Спецпроекты

Эдуард Авхимков: от мастера до градоначальника

Печать
Дата публикации

1 июля 2014 г.

 

МЫ - КОСТРОМИЧИ

 

Почетный гражданин Костромы Эдуард Васильевич Авхимков отработал десять лет на заводе «Рабочий металлист» мастером, старшим мастером-технологом, начальником технического бюро механического цеха. Без отрыва от производства окончил Костромской текстильный институт.

В ноябре 1965 года началась его партийная карьера в Костроме. Был он секретарем, первым секретарем Заволжского райкома КПСС, секретарем горкома КПСС, первым секретарем Свердловского райкома партии. С октября 1984 по сентябрь 1989 года Авхимковна посту председателя Костромского горисполкома. Проще говоря, на посту градоначальника. При нем в областном центре построили Дом ребенка, открыли движение по автодорожному мосту через реку Кострому, реконструировали здание Костромской государственной филармонии, впервые провели День города, впервые организовали ярмарку научно-технических идей, открыли новый корпус 1-й городской больницы.

Эдуард Васильевич награжден орденами «Знак Почета» и Дружбы народов.

avhimkov

 

Рядом с войной

Эдуард Авхимков родился в 1933 году в Белоруссии, в деревне Бушляки Шкловского района Могилевской области. Отец Василий Сергеевич был директором школы. Однажды, когда не в меру шустрый сынишка попытался летом съехать на санках с чердака, отец решил воспользоваться своим служебным положением: взял его с собой в школу и заставил учиться. Так Эдуард Авхимков в шесть лет оказался в первом классе. И до начала войны успел перейти в третий.

Война в Белоруссию пришла раньше, чем в другие республики Советского Союза.

Для нас война, - рассказывает Эдуард Васильевич, — началась со зловещей картины отступления наших войск. Немцы приказали нам уйти на восемь километров за железную дорогу. Мать вернулась посмотреть, как там наш дом. Оказалось, все дома, в том числе, и наш сгорели. Но соседский погреб, в котором мама хранила кадку с салом, остался. И сало осталось. И Лысуха, корова наша, оказалась жива, хоть и сильно обгорела. Нужно было идти по деревням и искать жилье. До сих пор картина перед моими глазами: мама на коляске тащит бочку с салом, сзади привязана Лысуха, мы со старшим братом держимся за материнский подол, младшего она несет на руках и рыдает от радости: у нас есть еда!

Служба срочная, служба китайская

В начале 1960-х годов, после окончания машиностроительного техникума, Эдуард Авхимков поехал работать в Кострому на завод «Рабочий металлист», который делал экскаваторы. На заводе — крупный коллектив, качественная продукция, известная в стране, дружная комсомольская организация, воспитанная в лучших идеологических традициях.

Но поработать молодому специалисту пришлось недолго: вскоре его призвали в армию. В полку готовили бригаду, которая должна была ехать в Китай помогать китайским солдатам и офицерам осваивать материальную часть зенитных орудий. Авхимков получил звание сержанта, должность командира зенитного орудия и был включен в эту бригаду.

Ехали в Китай налегке, — вспоминает Авхимков, — техника была отправлена заранее. Нас, около сорока человек, одели в штатские костюмы, как туристов: дали плащи и шляпы и распределили по разным вагонам и купе. В Пекине с нами побеседовали в советском посольстве, передали китайскому командованию и вывезли за пределы китайской столицы. Там нас одели в китайскую военную форму, и мы стали почти, как китайцы. Во всяком случае, издали было не различить. До сих пор помню свою переводчицу. Маленькая такая, звали ее Ен Су Ши. Она два года изучала литературный русский язык. И вот я с этой переводчицей хожу на занятия и усердно объясняю китайцам, где у зенитного орудия затвор, гдествол, гдеопора. И показываю, как правильно посадить орудие на грунт. Ен Су Ши старательно пытается перевести то, что я говорю по материальной части орудия. Но чувствую, что ее собратья почти ничего не понимают.

Показываю рисунки и чертежи. Думаю, что уж теперь-то все понятно. На следующий день прихожу, а мои ученики, оказывается, снова ничего не поняли и требуют повторить пройденное. Опять целый день объясняю, а на завтра — результат тот же: снова никто не понял. И тут я заподозрил, что литературный русский Ен Су Ши не совпадает с моим техническим. Точно! Девушка чуть ли не со слезами призналась, что от нашей речи у нее плавятся мозги: «Я не могу понять!пожаловалась она, — У вас пушки, а вы называете ихбатарея, у вас на плацу солдаты, а вы кричите им: батарея, шагом марш! Живых людей и машины вы называете одинаково?» Пришлось мне технические термины учить по-китайски.

