Город

«Черные призраки Костромы» ближе, чем кажется

Печать

24 марта 2020 года

 

В Костроме готовится к выходу необычная книга «Антология костромской чертовщины». Ее уже можно прочитать в сети Интернет. Автор необычного издания – писатель, краевед, собиратель легенд Владимир ШАМОВ. В антологии он рассказывает, где в нашей области можно прикоснуться к непознанному, - найти места силы и даже встретить призраков.

        

Легенды пустом месте не рождаются

- Владимир, что входит в антологию?

- Впервые в ней в полном объеме представлены книги «Черные призраки Костромы», «Чертова трилогия», ставшие уже бестселлером «Места силы Костромской области» с дополнениями 2018-го года, приключенческие повести «Аннушка. Легенда о черном сердце» и нигде до этого не опубликованная - об атамане Фатеиче, а также сборник мистических рассказов, заставляющих переживать и задумываться.

- Ваша книга чем-то отличается от других изданий о мистическом и непознанном?

- Главное ее отличие в том, что я никогда не пишу о месте, если я там сам не был. Личный опыт значит очень много. Начинаю я с архивов, с трудов краеведов, но потом ищу информацию самостоятельно. Беру с собой небольшую группу людей, и мы едем на место. Книга «Черные призраки Костромы» - художественно-документальная, написана по реальным событиям, в ней много аутентичных вещей. Взять хотя бы главу «Мундоро». Это название деревни в Шарьинском районе, на Ветлуге. Поветлужье вообще очень богато легендами. Я знал только, что между этой деревней и селом Одоевским расположено Одоевское (Мундоровское) городище. По местной легенде, там стояла деревянная церковь, провалившаяся под землю, когда на деревню напали татары. Священники и богословы были убиты, но и сами татары провалились под землю вместе с церковью. В ночное время там видят, как «свечка топится, да старец Богу молится». Мы туда поехали, нашли это городище, оно оказалось очень высокое, наверху круглая смотровая площадка. Стали подниматься на нее, как и положено, в полночь. Веселые и счастливые залезли. И в этот момент один за другим ощутили, что со стороны Ветлуги что-то появляется и ползет наверх, к нам. Мы в этот момент испытали настоящий ужас. И кубарем покатились вниз. Только когда покинули городище, нас отпустило.

- Что чувствует человек, когда поблизости появляется призрак?

- Когда призрак рядом - это чувствует практически каждый. Ощущается нечто среднее между ознобом и какими-то пульсациями, покалывание во всем теле. Реально это страшно, когда ты слышишь стук, который не должен здесь быть. Или, когда этот озноб появляется из ниоткуда. Но я не встречал, как правило, чтобы при контакте с призраком были какие-то серьезные последствия, как в фильме «Полтергейст», например. Могут потрогать тебя, но, чтобы по голове чем-то ударить, к примеру, такого нет.

- Но у вас есть легенды, в которых некие сущности все же могли причинить вред людям. Довольно жуткие.

- Есть такие. Например, житель села Троицкое Александр Геннадьевич Ясаков рассказал мне легенду, как шла однажды женщина через овраг. Вдруг слышит – стук копыт. Глядь - на дровенках по первому снегу нарядный мужик на лихой упряжке едет. Садись, говорит, на дровенки. Та и села. А красавец лихо правит, да назад оглядывается: «Что же ты на краю сидишь, прыгай в середину!». Она говорит: «Мне и тут хорошо». Едут дальше, мужик опять ей говорит: «Что же ты на краю сидишь, прыгай в середину!». Она ни в какую. Осадил он упряжку, да как крикнет: «Садись в середину, кому сказано!». Очнулась она и видит – сидит на краю колодца, и смотрит прямо в воду, и даже наклонилась уже. Другой житель Троицкого Виктор Вершинин рассказал историю, как парень возвращался со свадьбы и увидел: манит его девушка – вся в белом. То Смертоцка была. И так очаровался, что за ней пошел через овраг, да к самой реке. Очнулся, когда уже в воду зашел по грудь. Насколько эти случаи реальны, я не знаю. Для меня они имеют ценность как для писателя и собирателя легенд. Но ведь на пустом месте легенды не рождаются.

   

Неведомая сила не станет нянчиться с человеком

- Откуда у вас интерес к мистике возник?

