Город

ВИЧ в XXI веке: диагноз, с которым живут

Печать

19 мая 2020 года

 

Ежегодно в третье воскресенье мая отмечается Всемирный день памяти людей, умерших от СПИДа. Международный день призван обратить внимание общественности на профилактику смертельного заболевания и изменить отношение к людям, живущим с ВИЧ. В настоящее время в Костромской области проживает около четырех тысяч человек с данным диагнозом. Как они живут, с какими проблемами сталкиваются, какую поддержку получают — об этом мы поговорили с председателем Костромского отделения межрегиональной общественной организации «Позитивная область» Ириной Курдюковой.

ВИЧ — не приговор

 

«Позитивная область» — организация межрегиональная. Она включает в себя тринадцать субъектов Центрального федерального округа. Это дружное сообщество людей, которое, в том числе, состоит из людей, однажды узнавших о страшном диагнозе. И не только смогли принять его, но и стали поддерживать друг друга.

Для этой цели был разработан уникальный проект «Равные ЦФО», который получил поддержку Фонда президентских грантов. В настоящее время он успешно реализуется в трех регионах — Костромской, Владимирской, Калужской областях.

 — Проект направлен на создание системы комплексных услуг для ВИЧ-положительных пациентов. Кто такой равный консультант? Это человек, живущий с ВИЧ, прошедший специальное обучение для дальнейшего консультирования. Он знает медицинские аспекты ВИЧ-инфекции. Идея проекта состоит в том, чтобы имеющие ВИЧ-положительный статус люди могли получать доступные консультации в удобном для них формате. Беседа с равным консультантом — это реальная помощь и эмоциональная поддержка. Ведь только человек, переживший подобную ситуацию, может понять то, что чувствует такой человек, и помочь решить возникшие проблемы. Когда человек узнает, что у него ВИЧ, первое, что он чувствует — это страх. Всплывают мифы о том, что заражаются исключительно люди, ведущие неправильный образ жизни. Но это не так, — рассказывает Ирина Курдюкова.

Социальный портрет ВИЧ-инфицированнного за последние годы изменился. Лет двадцать назад ВИЧ распространялся в среде людей, употребляющих наркотики — через шприц. Сейчас он чаще передается половым путем. Сегодня практически все ВИЧ-положительные — взрослые люди, с семьями и хорошей работой. Современное лечение позволяет им жить полноценной активной жизнью. Препараты пациенты получают бесплатно. При своевременном и грамотном приеме лекарств возможность заражения близких людей сводится к нулю.

— Если раньше люди живущие с ВИЧ вынуждены были принимать горсти таблеток, имеющих серьезные побочные эффекты, то сейчас это щадящие препараты: одна таблетка в сутки. Конечно, это не витаминка, и период привыкания все равно будет. Но благодаря лечению жизнь ВИЧ-инфицированных практически не отличается от жизни здоровых людей. Они создают семьи, рожают детей, занимаются спортом, путешествуют и имеют все перспективы дожить до глубокой старости, — отмечает Ирина Курдюкова.

 

С равными — о главном

Актуальной для людей с положительным ВИЧ-статусом остается проблема дискриминации в обществе. В их среде есть понятие «стигма» — клеймо позора от общества. Некоторые заболевшие настолько боятся столкнуться с этим, что отказываются принимать свой диагноз. А это и есть самое страшное.

 — По официальным данным, от СПИДа в Костромской области умерло 742 человека. Почему люди умирают? Потому что они не лечатся. Иногда человеку проще «закрыть глаза» на свой диагноз, чем признать себя заболевшим. И это – серьезная проблема. У меня есть знакомая женщина: дружная православная семья, заботливый муж, дети… Она отрицает свой диагноз и отказывается принимать лекарства, несмотря на то, что уже практически не вылезает из больниц. Когда человек узнает о своем статусе, это очень болезненно для него, — отмечает Ирина Курдюкова.