После армии Авхимков вернулся на «Рабочий металлист». В двадцать восемь лет вступил в коммунистическую партию. И ему, как молодому коммунисту, тут же дали самое ответственное поручение: возглавить комсомольскую организацию цеха. А потом и первичную цеховую партийную организацию. Вскоре его избрали членом Заволжского райкома партии.

Любовь по плану

В 1958 году, работая на заводе мастером, Авхимков поступил на вечернее отделение Костромского технологического института, на специальность «Технология машиностроения». Жил в общежитии, в комнате на четверых. Все парни работали, учились, и как-то не заметили, что засиделись в женихах. У всех были свои планы на жизнь. У Авхимкова, к примеру, были даже не планы, а принципы. Он ни одной из знакомых девушек не обещал женится. Мол, дал слово после службы в армии закрепиться на работе, подготовиться к поступлению на заочное отделение вуза, поступить, закрепиться в институте, потом начать работать и закрепиться на предприятии.

Девушки пересчитывали, сколько лет уйдет на исполнение его планов, и не верили ему. Когда, наконец, Эдуард выполнил все намеченное, и решил, что пора жениться, написал в Липецкую область девушке, которую рассматривал в качестве своей будущей жены: «Хочу изменить свой образ жизни». Она ответила, что знает его характер, а поэтому в серьезность его предложения не верит и свой образ жизни вместе с ним менять не собирается.

Эдуард такого ответа не ожидал. И тут случайно встретился со своей землячкой Прасковьей. Как он сам рассказывает, по пустяковому поводу: она окончила тот же могилевский техникум, что и он. Но постепенно парень понял, что хочет видеть свою землячку не только для того, чтобы обсуждать с нею последние новости из родных краев.

Прасковья оказалась мягкой по характеру, спокойной. Она легко приняла условие своего будущего мужа: прежде всегоработа, а все остальноепотом. Она с первых дней совместной жизни знала: не надо задавать лишних вопросов. Причем, вопросы о зарплате в семье тоже считались лишними. Когда Авхимков работал на заводе, получал 240 рублей в месяц. А пошел на повышение по карьерной лестнице и стал секретарем райкоманачал получать 160 рублей в месяц.

На партийной работе

После окончания института Авхимков, как говорится, спал и видел себя инженером. А пришлось стать партийным работником.

В 1965 году на районной конференции Авхимкова избрали секретарем Заволжского райкома партии. Он сразу включился во все дела. В строительстве автомобильного моста через Волгу принял участие на второй месяц после того, как стал первым секретарем Заволжского райкома партии. В декабре 1965 года он вместе с инициаторами возведения — первым секретарем Костромского горкома партии Николаем Степановичем Тихомировым и председателем Костромского горисполкома Виталием Федотовичем Широковым — забил колышек в том месте, где потом разместилась база мостостроителей.

С этого момента во всех своих рассказах и воспоминаниях о работе Авхимков заменил местоимение «я» на местоимение «мы». Я просила его как-то выделить свою личную роль и личный вклад, но безрезультатно. Он говорил, что выделить практически невозможно, потому что партийная работа — это коллегиальные решения и совместные усилия по выполнению этих решений. Единоличные решения, как я поняла, партийным руководителям ничего, кроме проблем с вышестоящим начальством и с собственным здоровьем не приносили.  

— Надо было, — вспоминает Эдуард Васильевич, — найти профессиональных мостостроителей, уговорить их приехать в Кострому и разместить. Обратились с просьбой к руководителям крупных предприятий выделить по нескольку комнат в их общежитиях. У них же просили и самые необходимые производственные мощности. Потом мостостроители сами построили для себя жилой дом. Мост возводили сразу с двух берегов. Работали в три смены. Навстречу друг другу ставили бетонные «птички», закрывали пролеты. Ночью река расцветала сварочными огнями..

После окончания Высшей партийной школы Авхимков — в аппарате Костромского горкома КПСС, а через четыре года избран председателем Костромского горисполкома Совета народных депутатов.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                               

Жилищное строительствоглавный вопрос, который решала команда Авхимкова. Финансов хватало. Не хватало материальных ресурсов и строительных мощностей. Но   всегда помогали предприятия. И Кострома, несмотря ни на что, ежегодно сдавала один или два новых детских садика, школу.

Когда я пришел работать в горисполком, — вспоминает Авхимков, — моя жена сказала, что это конец моей жизни, что я не выдержу такой нагрузки. Но я отработал пять лет и возможно, работал бы дальше. Но началась перестройка. Мы с нею общего языка не нашли. Однако мне до пенсионного возраста не хватало трех лет, надо было чем-то заниматься. Председатель облисполкома Альвин Евстафьевич Еремин предложил курировать капитальное строительство. Так что свои предпенсионные годы мне удалось поработать в радость. И дороги строить приходилось. Шестьсот двадцать девять километров построили в один из «моих» годов на северо-востоке области.

Кира ЛЕНКО