- Я сам родом из Архангельска. Лето проводил в деревне Росляки. Все детство мной занималась бабушка Феша - Фекла Егоровна Елисеева, в девичестве Зыкова. Если кто-то заболевал, его лечили заговорами. С семи лет я знал заговоры на хлеб, соль, это было частью деревенского быта. Колдовали все, если это можно назвать колдовством. Учась в школе, я провел первый спиритический сеанс. Так что другого жанра просто не могло быть. Для меня с детства все, что считается мистическим, было нормальным. Другой вопрос, что эта неведомая сила достаточно бескомпромиссная, она не станет нянчиться с человеком. Надо ли к ним специально лезть? Не знаю. Смотря с чем. Если с какими-то понтами, может, и не стоит.

- В «Черных призраках Костромы» есть весьма любопытные диалоги медиума с призраками. Это реальные записи?

- Это реальные диалоги с призраками, сущностями. Откровения в «Чертовой трилогии» - реальные откровения Вечных, неведомой силы. Это все понятно по тексту, такое ведь специально не придумаешь.

- А люди в вашей книге имеют прототипы или это плод художественного воображения?

- У большинства людей есть прототипы. Например, образ колдуна Ивана списан с реально существующего колдуна. Благодаря влиянию масс-медиа, мы считаем, что колдун носит черную одежду и заметно выделяется из толпы магическим антуражем. На самом деле, я ни одной настоящей ведьмы или колдуна не встречал в таком виде. Все они одеваются, как простые люди. Обычно это бабушка или мужик, как правило, пьющий. У них все есть – дом, скотина, жена или даже две.

- Таинственный образ Хозяина – это черт?

- Он самый.

- Он у вас весьма неоднозначный персонаж, как та сила, «что вечно хочет зла, и вечно совершает благо».

- Кто такой черт? Существо, которое ходит и всем вредит? Почему тогда не он, а Бог наказывает кого-то за грехи. Уже несостыковка. Черт - не то, что мы думаем. Что это за сущность, нам полностью не постичь.

- Как на вашу книгу реагируют священнослужители?

- Нормально реагируют. Никакого негатива пока не встречал с их стороны.

        

Тайна призрака костромского планетария

- В «Черных призраках Костромы» вы описываете страшную историю о безголовой монахине, призрак которой появлялся на хлебозаводе в Галиче. Откуда о ней узнали?

- Ее мне рассказал один человек, а ему – девчонка, которая там работала. Не знаю, какого года эта история, может быть, она уже изжила себя. Мы ездили на хлебозавод, но, естественно, нас никто туда не пустил. Вид у здания, конечно, жуткий, особенно когда на купол смотришь (хлебозавод долгое время размещался в Спасо-Преображенском соборе). Я ухватился за эту легенду и развил ее. Так там появился, например, дух озера Нерон (первоначальное название Галичского озера), который говорит на уникальном галичском наречии - галивонском алемане: «Кулемасы, отпулите елтоне качаву!» - «Духи нижнего мира, верните бабе голову».

- Ну, а призрак костромского планетария тоже реальность?

- Иннокентий? Ну, Иннокентия все костромичи, наверное, знают. Мне о нем рассказывали сами сотрудники планетария, а я слушал и конспектировал. Иннокентий там действительно был, по легенде его замуровали в стену. Я тут ничего не придумывал. Единственное, не знаю, как звали мужиков, которые его убили и замуровали, вот здесь был вымысел. Говорят, Иннокентий даже в соседних с планетарием домах хулиганил, к женщинам приставал.

- После ваших книг костромские призраки и легенды о них стали настоящей местной достопримечательностью.

- Я и хотел прославить Кострому. Мне нравится, когда люди звонят или пишут: «Я приехал из Мурманска, не могу найти второй ведьмин стул». А он под водой находится. Или, когда ребята звонят: «Мы не можем красносельский ведьмин стул найти». Я объясняю им, как туда идти, и потом они пишут: «Мы его нашли!». Люди едут в Кострому специально ради этого.

- Как не ехать, когда непознанное, оказывается, так близко.

- Оно, действительно, рядом. Ближе, чем мы думаем. Живет параллельно, никому не мешает, не лезет к нам, как правило, не вредит. Главное помнить - даже гоняясь за демонами, можно наткнуться на светлую тропинку, которая выведет тебя из леса на просторы любви и веры, коими всегда жила и выживала русская земля.

                                          Екатерина МАЙ