В данном случае помощь равного консультанта для заболевшего человека бесценна.

Большую роль играет профилактика. Именно благодаря профилактике прирост заболеваний в Костромской области снижается. Люди начали активнее проходить тестирование. Сегодня узнать свой ВИЧ-статус можно в СПИД-центре или любой поликлинике. Или же во время специальных акций, которые периодически проходят в торговых центрах, ночных клубах. Главное — не стесняться, не бояться пройти тест.

В Костромской области лечением охвачены более 77 процентов пациентов с ВИЧ-инфекцией. Это хороший показатель. Костромичи охотно участвуют в проекте «Равные ЦФО». За два месяца специалисты дали более восьмидесяти консультаций — очных и заочных.

Обратиться за помощью равного консультанта можно по телефону/WhatsApp: +7 (950) 245-34-40, с понедельника по пятницу, с 9.00 до 20.00. Очное консультирование проходит в понедельник и среду с 9.00 до 15.00 по адресу: Кострома, проспект Текстильщиков, 31а, кабинет 211 («Центр специализированной помощи по профилактике и борьбе с инфекционными заболеваниями»).

 

Ольга ТАТАРИНОВА

 

Невыдуманная история…

Меня зовут Евгения. И свою историю начну, пожалуй, издалека…

8 марта. Мы — одинокие, красивые, довольные собой взрослые девушки решили отметить наш праздник! Заказали столик в кафе, выпили, ждем героев своей мечты. Через некоторое время ко мне подсаживается парень. Завязался диалог:

— Привет.

— Привет, — отвечаю я, не поднимая головы от телефона.

— Никита меня зовут.

— Михалков? — смеюсь я, все еще не глядя в его сторону.

Он хохочет в ответ и говорит, что я не оригинальна. Поднимаю глаза, смотрю на него пристально. Поговорили ни о чем. Но свой номер я ему все-таки дала: записала на салфетке (позже выяснилось, что он эту салфетку с номером аж два года хранил!). На следующий день к обеду открыла глаза, посмотрела в телефон, а там уже 20 пропущенных звонков от Никиты. Только тогда вспомнила, что он меня с моим ребенком пригласил на прогулку. Это, кстати, подкупило: не одну позвал, а сразу с ребенком — серьезные намерения! И снова звонок:

— Ну вы где? Давайте заеду за вами.

— Я сегодня не смогу…

— Хорошо. Пойдем в кино завтра?!

— Не могу, у меня ребенок, некому отдать…

— Зачем его куда-то отдавать! Пойдемте вместе! Короче, завтра в семь вечера я за вами заеду. Говори адрес!

Здесь я, конечно, изрядно удивилась. Разве такое бывает? Что-то он, кажется, изрядно переигрывает… Зашла на его страничку в социальных сетях. Ко всему прочему оказалось, что у нас много общего — интересы, музыка, взгляды…

Понедельник. На часах 18.20. Я ломаю голову — идти или нет на свидание? Подруга убеждает не брать ребенка (ему всего год и восемь было), отпускает меня. Приезжает мой новоиспеченный «жених» и мы прекрасно проводим время в кино. Меня не покидает ощущение, что знаю его всю жизнь. Закончился вечер в самой дорогой гостинице Костромы, под разными одеялами. Никита тратит на меня деньги, ухаживает, заботится и при этом не требует ничего взамен — и я ставлю ему еще один плюсик.

Два следующих дня прошли на одном дыхании! Я влюбилась по уши! А на третий день (вы не представляете!) Никита снимает квартиру и забирает нас с ребенком к себе. Я как в тумане. Не понимаю, что происходит (чтобы вы понимали, интима к тому моменту все еще не было!). Такое я видела только в кино. Мне казалось, что это сон.

И вот наступил день икс. У нас все случилось. Спонтанно и, к сожалению, без презерватива. Наверное, в продолжении вы ожидаете, что мой идеальный Никита заразил меня? Нет. Напротив, ВИЧ-положительной была я. Я знала об этом. Но о своем диагнозе ничего ему не сказала.

