Город

Стоит в деревне теремок…

Печать

28 июля 2020 года

 

Однажды, прогуливаясь жарким днем по живописной территории музея деревянного зодчества «Костромская слобода», я остановилась возле деревянного двухэтажного дома. Солнечные лучи прогрели ветхие бревна, они источали теплый запах старины. В оконцах, обрамлённых наличниками, уютно белели шторы. Дом так и звал зайти в гости, чтобы послушать его увлекательные истории.

 

Как дом переезжал

Моим проводником в мир прошлого стал старший научный сотрудник этнографического отдела Костромского музея-заповедника Сергей Уткин. Он поведал мне удивительную историю, как пятьдесят лет назад деревянный дом крестьянина Липатова, уроженца Макарьевского уезда, переехал в Кострому, в музей под открытым небом. Здесь началась ее вторая жизнь…

Дому Митрия Липатова в 2017 году исполнилось 160 лет. Срубленный в середине 18 века плотницкой артелью Емельяна Зиринова, он представляет собой самобытный образец уникального деревянного зодчества того времени. Просторный двухэтажный пятистенок с большим двором, резными украшениями и таинственным чердачным окошечком завораживает с первого взгляда. Костромской музей выкупил его в конце 70-х годов прошлого века буквально из-под топора, когда бывшие владельцы начали разбирать строение на дрова.

 - Дом был куплен  у невестки его последнего владельца. Она уже была не молода, поэтому не было сил содержать его. Жилая часть дома находилась в неплохом состоянии, а вот двор нуждался в реставрации. Для музея это было уникальное приобретение. Накануне перевозки строения в Макарьевский район выезжала комплексная экспедиция музейных работников и реставраторов. Дом тщательно исследовали. Наши сострудники беседовали с наследниками дома, подробно расспрашивали, где что находилось. Архитектор делал обмеры, фотофиксацию. Затем дом разобрали по бревнышку, пронумеровав каждое, и привезли на территорию этнографического музея. Здесь мастера собрали дом в точности таким же, каким он был. Эти работы заняли два года, - рассказал Сергей Анатольевич.

В должном виде дом крестьянина Липатова предстал перед посетителями музея в начале 80-х годов. Был детально восстановлен его внешний вид, воссоздана планировка. Сразу после открытия архитектурного памятника там открыли экспозицию «Лен в быту костромских крестьян». Она занимала два этажа дома и двор, наглядно показывая гостям процесс переработки льна на всех этапах.

Спустя годы дом Митрия Липатова стал настоящей визитной карточкой музея-заповедника и древней Костромы в целом.

 

Ах, вы сени мои сени

Сейчас в старинном доме работает экспозиция, которая ярко и колоритно рассказывает посетителям, как жили его хозяева в начале 19 века. Атмосфера, царящая в доме, его запах, скрип деревянных половиц мысленно переносят гостей на столетие назад, в уютную деревеньку. Сам не замечаешь, как становишься невольным участником событий, происходящих в богатом крестьянском доме…

 - Митрий Липатов был крестьянином зажиточным. Дом и вся обстановка соответствовали его положению в обществе. Хозяин дома был лесопромышленником. Однако в родной деревне его именовали не иначе, как пароходчиком. Потому что кроме лесных угодий у него был свой грузовой пароход. Он имел возможность вывозить и продавать лес, следовательно, неплохо зарабатывать, - поведал мне Сергей Анатольевич.

Перешагнув последнюю ступеньку крыльца, мы попадаем в просторное помещение. В наших краях крестьяне называли его мостом, а в южных губерниях – сенями. Дальше можно заглянуть в чулан, попасть в избу и построенную рядом горенку. Раньше я думала, что горенка, это одна из комнат в избе, а изба – это и есть дом. Сергей Анатольевич пояснил, что избой в крестьянском доме называлась «зимняя» комната с большой печкой. Дверь, ведущая в избу, узкая и очень низкая, даже мне с моим относительно невысоким ростом пришлось наклоняться, чтобы попасть внутрь. Сделано это для того, чтобы максимально сберечь тепло в избе. У Липатова печь была необычная, двухъярусная. По змеевику горячий воздух поступал на второй этаж и отапливал горницу. Такая роскошь была не в каждом доме – горницы раньше считались летними комнатами и не отапливались. Липатов же, по всей видимости, хотел создать в своем доме максимальный уют.

