину белых роз прислала Любовь Орлова. В последний почетный караул встали руководители ЦК ВЛКСМ и Осоавиахима Александр Косарев, Роберт Эйдеман, Яков Алкснис.

В Костроме, в доме на улице Угловой также не прекращался поток посетителей. Шли школьные друзья, соседи, просто знакомые – утешить родных, выразить соболезнование. Прислал письмо известный астроном, профессор Белявский. Он сообщил, что недавно открыл между Марсом и Юпитером малую планету № 1086 и в честь Наты Бабушкиной дал ей имя «Nata».

 

Память хранится в сарае?

В Йошкар-Оле, где Ната была всего несколько дней, ей установили памятник. Он существует до сих пор. То, что с отчего дома Бабушкиной исчезла мемориальная доска, обнаружил костромич Владимир Андреевич Туманов. Ему 84 года, когда-то он жил на этой улице, хорошо знал родителей Наты, дружил с ее племянником Валерием. По образованию он художник. Вспоминает, что когда оканчивал художественную школу имени Шлеина, в качестве дипломной работы представил портрет Наты Бабушкиной.

На родной улице он не был уже давно, решил навестить знакомых и был поражен увиденным. Конечно, Владимир Андреевич пытался выяснить причину исчезновения доски. Но с обитателями дома ему встретиться не удалось, а соседи мало что знали. Тогда ветеран отправился в редакцию «Костромских ведомостей».

Конечно, мы не могли проигнорировать такой случай. Установили имя и номер телефона нынешней хозяйки дома. Однако Ольга Сергеевна сообщила, что когда ее семья покупала дом (около 10 лет назад), доски на стене уже не было. Получается, что ее сняли предыдущие владельцы. Но доска совсем не пропала, кажется, она ее видела в сарае. Почему бы не вернуть памятную вещь на прежнее место? В сарае столько всего, надо искать, а времени нет, совсем нет времени.

Такая вот история. Вообще-то, в Костроме действует Положение о мемориальных досках. Документ принят городской Думой в 2011 году, и в нем все расписано: кому и когда, кто отвечает за установку и сохранность. Повесить новую доску очень непросто, это целая процедура, сначала рассматривает специальная комиссия, потом решают депутаты.

А старую доску снять, получается, совсем просто. Ну, допустим, 10 лет назад это случилось. Сколько же народу прошло за это время мимо дома № 43, и ни у кого даже мысли не возникло о непорядке, пока пенсионер Туманов (спасибо ему) не забил тревогу.

Вот сейчас о патриотизме модно говорить, об исторической памяти. Говорим одно, а делаем другое.

Сергей ЛАВРЕНТЬЕВ