…О своем статусе я узнала еще лет в семнадцать (на момент встречи с Никитой мне уже было чуть за тридцать). Болячку подцепила в лихие 90-е. Той еще оторвой была. Когда узнала о своем диагнозе, жизнь перевернулась и пошла под откос. Считала себя прокаженной. И довольствовалась негодяями, которые, как вы понимаете, ничего хорошего в мою жизнь не приносили.

А тут появился Никита — младше меня, красивый, образованный, который, к тому же, сразу полюбил меня и моего ребенка. После того, что случилось, я чувствовала себя дрянью, лгуньей. Наверное, впервые в жизни меня начала изнутри грызть совесть (оказывается, у меня она все-таки была, забытая, заброшенная где-то в глубинах души). Я понимала, что надо поговорить с Никитой, все ему рассказать. Но страшно боялась реакции — мне казалось, он меня сразу убьет. К слову, я знала, что не заражу его. При тех таблетках, которые я принимала, это невозможно. Тем не менее, мне было жутко стыдно, что я сразу не сказала ему правды. Миллион раз хотела начать разговор. Но как? Были настоящие душевные муки, терзания. В конце концов, решилась. Думала: пусть разойдемся, но я поступлю честно.

Между тем, ничего не подозревающий влюбленный Никита заявляет мне: «Милая, мы переезжаем в просторную двухкомнатную квартиру. У нас (!) ведь ребенок! Он будет расти, и ему нужна своя комната». Мы переехали в центр города, и все было настолько идеально, что я еще долгих три месяца не решалась ему признаться.

Но, как говорится, все тайное становится явным. Все произошло само собой. Люди с ВИЧ-инфекцией каждый день пьют таблетки. И вот у меня заканчивается очередная пачка. Ник все на кухне крутится — не выбросить при нем. И я прячу пустой бласт в стиральную машину с бельем, утром, думаю, уберу. И со спокойной душой ложусь спать.

Ночью меня будит мой благоверный и в лоб спрашивает:

— Жень, а что это за таблетки?

У меня сердце в пятки ушло, полуобморочное состояние. Пытаюсь изобразить на лице недоумение:

— Какие, любовь моя?

— Да вот эти, из стиральной машины выпали.

— Откуда я знаю? — продолжаю невозмутимо врать я.

А саму трясет всю. Понимаю, что сейчас случится страшное, что он убьет меня, что надо бежать. Но куда? Продолжаю оправдываться.

— Вчера же Наташка приходила! Может она оставила? А что за таблетки, покажи?

— Что ты из меня дурака делаешь! Это терапия от ВИЧ-инфекции! — негодует Кеша.

Я в ответ мямлю что-то вроде: «Да ты что с ума сошел, откуда мне знать? Все, отстань, я спать хочу!». Отворачиваюсь и делаю вид, что сплю. Уснуть, как вы понимаете, я так и не смогла. А рано утром тихонечко собралась, как мышка, и убежала с ребенком без оглядки.

Пришла на работу, из рук все валится, внутренняя дрожь не прекращается. Звонит Никита:

— Ну и чего ты утром убежала?

— Не хотела тебя будить.

— Ладно. Успокойся. Вечером поговорим. Я по твоему лицу сразу понял, что это твои таблетки.

Это был самый долгий день в моей жизни. Ну а дома был долгий и очень серьезный разговор. Никита держал себя в руках. Но я видела, как ему было страшно. Страшно было до того момента, пока он не решился сходить в больницу и сдать анализы. Результаты теста были отрицательными.

С того момента прошло несколько лет. Мы с Никитой многое прошли, пережили и преодолели. И теперь не перестаем молить Бога о том, чтобы он подарил нам прекрасную доченьку!

А всем людям, на примере своей истории я хочу сказать: ничего и никогда не бойтесь, в том числе — говорить правду!