Обстановка в избе соответствует традициям того времени. Вдоль стен по периметру установлены резные лавки с ножками в виде балясин. В углу – иконный киот. Иконы  находятся за стеклянными дверцами. В отличие от небогатой крестьянской избы, в этой -окна большие, пропускают много света.

Интерьер дополняют бытовые предметы: гребки, швейки с резными столбиками, прялки, столбовки. На лавке лежат скалки и плашки с зарубками - это рубели. С их помощью раньше катали постиранную одежду, придавая ей опрятный вид. Позже у зажиточных крестьян стали появляться утюги, которые накаливались с помощью угля. Подобный экспонат стоит тут же, на лавке. Скорее всего, Митрий Липатов однажды привез его из города. То-то, наверное, хозяюшка обрадовалась!

 

Женское царство

Нижняя горница – самое чистое, светлое и просторное помещение в доме. Это гостевая комната, и интерьер там соответствующий. Вечерами гости собирались за большим столом и играли в настольные игры: лото, шахматы, кости, карты. Из горницы лесенка ведет наверх – в личные апартаменты хозяина дома. Там он принимал деловых партнеров, обменивался с ними новостями, заключал договоры. Затем товарищи спускались вниз, к столу, где их уже ждал кипящий самовар, заботливо приготовленный хозяйкой.     

По скрипящим половицам попадаем на второй этаж, прямиком в рабочий кабинет Липатова.

 - Последняя владелица дома рассказывала, что в эту комнату ни супруга, ни дети без разрешения хозяина войти не могли. Здесь хранились ценные бумаги, счета, документы, деньги. Липатов был деловым человеком – каждая минута на счету, поэтому на стене висели часы-ходики. У окна – большой стол и массивные венские стулья. В углу – иконка Неопалимая купина, а за ней мешочек с черной солью – своеобразный оберег, - продолжает экскурсию Сергей Анатольевич.

Здесь же, на втором этаже, теплая горница с изразцовой печью-лежанкой. Даже холодной зимой здесь было тепло и комфортно. Вижу бельевой комод, буфет, всевозможные шкафчики, ткацкий станок, расписные прялки – настоящее женское царство! Именно в эту комнату девочки водили подружек на супрядки. В холодное время года долгие вечера проводили за рукоделием, пели песни и делились друг с другом сокровенными мыслями. А иногда и ребят приглашали! Придут парни, рассядутся по лавкам, хихикают, смотрят, как девушки работают. А сами времени зря не теряют – невесту себе приглядывают! Да и девчата украдкой взоры от рукоделия поднимали. Жизнь в этой комнатке кипела. А уж когда у Липатовых появился граммофон, вся деревня, наверное, собиралась на это диво посмотреть и музыку послушать.

Сохранилась на втором этаже дома и молельная комната с большим, нарядно украшенным иконостасом. Рядом – скамеечка, на которую старшие члены семьи могли присесть во время молитвы. Молились, как правило, утром и вечером. А уж в воскресный день и по большим праздникам старались выбраться в храм.

Выходим на большой двор, его реконструировали по записям архитектора. В свое время у хозяина дома там была баня, конюшня, хлеб, курятник, собственный колодец и другие хозяйственные постройки. Здесь же хранился многочисленный инвентарь: инструменты, хомуты, конская сбруя, лодки, рыболовные снасти. Сегодня во дворе расположена выставка саней. Каких только нет! Старейшие сани-пошевни в виде лодочки выставлены по центру на подиуме. А еще – выездные, парадные, плетеные, дровенки, сани-розвальни – для перевозки хозяйственных предметов. В былые времена все они активно использовались в хозяйстве в крестьянских домах.

Вокруг дома крестьянина Липатова ходит много мистических легенд. Поговаривают, что в доме водятся призраки и даже слободские кошки обходят его стороной. Сергей Анатольевич заверил меня, что большая часть таких рассказов – вымыслы. Так-то оно так, но ощущение загадочности этого места не покидало меня, пока мы не вышли на улицу. Недаром говорят, что старые дома хранят свои тайны. Вот только открываются они, по всей видимости, не всем…

 

Ольга ТАТАРИНОВА